cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » детская


детская

Сообщений 41 страница 55 из 55

1


В склоне, в котором почва перемешана с насыпью крупных булыжников, виднеется небольшая темная расщелина, ведущая в детскую. Изнутри палатка достаточно небольшая, в ней царит уютная полутьма и витает сладкий молочных запах. Стены каменистые, но большая часть них обросла густыми мшистыми наростами, что не позволяет поверхности холодить тела матерей. По кругу расположены их уютные папоротниковые гнездышки. У выхода обычно лежит принесенная отцами добыча или целительские травы, необходимые королевам.


0

41

— Гадости? Знаешь, время ещё умнее делает иногда. Но раз уж гадости, то это явно не твой случай, Цвето-о-очек, — его повалили, укусили, но рот не заткнули. Никакой предусмотрительности у этих милых родственников нет. Буро-белый ехидно фыркнул, щуря небольшие глазки на брата. Погодите-ка. Уже второй раз за один лишь день мучают хвост Искринки! Принимая данный факт во внимание, на угрозы подбежавшей трёхцветки поименованный лишь выразительно морщится.

— Никакого воо.. воображения, надо же, — вспомнив несомненно весёлое слово, на кое взрослые при всяком удобном случае списывали выдумки младших, котёнок смешливо повёл ушами. Так, кажется пора бы встать. А то Ужик с Цветиком так и норовят сегодня что-нибудь с ним вытворить. Впрочем, не они последние.
Хрусталик всё-таки проснулся. И, явно каким-то волшебным образом походя скинув заспанный вид, уже глядел на мир с высоты.
— Хрусталик сказал, чт… — привычные объяснения белый прервал, собственническим жестом забирая Искринку из интересного общества сестры с братом. На что Речной лишь лучезарно последним улыбнулся и подмигнул.
— А ты станешь засо-о-оней, — тихо протянул котёнок, разминая одну из лапок.

— Пойдём-ка. Спорю на все огоньки с неба, что ты ещё не был в той странной палатке, откуда пахнет иначе, — и загадочно сделал акцент по последнем слове. Первый выход на главную поляну, имевший место быть совсем недавно, оставил неизгладимое впечатление в памяти Искринки. Но более всего его привлекла манящая странными ароматами пещера, находящаяся чуть поодаль. Увы и ах, пуститься в столь дальнее путешествие буро-белому не дала мягкая, на тяжёлая лапа Пантеры.

+3

42

Занимаясь речными котятами и параллельно общаясь с Лункой, внимание Пантеры к другим котятам непроизвольно уменьшилось. Черная кошка любила заботиться о малышах, но всячески пресекала гиперопеку со своей стороны. Она растила не домашних кисок, а будущих воинов. Так что давала подопечным некую свободу, хоть и в рамках лагеря. Ей было важно, чтоб котята учились думать и принимать самостоятельные решение, но при этом оставались послушные лидеру – сейчас ей как королеве, в дальнейшем своему наставнику и само собой лидерам племени. К Пантере прижался Паучишка. Он увидел новых обитателей теплого живота кошки, и, судя по сморщенному носику, они ему не понравились.
- Пантера, кто это? Что происходит?
Черная кошка провела языком по всем троим речным котятам. Она уже собралась ответить, но заметила, что брат и сестра Паучкишки нет в палатке.
- Это речные котята, и пока их мама болеет – они будут жить с нами. Так, Паучишка, сходи на поляну и приведи Песенку с Колосочком. На поляне слишком много взрослых, вы будете им мешать. И как можно скорее!
Котенок выскочил на поляну. Пантера мысленно стала считать. Если троица не вернется к назначенному времени – придется отлавливать их самостоятельно. Или… Попросить об этом Лунку, которая, кажется, даже немного смутилась – после того как Пантера с радостью приняла ее помощь. Кошка покачала головой, переводя на наставницу уставший взгляд.
- Иногда мне кажется, что я ращу не только всех котят грозового племени, но и всего леса!
Пантера была согласна с Лункой, лизнув наставницу в ответ – словно у них был период вылизывания. Орех сможет вылечить Громика. И Черняка. Королева переживала за обоих сыновей, но Черняк… В нем она видела свое отражение, и в душе малыш был таким же любимчиком, как Хрусталик. Но если второй за свою хрупкость, то в первом она видела себя. Черняк обязательно станет таким воителем, каким Пантера не сумела стать.
Кошка размышляла над словами наставницы, подметая хвостом землю.
- Орех наверняка найдет травы, и поставит всех речных на лапы. Ума не приложу, откуда взялась эта хворь. То ли наши из леса принесли, то ли речные… - не хотелось никого делать виноватыми, но если все же дело в соседях, и по их вине погибнет хотя бы один котенок… Кошка зажмурилась, она гнала от себя дурные мысли – хотя Лунка наверняка все прочитала на мордочке подопечной.
Тем временем речные котята проснулись и начали во всю развлекаться. Пантера следила за ними краем уха, зная, чем такие игры обычно кончаются – желанием поскорее выйти на поляну. Черная кошка с радостью бы прогуляла детей, но не сейчас. В игру включился Хрусталик – Пантера уже начала замечать, как сильно сынок привязался к Искринке. Кошка лизнула затылок белоснежного сына.
- Не груби, малыш, я же тебя просила, - мурлыкала кошка, отчего предупреждение вышло совершенно не грозным. После чего подняла голову.
- Дети, на улицу выходить по-прежнему нельзя. Иначе вы заболеете. Вы же не хотите попасть в палатку к Ореху? Больным котятам нельзя играть в игры – только лежать, и есть невкусные травки. Так что будьте умницами и послушайте историю…
Но затем Пантера выразительно посмотрела на Лунку.
- …которую вам расскажет Лунка! А я принесу еды.
Поднимаясь, королева потерлась щекой о щеку подруги.
- Я быстро, я только заберу котят Малютки и возьму нам поесть.
Подмигнув подруге, черная королева поспешила скорее справиться с заданием.

/Главная поляна/

+6

43

Лунка вдохновлённо наблюдала за тем, как Пантера мастерски управляется с котятами, подбирает нужные слова, умеет привлечь их внимание, и восхищалась своей воспитанницей. Этому она её не учила, но определённо у кошки получалось быть королевой, может быть, даже самой лучшей во всех племенах. Придёт время, и я буду учиться у неё, спрашивать совета и просить поддержки. Судьба - странная штука...
Однако мысли о болезни явно ухудшили настроение молодой матери, отчего Лунка мысленно отругала себя за такую неосторожность. Не стоило вообще заговаривать на эту тему.
- Ничего, я вот тоже часто болею, но целители всегда приводят меня в порядок. Вряд ли этот Кашель чем-то отличается от того, которым болеют многие коты в Юные Листья, - старшая воительница уверенно качнула головой.
Но вдруг Пантера поднялась на лапы и засобиралась наружу, оставляя присмотр за малышами на свою бывшую наставницу. Та оторопела и даже не смогла ничего сказать, как королева уже скрылась снаружи.
- Историю, значит... - Лунка с самым сосредоточенным выражением мордашки обернулась на котят и ещё несколько секунд разглядывала их, будто видела впервые, хотя времени в детской провела предостаточно, и эти малыши практически выросли у неё на глазах. - Что ж, есть у меня один поучительный рассказ. Думаю, вам понравится.
Лунка улыбнулась, приманивая котят к себе хвостом, чтобы они уселись вокруг неё. В голове постепенно формировалась история на основе того, что кошка слышала очень давно, еще будучи ученицей, от старейшин, и дополнялась какими-то новыми фактами, заполняющими пробелы. Наконец, поймав на себе взгляды котят, Лунка тихонько выдохнула и заговорила. Неужели я так стара, что уже рассказываю сказки молодому поколению? И не королева, и не старейшина... Странно это всё.
- Было это давным-давно, никакой старейшина уже не расскажет доподлинно, что в то время случалось. Тогда Воинский Закон ещё не придумали, и коты жили в племенах не так, как теперь, - Лунка сделала паузу, сама пытаясь представить такой мир - без Закона, границ, Советов. Удивительно. - Я расскажу вам о простых воителях, которые жили в разных племенах, но были очень дружны. Они часто вместе охотились и гуляли. Звали их Хрустогрыз, Искромётный, Змеелапая и Пестроцвет.
В глазах Лунки заплясали весёлые искорки, она сделала небольшую паузу, еле сдерживая улыбку, но потом продолжила, переводя внимательный взор с одного котёнка на другого. Ей непременно хотелось видеть реакцию каждого.
- В один особо суровый сезон Голых Деревьев племя Хрустогрыза голодало, дичи едва хватало на королев и котят. И тогда он решил попросить помощи у своих друзей. Они, конечно, не отказали, ведь Хрустогрыз часто их выручал, и все они очень его любили. В одну ночь Пестроцвет, Искромётный и Змеелапая выбрались каждый из своего лагеря, прихватив немного еды из общей кучи. Конечно, на следующий день предводители всех племён не могли не заметить изменений. Змеелапая и Пестроцвет признались, что они были очень голодны и съели больше, чем им полагалось, ночью, а Искромётный умолчал обо всём. Хрустогрыз уверял, что наловил столько добычи ночью, но ему почти никто не верил.
Лунка нахмурилась, мысленно осуждая подобный поступок, но затем продолжила уже с более миролюбивым выражением лица.
- Слухи быстро распространялись, и буквально через пару дней везде уже догадались, что дичь из трёх племён внезапно оказалась в куче одного клана Хрустогрыза. Всё чуть не кончилось войной, но друзья быстро сообразили, что лучше признаться и понести наказание. Конечно, после искренних извинений их простили, однако этот случай был не единственным, когда воители пренебрегали порой благополучием соплеменников ради друзей из других племён. Так вскоре начали создавать Воинский Закон, который позволяет сейчас нам правильно расставлять приоритеты, - Лунка важно покачала головой, намекая, что на эти её слова стоит обратить особое внимание. - Коты из двух племён могут дружить, однако соплеменники и их благо всегда должны быть важнее. Но у этой истории есть и другой смысл - ради друга можно поступиться многим, даже своей безопасностью, порой друзья - это самое ценное, что есть у нас в жизни. Не забывайте о таких важных вещах, - кошка улыбнулась, завершая повествование и переводя дыхание. Ей невероятно понравилось сидеть перед малышами и ловить на себе внимательные взгляды, стать для них чем-то важным, хотя бы и на несколько минут. Она ждала, что теперь посыплются разнообразные вопросы или начнутся ярые обсуждения.

+9

44

Белый здоровяк отталкивает Цветика и делает его злым и пушистым. Он кривится от коверкания своего имени, с отвращением наблюдает за тем, как здоровяк говорит с Искринкой. Хочется уйти от этого всего на улицу и заняться другими важными делами, но огромная черная кошка обламывает его и заставляет слушать какие-то сказки. Цветик уходит обратно на свое место, зевает и часть рассказа слушает в полудреме. Говорят про каких то друзей, что они самые ценные в жизни (порой). Что такое друзья, есть ли они у Цветика? Лунка говорила про совместную охоту и прогулки, но Цветик даже охотиться не умеет, а гулять не разрешают. Значит и дружить он ни с кем не может. От этого осознания стало грустно на душе, как будто у него отрезают целый ряд крутых возможностей. Котенок лежал на спине и смотрел сквозь узкие щелочки на ветвистые узоры меж камней на потолке палатки. В нос впивался  смешанный запах пушистого окружения и Цветик не мог никак представить, какие там еще травы могут быть хуже этого. Как же теперь быть, если нельзя выходить на улицу? Цветик обязан был продумать план побега, но его размышления медленно перетекли в сновидение, где на синей-синей поляне дружные котята прыгают и охотятся на летающие камни, пытаясь прокормить племя.

Отредактировано Цветик (2018-04-23 00:37:47)

+2

45

Качнув кончиками длинных ушей, Хрусталик вжал голову в плечи, пытаясь уйти от материнской ласки.
    — Я еще и не начинал, - невозмутимо выпрямив лапы, крепко удерживая между ними младшего, он откинулся, задирая мордочку и округляя на Пантеру светло-голубые глаза - куда ты..? Тихий недовольный выдох, полный скрытого раздражения уже прочно засел в его повадках, сощурившись, он проводил мать взглядом, после выжидающе глянув на ее трёхцветную подругу.

    — Отец обещал мне этот огонёк, - с воодушевлением Хрусталик перескочил на другую тему, даже не задумываясь, что брату она может быть и не по нраву - звёздный воин, который будет служить только тебе! Как думаешь, нужно ли вообще проходить это нудное обучение, если у тебя будет такой?

Наконец отпустив Искринку, белоснежка лениво перекатился на другой бок, вытягиваясь во всю длину и злобно зыркая на каждого, кто осмелился бы нарушить неприкосновенность его личного пространства. Маленькая и чудная Лунка ему нравилась, но отчего-то котёнок сомневался, что истории из ее арсенала заинтересуют его.

Имена, перечисления, скучные вещи вроде закона - по-началу Хрусталик слушал вполуха, деловито вгрызаясь в свои, хоть и прозрачные, но длинные и изогнутые коготки, которыми он так страшно гордился. Как он и ожидал, рассказ оказался донельзя бестолковым, но, из симпатии к старшей кошке и, разумеется, в память о некоторых поблажках, белоснежный лишь снисходительно закатил глаза, оставив множество неизменно правильных комментариев при себе, скосив взгляд на внимательно слушающего Искринку.

   — Как вообще можно дружить с котами из других племен? Этот Хрустогрыз, конечно, не такой глупый как остальные.. Додумался их использовать, - сонно пробормотал, завершая раскатистым зевком. Повествование, каким бы нелепым оно ни было, хорошо убаюкивало, особенно олицетворенное приятным голосом рассказчицы. Вслепую нащупав шерстистый бок младшего, Хрусталик подтянулся, укладывая на него вытянутую мордашку.

+6

46

— Вообще-то, — с выразительной важностью начал пояснять маленький буро-белый комок, — туда мы и хотим попасть. Травы ведь можно не только есть. О них можно узнавать! — увы, добрая слушательница в морде любимой матери ушла восвояси, заставив Искринку недовольно сморщить нос. Им, значит, нельзя было на главную поляну, а взрослые ходили, куда хотели. Впрочем, от неприятных мыслей котёнка оперативно отвлёк Хрусталик.

— Разве можно заставить служить звёзды? — вопросом на вопрос отозвался почти-полосатый, задумавшись.
— А обучение, скорее всего, всё же придётся проходить. Такие воины жили в прошлом и могут не знать чего-нибудь новенького. Наверное, — цепочка рассуждений была готова уйти в дальние дали, но оставленная с мелочью большая кошка с забавным окрасом, Лунка, начала рассказывать историю. Историю! Едва ли не подпрыгнув счастливо, Искринка весь обратился в слух.

— Но Лунка! Племена существуют только из-за Закона, разве нет? — и тотчас озадаченно перебил старшую. Со стороны послышалось недовольно шиканье, заставившее буро-белого обиженно нахмуриться. Ла-адно. Об этом можно спросить и потом.
— Хрустогрыз, Искромётный, Змеелапая и Пестроцвет, — ничего себе, какие у воителей сложные имена бывают. Их тоже назовут очень-очень длинным странным словом? Погодите-ка. Искромётный. Пестроцвет. Котёнок еле слышно прыснул, теперь глядя на Лунку с искренней улыбкой. Вот у кого точно есть воображение.

Ради друга можно поступиться многим. Пока что голубоглазый невольно посмотрел на зевавшего рядом Хрусталика. Да, определённо можно. Ведь друг это кто-то очень-очень близкий, кто-то разделяющий с тобой новые открытия и выручающий в трудную минуту. А ещё это тот, кто точно не побоится небольшой игры или соревнования — тёплая мысль воскресила в памяти все небольшие споры со старшим белым котёнком. К слову о последнем. Почти над ухом внезапно послышалось мерное сопение.
— Лунка, — шёпотом произнёс Искринка, стараясь не разбудить длинномордого, — спасибо, — и улыбнулся трёхцветной кошке. Спать? Не особенно хотелось, однако вид притихшего ушастого друга навевал спокойствие. Речной положил голову на лапы, прикрывая глаза.

+5

47

Начало игры
Время от времени было можно найти себе какое-то развлечение, но редко оно радовало маленькую Щучку подолгу. Как-никак, вкусы у неё, у нашей Щучки, не совсем обычные, поэтому и занять её было относительно других котят чутка труднее. Тем не менее, взрослых она иногда заслушивалась. Конечно же, только если они рассказывали что-то интересное, например, про какую-то знатную драку или целую войну, про путешествия, про катастрофы... Остальное слушать было скучно.
Остаётся что? Верно - играть! Но довольно скоро, даже к первом месяцу своей жизни Щучка поняла, что не все любят её игры. Она очень любит кусаться, но никто вокруг почему-то не любил, когда его кусали. Из-за того, что никто её интересов особо не разделял, Щучка часто скучала, а, когда всё-таки навязывала кому-то игры с собой, другие котята начинали орать, отмахиваться и жаловаться взрослым - тогда Щучку наказывали, и ей было ещё более грустно, чем до попытки поиграть. Пёстрая кошечка валялась на боку чуть поодаль практически всё время, пока в палатку не заходил кто-то интересный и не приносил с собой что-то интересное.
Лунка вещал что-то сегодня. Остальные котята, в том числе и постарше, те, кто и был из этого племени собрались вокруг и даже участвовали. Чуть проспав и не до конца ощущая силу в маленьких пятнистых лапках, Щучка не поспела в первые ряды и тут же раздумала идти совсем - делать там, уверена была она, уже было нечего. Сладко зевнув во всю свою пушистую мордочку и почавкав пересохшими после сна губами, будущая воительница неторопливо, но с бодро поднятом хвостиком приблизилась к остальным. Повторно заключив, что делать там нечего, Щучка только ещё раз оглянула детскую и очень быстро нашла спящего Цветика, который так щедро предоставил на обозрение ничем не защищённую ягодицу - одно из любимых мест Щучки, куда можно было сделать кусь. И тут же на пёстрой мордочке появилась небольшая хитрая улыбка, а маленькие лапки уже бегом и вприпрыжку понесли её навстречу заветному.
- Цап! - не стесняясь громким недо-криком помешать другим в детской дальше разговаривать свой разговор, Щучка озвучила, что собиралась сделать.
Во время небольшого прыжка котёнка, Щучка сама уже так ярко представила, как сочно куснёт за ягодицу, что на белую-белую шерсть котёнка даже капнуло немного слюны, будто бы Щучка неслась так на что-то слишком вкусное, чтобы сдержать все капельки при себе. Ни сон Цветика, ни разговоры в детской не казались пёстрой кошечка важнее её кусь: в преддверии того, как её маленькая котячья пасть сомкнётся на ягодице брата, совершенно перестала думать о том, что историю ей не рассказали (нет, не важно, что слушать могли все), а старшие котики сказали, что не понимают, как можно дружить с кем-то из других племён.
Передними маленькими мягкими лапками Щучка приземлилась прямо на заднюю част тела Цветика, а маленькая пасть с яростью бывалого воина на охоте на опасную дичь вонзилась в пушистую белую шерсть, яростно терзая ту. Стараясь грозно порыкивать и не задохнуться от такой шерсти одновременно, Щучка потрепала попу брата из стороны в сторону и оставила во рту, не отпуская.

+1

48

Кошечка бросила равнодушный взгляд на Хрусталика и хмыкнула. Влез не в свое дело, возомнил себя непойми кем. Ну и славно, пусть Искринка теперь валяется с ним в пещере, а они с Цветиком обязательно отправятся на поиски приключений. Ужик обернулась на младшего брата и, подвернувшись под лапы вставшей Пантеры, с писком недовольно посмотрела на приемную маму.
- Куда, куда ты? Пантера.. - Малышка посмотрела в спину черной кошки и обернулась к Лунке. Воительница была видимо слегка удивлена свалившейся ответственностью, но быстро нашлась и начала рассказывать. Пятнистая кошечка быстро подошла к большой кошке и с интересом воззрилась на ее нос. Черное пятно на морде было удивительным и очень темным. Крупные ушки трепетнули. Она даже не заметила, как поставила свою крошечную лапку на лапу Лунки.
Внимательно слушая рассказ, Ужик рисовала в своем сознании образы друзей-воителей. Хрустогрыз представлялся таким большим котом с мощной челюстью и крупными зубами, однако тощим из-за голода. Искрометный принял облик очень красивого и горделивого кота с пышной грудкой, а Змеелапая стала тонкой и длиннолапой, великой охотницей на змей. Пестроцвет имел темную шкуру и подпалинами и был очень мощным. В глазках зажглись искорки.
- Лунка! А воителей наказали за честное признание? - Кошечка задумчиво опустила взгляд на свою лапку и, ойкнув, убрала ее с лапы воительницы. - За честность можно понести наказание? А.. ваше племя накажут за то, что вы помогли нам? - Ужик просчитывала варианты вопросов, желая выдать сразу все самые интересующие. - А кто наказывает? Предводители? Разве ваш предводитель не хотел помогать речным?

+3

49

офф

перемотка времени, все котята уже у целителя

Детская очень скоро опустела. Болезнь не щадила самых чистых и невинный созданий. Лунка денно и нощно молилась сначала о хрупких Речных малышах, что были слабы только от того, что их мать была слишком молода, а потом и о детях Пантеры, которые следом за Громиком, один за другим, переселились в палатку Ореха. Старшая воительница, как умела, утешала несчастную мать, проводила с ней всё время, почти не выходя из яслей, и всё же разве можно было найти подходящие слова? Их просто не существовало.
Лунка очнулась от очередного кошмара. Слишком реалистичны были мёртвые и умирающие фигуры соплеменников, до сих пор стоявшие перед глазами. Неужели целители допустят это? Они так молоды оба. Пусть вдвоём намного легче находить выходы, но как же опыт? Даже Незабудка была слишком юна, что говорить об её ученике? Тревога вновь заполняла сердце кошки. На её мордашке отразилась боль и безнадёжность, когда она снова окинула взглядом пустующую детскую. Слишком долго котята болеют, а может... они уже не болеют? Лунка вздрогнула от ужаса.
Кошка медленно умылась, приведя всю шёрстку в порядок. Мрачные мысли не покидали её разум, воительница всё переживала за малышей, за Пантеру, за других соплеменников... Она не хотела больше оставаться в этих стенах, прятаться от хвори, как наказал Светомур. Если на то воля предков, я встречусь с болезнью снова. Не могу я отсиживаться, пока котята страдают.

>>> главная поляна

0

50

главная поляна >>>

Сон сморил Лунку на главной поляне, а очнулась от дрёмы она лишь от тупой боли в животе. Рассеянно замотав головой, пытаясь найти источник удара, воительница вся сжалась в попытке защитить неродившееся потомство. Но именно оно было источником боли. Эта мысль, пронзившая разум, заставила кошку охнуть и медленно подняться на лапы. Поляна к этому времени уже заметно опустела, были отосланы патрули, кто остался, те прятались в палатках от зноя, так что пёстрой круглобокой королеве не составило труда, пошатываясь, добрести до палатки целителя, не привлекая излишнего внимания.
- Орех? - но целителя не оказалось на месте.
Лунка закусила губу, чувствуя, как подступает паника. Мысленные убеждения не помогали теперь, когда рядом не было ни Светомура, ни Ореха. В голове крутились обрывки воспоминаний о всех родах, что она застала. Я справлюсь. Пантера справилась, и Кора, и Зяблица. Через это все проходят. Она настойчиво отгоняла вязкую, липнущую мысль о Каракурт.
То и дело опираясь на валун или крепкую стену палатки, Лунка добрела до детской, облегчённо находя ту пустующей. Тупая боль в животе не давала отвлечься, королева осторожно опустилась на самое дальнее гнёздышко. Мысли лихорадочно бегали от кошки, мельтеша и заставляя окунаться в пучину страха с головой. Все советы Ореха забылись, как только воительница осознала происходящее. Единственным просветом в окутанном паникой разуме были мысли о Светомуре, которого не было рядом. Она не знала, где возлюбленный, и оттого пугалась ещё больше.
Хорошо. Хорошо. Сосредоточься. Это твои дети. Нужно привести их в этот мир. С помощью предков. Тяжело дыша, кошка откинула голову на моховое гнёздышко, никак не понимая, почему так ужасно болит живот. Что-то подсказывало, что всё идёт не так, как положено. Лунка едва слышно зашептала слова молитвы, взывая к звёздам. Ей было страшно, но мольба позволяла немного развеять мрак одиночества. Они скоро придут. И Орех, и Светомур. Куда они могут уйти надолго? Никуда. Ни-ку-да...
Воительница поморщилась от волны боли, с новой силой запульсировавшей в животе. Кошка тихо заскулила и свернулась в клубок, пытаясь заглушить её, прийти в себя, сосредоточиться на том, что было сейчас самым важным во всей её жизни. Так должно быть?.. Должно быть? Предки, пожалуйста... Зажмурившись, она уже не смотрела с надеждой на вход в ясли, лишь пыталась понять то, что происходило внутри неё. Котята перестали шевелиться, и это почему-то привносило немного спокойствия в рвущуюся в буре сомнений и страхов душу старшей воительницы.
Новое ощущение, единственное, не вызывавшее паники, заставило Лунку охнуть, захватывая пастью больше воздуха. Почему-то сейчас она была точно уверена в том, что начались схватки. Кошка приподняла голову, тревожно оглядывая свои круглые, высоко вздымающиеся от учащённого дыхания бока, и заметила окроплённую алыми каплями шерсть на хвосте и задних лапах.
- Ох... так должно?..
Воздух с шипением вылетел из уст. Внезапно накатившие схватки вынудили до боли в висках стиснуть челюсти. Дышать. Дышать и тужиться. Я знаю. Диалог с собой должен был успокаивать, но добавлял в ситуацию лишь больше истерики. Хрип сопровождал каждый тяжёлый, почти судорожный выдох. Боль, казалось, не прекратится, королева была уверена, что чувствует два её очага. Один - правильный, нестрашный, нормальный - в области таза, порождённый схватками, другой - тревожный, более острый, ноющий - немного выше в животе.
- Тише-тише... мама старается... - котёнок готов был покинуть утробу. Лунка понимала, но никак не могла взять в толк, почему не получается.
Сложно было сказать, сколько прошло времени. Паника больше не нарастала только потому, что уже была на пределе. Глаза слезились то ли от боли, то ли от страха за котят. Лунка понимала, что что-то идёт не так. Дыши. Дыши. Нужно просто постараться. Глаза застилал туман, а единственными мыслями, которые разбирала королева в царящем в голове хаосе, были тревоги о детях. Она не могла их потерять. Так ужасно потерять своих детей. Детей Светомура. Она будет ненавидеть себя до самой смерти. Она слишком их любила ещё до того, как они увидели свет. Не укрывшаяся в туманном сумраке часть подсознания оставалась во власти паники. Ничего более не было в разуме кошки.
С обессиленным всхлипом Лунка почувствовала облегчение. Комочек шлёпнулся на подстилку, и расстояние до него казалось таким далёким, что горячие слёзы снова намочили шерсть на щеках. Королева попыталась подняться, подтащить к себе первенца, но как только сделала это, новая волна боли захлестнула её. Некоторое время Лунка лишь тяжело дышала, пытаясь прийти в себя и увидеть хоть что-то сквозь пелену тьмы. Схватки ненадолго утихли. Немного придя в себя, кошка с ужасом ощутила тёплую лужу у задних лап. Кровотечение.
- Иди... к маме... - стиснув зубы, кошка подтащила к себе новорождённого, из последних сил пытаясь оставаться в сознании. Пока она видела этот окровавленный недвижимый комочек, не могла потеряться в омуте.
Недвижимый? Нет-нет, нет. Отдышавшись, Лунка перекусила пузырь, но не нашла в себе сил вылизать котёнка. Лишь подобрала его ближе к себе лапой, прижимая к животу.
Снова схватки. Ещё один котёнок. Кошка переживала всё по новой с одним лишь единственным различием. Где-то у живота она ощущала тепло котёнка и молилась предкам, чтобы это было его тепло, а не материнское. Густой, забивающий нос запах крови уже наполнил детскую. Лунка периодически проваливалась во тьму, и словно просыпалась каждый раз, когда мысль о котёнке каким-то чудом находила путь к светлому участку разума. Толчок - новорождённый шлёпнулся в пропитанный кровью мох.
- Всё хорошо, хорошо... - боль притупилась, но это было обусловлено лишь потерей контроля над органами чувств. Скорее на ощупь, нежели взглядом королева нашла второго котёнка и подтащила ближе.
Но сил помочь ему уже не нашла. Охнув от внезапной рябящей темноты, застлавшей взор, Лунка ослабла. Пёстрая лапка неловко вытянулась, разделяя двух котят, а нос ткнулся в край гнёздышка. Хрупкое, истощённое родами тело нелепо распласталось на потемневшей подстилке.
Она всё думала о детях, цеплялась за эти последние мысли, не находя более ничего важного в своей жизни. Она даже смогла вспомнить все имена, которые успела придумать, мгновением пролетевшие в памяти. Так хотела остаться с ними. Хотела стать матерью. Но сейчас даже не была уверена, живы ли малыши.
Последним проблеском была мысль, что она любила их больше всех на свете. И даже тьма, застывшая в глазах, не могла поубавить этой любви.

+12

51

начало игры

Все начинается с калейдоскопа ярких пятен из-под закрытых век подслеповатого котенка. Маленькая, влажная мордочка, которая никогда не сможет запомнить два самых важных прикосновения шершавого языка, тянулась выше, выше и выше. Котенок вздрогнул, почувствовал, что жизнь началась.
И глубоко, протяжно вдохнул, раскрывая легкие в хрупком, облепленном мокрой шерстью тельце. Буро-белый котенок, которому кто-то даст имя Берёзка, встрепенулся и почувствовал прилив сил в крохотных лапках. Издав боевой (на самом деле, испуганный) писк, первенец несчастной Лунки потянулся к материнскому животу, прижимаясь бочком к пока еще теплому брюшку красавицы-королевы. Нащупав источник пиши, малыш впился с недюжинной силой, пихая недвижимый живот Лунки маленькими, требовательными лапками: просыпайся же, ну, просыпайся.
Накорми меня, согрей меня.
Кто-то наступил на крохотный хвост будущего Берёзки, и сквозь зажатый во рту сосок малыш протестующе пискнул, первый и последний раз пробуя на вкус материнское молоко. Сестра - или брат? - оказались слишком близко, и кроха, движимый лишь инстинктами, почувствовал, как внутри разразился настоящий моторчик. Буро-белый малец с горем напополам наелся, отчего-то возмущенно пискнул и съежился комочком под передней лапой замеревшей кошки. Уткнувшись носом в густую белую шерсть, мальчишка, наверное, улыбался бы, ощущая себя как никогда живым.
Живой.
Меня все еще греет мама.
Я сыт и обязательно, обязательно буду счастлив.

+5

52

► главная поляна

Из темноты разило кровью. Зверолапа напряглась, по очереди дергая белесыми усами, улавливая малейшие колебания воздуха. Заглядывая в проход, ее глаза различили в пустынном, мрачном и затихшем месте, ранее таким родным и теплым, светлых мех старшей воительницы, неподвижно уткнувшейся в подстилку в полном одиночестве.
- Лунка?
Тишина в ответ. Ученица порываясь войти, замерла в двух шагах, различив сперва писк, а затем и копошение в длинной шубке, судя по всему, разродившейся королевы. Догадка пронзительным когтем проткнуло нутро и кошка подлетела к сплющенной мордочке королевы, приподнимая отяжелевшую голову за подбородок и укладывая ровнее. Зверолапа знала - важнее жизнь взрослой особи, способной к воспроизводству и самостоятельному существованию, нежели беспомощные новорожденные котята, которые и суток не проживут без своей матери. Приоритет ясно очевиден и Зверолапа на мгновение застыла, сосредоточенно всматриваясь в остекленевшие глаза воительницы. Замшевые ростки моховой подстилки и птичий пух, раскиданный в одиночном гнездышке, шевелился вовсе не от дыхания королевы. Бурая приложила лапу к точенной шее, нащупывая проблески пульса. Оруженосец убрала лапу, с прискорбием зажмурившись; Нет, с матерью все было кончено.

Она и ее семья не была близка с королевой, отнюдь. Полосатка не разговаривала, не пересекалась с ней в обиходной жизни двух племен в Грозовом лагере. Но от чего такая боль? Словно дежавю, в памяти всплыло едва ли не первое впечатление, которое Зверолапа познала, выйдя из детской: Такой же белый, такой же поломанный болью, истощенный труп Каракурт. Ее глаза распахнулись.

Один из котят пискнул. Зверолапа, замешкавшись в осколках подсознательных воспоминаний, метнулась к животу королевы. В слабом копошении мокрое тельце коснулось лапы, ученица рефлекторно отдернула пальцы, рассеяно растопырив пятерню. Остуженный. Сейчас она даже жалела, что не способна ощущать самые тонкие грани прикосновений, не понимая, где может причинить боль, неудобство, жесткость. Но рефлексы действовали за нее, ограничивая движения скованной осторожностью.

Ученица коснулась двух котят носом, примеряясь для аккуратного взятия и по очереди перенесла каждого к своей груди. Само собой получилось быстро вылизать их против шерсти, высушивая мягкую шерстку и греть своим теплом, опустив морду, заставляя себя следка прижаться щекой к двум спинкам. Иначе она не умела, не знала. Зеленые глаза метнулись к лапам мертвой кошки, заметив буроватые проблески и крохотную мордочку. Еще один! Три котенка. Ученица навострила уши, улавливая требующий писк возле своих настороженных ушей. Что им нужно? Что не хватает? Тепло, сухость, еда. Еда!

Три главных фактора. Кошка приподнялась на лапы, поднеся котят к все еще хранившему тепло, животу, давая новорожденному удобнее насытиться молоком. Молоком мертвой кошки. Ее хвост скинул пестрые лапки королевы с первенца, окутывая пушистым кольцом вокруг сытого малыша. Зверолапа сгорбилась, угнетаемая мыслью, что ее соплеменница умерла в одиночестве, в муках боли. Так не должно было быть.

- Орех, - отрешенно позвала Зверолапа, слушая в ответ далекий шелест листьев в лесу. - Орех! - Ее крик разнесся луной трепещущим тембром, едва ли тревожа глухих малышей, способных ощутить голоса только вибрацией в своих крохотных тельцах.

Отредактировано Зверолапа (2018-08-26 20:47:49)

+6

53

начало игры

Жизнь началась не самым приятным образом. Пожалуй, она бы вообще не началась, если бы кто-то добрый не прокусил злосчастный пузырь, в котором крохотный котёнок оставался много дольше положенного. Первый вдох сопровождался слабым, еле слышным писком. Тельце новорождённой содрогалось с каждой новой дозой воздуха, так странно раздувавшим грудную клетку, но столь жадно ею требуемым.
А еще кроха требовала еды. Не сразу повинуясь странному ощущению голода, она немного побарахталась в неприятно липнущем к шкурке мху и медленно поползла на манящий аромат молока. Наверное, это первый и последний раз, когда она с жадностью вдыхает сладкий материнской запах и слепо тычется в мягкий живот.
Насытившись молоком, малышка практически заснула, пока странно пахнущее нечто не прервало короткий счастливый момент. Очнувшись от мимолётной дрёмы, котёнок пискнул, внезапно ощутив, как мерзнёт влажный бочок, не прикрытый светлой маминой лапой. Инстинкт породил требовательный жалостливый плач. Малышка требовала тепла.
Но вместо материнской ласки она получила грубое перемещение куда-то прочь от тёплого бока. К другому боку, но пахло от него уже не так вкусно. Кошечка запищала громче то ли от возмущения, то ли от страха. А как же мама?
Сначала всё казалось слишком неестественным и пугающим, но после нескольких быстрых прикосновений языка незнакомки котёнку стало теплее. Кроха притихла, лишь иногда попискивая для приличия. Она снова почти заснула, но чужеродному объекту вновь вздумалось перетащить котёнка. Ну, кто-нибудь прекратит это безобразие?
Однако возвращение к маминому животу быстро успокоило серо-белую малышку. Та уткнулась в светлую шерсть, инстинктивно захватывая ртом сосок, и плотнее прижалась к чему-то тёплому и незнакомому, но определённо безопасному. К другому такому же хрупкому тельцу.

+5

54

начало игры
"А я рожусь. Я появлюсь на этот свет всем назло!"
Малыш еще не представлял, чем обернется вся его жизнь, но одно знал точно - пора. Пара сильных толчков, сдавливающих грудную клетку и заставляющих жадно открывать рот и бледно-рыжий котенок оказывается снаружи. Там, где нет знакомого "тук-тук", которое малыш чувствовал всем телом. Никто не толкается. Зато влажно и прохладно. И лишь что-то под боком ему подсказывает - здесь твоя жизнь. Палевый активно разводит лапками и рвет совсем малюсенькими коготочками плаценту.
Громкий визг, извергаемый из его розового ротика, означает лишь одно - пора жить. Пора доказать всем, зачем ты появился на этот свет. Сам котенок еще не видит этот мир. Но страшнее - он совершенно не чувствует его. Лишь заполненный жидкостью носик может подсказывать о предполагаемых братьях и сестрах, а так же о мамином молоке. Малышу становится страшно и он еще громче визжит в поисках родной матери. Но та не отзывается. Где то самое "тук-тук", вибрирующее по всему телу?
Малыш заерзал и уперся в бок своей сестры. Судорожно ища сосок, он причмокивал ртом и еще громче орал, не слыша себя. Ох, Пчёлка, тебе еще придется учиться слышать себя. Но сейчас не до этого. Сейчас Пчёлке необходима материнская забота, которой отчего-то нет...
И в будущем, никакие ручьи слез и громкие крики не смогут усмирить в котенке ту боль, которую он испытает совсем скоро. Он так желал появиться на свет в счастливой светлой семье. А в итоге родился в вязкой луже крови и смерти. Будущее Пчёлки было предрешено пару минут назад, когда его горячо любимая мама не успела сказать самого главного своим детям - как сильно она их любит.
Бледно-рыжий малыш истошно закричал, пытаясь найти источник пищи и понять, что от него хотят.

+5

55

-------->Разрыв
Орех опечаленно шел к детской. Новости упали на него огромным булыжником, придавливая к земле. Почему Звездное племя так жестоко? Почему позволяет распадаться столь крепким семьям, причем в такой важный для их жизни момент? Момент, к которому они готовились всю жизнь и прикладывали столько сил.
-Светомур мертв, - коротко оповестил грозовой воитель и Орех словно очутился под водой. Стало трудно дышать, а глаза налились темной пеленой. Как теперь будет Лунка? Как преподнести ей, будущей матери, эту страшную новость? Они были вместе со Светомуром, кажется, всю сознательную жизнь. И больше всего на свете хотели услышать звонкий писк своих котят, радостно бегающих по всей детской.
Грозовой целитель не знал с чего начать и очень долго прокручивал в голове фразы, которые скажет. Подходя к детской, он услышал жалобный писк и резко навострил уши.
"Ах, Лунка. Неужели уже?"
Из детской послышался голос Зверолапы.
- Бегу! - встревоженно откликнулся черно-белый и потрусил ко входу в палатку. Он и не заметил в голосе Зверолапы нотки тревоги. С одной стороны, Орех был рад знать, что Лунка уже родила, так будет меньше стресса для котят. С другой же стороны... Королева вряд ли простит эту новость Ореху. Кот нервно сглотнул и медленно вошел в детскую. В нос ударил металлический запах крови, но кот был уверен - все в порядке. Кровь - это нормальное явление при родах.
Но только не такое количество. Орех обошел Зверолапу. Сознание предупреждало - сейчас ты увидишь то, что не пожелал бы никому. Лунка была неподвижна. Остановившись, Орех приоткрыл рот и, втянув воздух в легкие, застыл. Не выдыхая, он медленно переводил взгляд с Лунки на ее котят, и обратно.
!helios - bless this morning year!
Громко выдохнув, он прижал уши к затылку и обнюхал Лунку.
- Ты... ты здесь была, Зверолапа? Была, когда это происходило? - стараясь сдерживать эмоции спросил Орех. Лапы задрожали.
"Всю жизнь были вместе и ушли вместе. А котята. Лунка, как же твои котята? Ну, не можешь ты их бросить тут одних? Лунка? Светомур?" - целитель вскинул голову наверх. Сквозь густой кустарник пробивались кусочки неба. Никто не ответил. Орех поймал одну мысль за хвост и не спешил отпускать. "Кому из вас угодно, чтобы в Грозовом племени котята росли без семей? А? Звездные, лапы вам в глотку, предки?!" - Орех был рассержен и повержен. Его безусловная вера в Звездное племя сильно пошатнулась. Глядя на троих котят, целитель молча обнюхал каждого, перевернул сначала на спину и приподнимал, потом обратно, чтобы определить пол. Давать имена малышам было некому. Орех судорожно сглотнул слюну. Когда-то он слышал, что в Небесном племени имена котятам дает Чащобник. Выбора не оставалось. Горько посмотрел на умиротворенную Лунку, Орех вновь повернулся к котятам, но перед этим обратился к Зверолапе:
- У меня нет выбора. И у них его нет, - целитель медленно опустился на землю и, почти срываясь на дрожь, дал имена котятам.
- Всем вам уготована тяжелая судьба. Но вы рождены у самых упорных, твердых и сильных духом родителей. Родителей, которые не сдавались ни на секунду, мечтая оставить частичку себя. Единственная дочь.... Отныне ты Облепишка, - перешел на шепот Орех и осторожно лизнул серо-белую кошечку в макушку, - А вы... Пчёлка и... Берёзка, - кот поочередно лизнул каждого из котят. Молча взяв в зубы Берёзку, он отнес его к королеве, что сидела все это время неподалеку. Ее выражение морды говорило за себя. "Ты их выкормишь. У тебя нет других вариантов." Затем Орех вернулся за Пчёлкой и Облепишкой.
Зажмурив глаза, он сдержал в себе порывы эмоций и медленно развернулся к Лунке.
"Опоздал. Я никудышный целитель," - черно-белый только сейчас осознал всю суть произошедшего. Зачем он уходил из лагеря, зная, что Лунка вот-вот окотится? Зачем вышел? Не подготовил никаких трав? "Бесполезный кусок дерьма."

+9


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » детская