cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » опушка


опушка

Сообщений 41 страница 51 из 51

1

http://sd.uploads.ru/dSfXG.png


К окраине леса деревья резко редеют и дают место просторной и светлой опушке. Местность покрыта травяным полотном с маленькими вкраплениями мелких невзрачных растений вроде клевера, колокольчиков и одуванчиков. Несмотря на не слишком богатую растительность, в теплые времена здесь часто встречаются бабочки и кузнечики. На пространстве разбросаны некрупные кустарники рябины, малины, боярышника, шиповника и калины. На опушку любят выходить лоси и олени, приходящие пастись на ягоды. Касательно добычи, это место наиболее часто посещают зайцы, а среди птиц тут обитают такие как тетерева, щеглы и свиристели: по ночам могут являться и совы, выходящие на охоту в столь удобное и практичное место.


0

41

Серая заметно приободрилась, когда подошедшая к ним грозовая кошечка улыбнулась: открыто, даже с некоей хитрецой, но все же - улыбнулась. Ручей бодро просияла в ответ, услышав согласие подруги:
- Хорошо, но говорить будете сами.
Горячо закивав, речная воительница переглянулась с бывшим небесным котом и уверенно приподняла подбородок:
- Серебро Звезд поймет. Я все ему скажу, - не сомневаясь в осознанности и здравомыслии их лидера, дымчатая бодро приподняла хвост, чувствуя себя необычайно решительно: быть может, наконец все наладится? Конечно, Дербник - не панацея от всех проблем, и уж точно не та единственная сила, способная спасти Речное племя от напасти в виде одиночек.
Но... быть может, осознание того, что не только Грозовое, но и другие племена, и даже вот такой вот один Дербник готовы помочь - уже сила? Такое количество котов, единомышленников - бесценно.
Хоть и безумно страшно подвергать опасности тех, кто мог бы ее избежать.
Глубоко вдохнув для пущей решимости, Ручей храбрилась и улыбалась.
Пушистая подруга Светомура развернулась и повела серых в сторону лагеря, и дымчатая не спешила обгонять подругу: напротив, был какой-то уют и спокойствие в том, как они с Дербником шли, лапа в лапу.
Как тогда, с Небесными.
Глядя куда-то под лапы, подверженная воспоминаниям воительница слабо улыбалась событиям прошлого как раз в тот момент, когда горец окликнул её. Подняв глаза и столкнувшись с долгим, проницательным взглядом кота, Ручей слегка приподняла брови.
- Обещаю, что не подведу и тебя, - заверил её Дербник. Кошка ничего не ответила - лишь снова слабо улыбнулась, приподнимая подбородок.
Отчего-то снова захотелось домой.

----> лагерь Грозового племени

+1

42

Путавшие мысли, бросавшие в морду засушливый воздух с мелкой пылью, потоки воздуха приглаживали кремовую шерсть, даруя мнимое ощущение свободы. В надежде защититься от них, приходил сюда подкармливать собственных демонов, подпитывать сочащимися из душевных ран страхами и тревогами. Светомур пытался проводить все свое свободное время с подругой, будто приказ свыше монотонным шумом отдавал распоряжение не позволяя ослушаться; но даже заглядывая в чистейшую сизую гладь открытого взора чувствовал лишь глухие удары о преграду, стену, выстроенную им самим в выборе между чужой безопасностью и личными желаниями.

Жёсткая трава сгладила бросок мощного тела, приземлился прямо на мясистую спину зайца, что в попытке спастись взрыхлил жухлую зелень лапами. Стремительный рывок добычи отозвался в когтях тянущей болью, в беззвучной борьбе перекинув его через себя, воитель вонзил клыки в открывшуюся шею, взамен подставившись под последний удар крепких конечностей. Солоноватая жидкость из разорванного горла смешивалась с собственной в сурово опущенных уголках губ, щёку прочертила тут же вздувшаяся, багровая рытвина, пузырящаяся кровью на выступающей скуле.

+2

43

MISSIO // everybody gets high

Истоптанные тропы перемежались с замшелыми выбоинами повреждённой непогодой земной тверди; иссохшие буроватые листья папоротника оглаживали растрепанную шерсть невесомыми касаниями, щекоча кончики ушей. Грозовой вихлял меж деревьев, на редкость проворно координируя собственным неуклюжим  туловищем, время от времени останавливаясь, чтобы в очередной раз убедиться, что потрёпанный хвост на месте.

Пребывая в наилучшем расположении духа, он деловито обшаривал прикорневые залежи в поисках нужного. Разум окутывала опьяняющая нега, насыщая каждую клетку тела приятным волнением; дурманящий аромат осел на внутренних стенках раздутых ноздрей, мягко контрастируя на фоне окружающего древесного запаха.  В припрыжку минув осиновую рощу, самец двинулся в случайном направлении, учащённо втягивая массы знойного воздуха, жаркими парами пробирающегося прямо под шкуру, оставляя на коже мелкие капли проступающего пота; варварски оттеснял преграды в виде встречных на пути веток и сучьев, прихватывал зубами листья, тут же брезгливо сплёвывая, стоило ощутить на кончике языка горечь сока, совершено несравнимого со смаком желаемого.

Дразнящие всполохи плясали перед глазами, прорезаясь сквозь беспросветную дымку иступленного охмеления, что вновь подгоняла самца к решительным действиям. Мощный вираж пришёлся на выбранный участок земли: безукоризненным сальто приземляясь прямо на задницу, он выбросил вперёд лапы, подтягивая круп, мелкими толчками прополз в полу приседе на несколько метров вперёд и осанисто накренился в плечах, чуйкой исследуя поверхность на предмет  прорастающих грибов - впрочем, те все равно не могли сравниться с облюбованными им ранее в подлеске на нейтральных территориях. Лишь посторонний звук отвлёк его от занятных манипуляций, тотчас переключая внимание увлечённого  подсознания на второстепенный шум.

Светлое пятно мелькнуло в пяти хвостах; лощёная кремовая шевелюра могла быть разузнана им при любых других обстоятельствах на раз, однако сейчас мозг соображал с потенциалом улитки,  не позволяя  с точностью определить ценность обнаруженного  объекта.

Вихри взметнули клочья земли, пылью осели поверх взъерошенного загривка; раздуваясь, словно буйвол, он напропалую вылетел из кустов, врезаясь лбом прямо в выставленную в оборону мускулистую грудь противника. Не сбавляя напора, явно уступающий по силе и адекватности происходящего, протаранил широкий массив грубыми рывками, цепляясь когтями в рыхлую почву,  запнулся и улетел прямо под лохматый живот, в бесконтрольном жесте пальцами прочертив мясистое подхвостье.

Опаче, - вырвалось нечленораздельное, когда взгляду предстала косматая фигура сурового исполина, а расширенные до ненормального предела зрачки растворились в благоверном лазурном мареве, пробуждая на фибрах родное тяготение. Изливаясь басовитым урчанием, Беркут расплылся в тупой ухмылке, окольцовывая передними лапами жилистую шею товарища, намереваясь завалить, чмокнул в широкий нос. — Звездульки сошлись, Светолун пришёл.

+2

44

Липкой вереницей алого вороха, капельки взметнулись в воздух, зажигаясь багровым закатом. Он откинул от себя отяжелевшую тушу зверя, медленно слизывая с уст солоноватый налёт. Бесстрастный, усталый профиль сгладился прозрачным оттенком самодовольства; коснувшись языком клыков, Светомур удовлетворенно приподнял уголки губ.

Землистый запах всколыхнулся мощным порывом, недостаточно быстрым, чтобы вовремя среагировать на ответное стремление. С непозволительной наглостью, большей вероятностью, не придумав ничего лучше, косматая масса налетела на него, заставив железный стан покачнуться от неожиданности. Несколькими мгновениями все смешалось, давлением на подкорку вынуждая голубые глаза округлиться и просесть под чужой прытью, мазнув, отозвавшейся режущей болью, щекой по сору, осевшему на бурой шерсти. «Предки..» Чертыхнувшись, напрягся всем телом, и тут же смешался, оторопелым рывком выхватывая блажливые лапы, заводя за дрогнувший в недоумении массивный подбородок, прижал к светлой груди.

   — Какого лукавого ты творишь? - горячий шепот был прерван невразумительным мурлыканьем; не ожидая столь настойчивого продолжения, Светомур беспомощно закусил губу, когда под амбалистым, явно нерассчитанным в силе жестом, его лапы с кратким сопротивлением подломились. Подпирая плечом рассыпчатую сухостью почву, вытянул онемевшие от резкого сокращения мышц конечности, удерживая курчавую шоколадную грудь как можно дальше от своего носа - тебе нужно охладиться. Сырой аромат прелости бросился в морду едва Беркут раскрыл пасть; недобро прищурившись, воитель прервал зрительный контакт, вернувшись к упомянутым светилам в небе.

+3

45

Дурман не отпускал. Ошалелый, Беркут не отдавал себе отчета в совершаемых действиях, продолжая с твердолобым упрямством напирать, давя на шейные позвонки товарища — не достаточно сильно, впрочем. С глухим стуком, сконфуженным хрипом заглушая бит собственного сердца в ушах, опасливо накренился, когда лапы все же подкосились под довлеющим разум безумием опрокидывая обе увесистые  тушы наземь.

Встретив неожиданно жёсткий отпор, воитель напряг грудные мышцы, до предела упираясь в разгоряченные подушечки, чувствуя исходящую от них  низкую пульсацию преисполненного энергией сопротивления тела. Иступленным сознанием грозовой позволил тому краткую отмашку, поддавшись сокрушаемому тяготению, одновременно отстраняясь на считанный сантиметры осязаемого пространства, дёрнув бурым ухом, столкнувшимся со стеблем неизвестного растения, которому после подобных вакханалий точно не жить.

Да разве с тобой охладишься, дружище, - жар, испаряемый  дыханиями распалял воздух, сводил лёгочные створки кислотными туманом, отравляя стремительно бегущую по венам кровь. Не в силах отвести расплывчатого взгляда от суровых линий массивного профиля, он на секунду стушевался, прикованный неотступным вниманием к  угрюмой переносице.

Я искал грибы.. а нашёл тебя, - сдерживая вставший поперёк горла смешок, осклабился, изворачивая в локтях лапы, вытянул их в намерении ухватиться за кремовую шерсть, —  круто, правда? Стало быть, твой запах вел меня от самого заброшенного гнезда  двуногих. - Беркут уловил недобрый огонёк на дне лазурных очей,  наслаждаясь каждым моментом чужой эмоциональной расшатанности, все ещё сам находясь под властью тягучего морока. — Я всегда знал, что между нами существует особенная связь, приятель, - вкрадчивый тембр внезапно оборвался, рассыпаясь в остатках едва сдерживаемого нетерпения, — и она куда прочнее твоих возвышенных чувств к звездатым. Прочнее, чем тот вековой пень, к которому я знатно приложился задницей незадолго до этого,  -  губы самопроизвольно растянулись в очередной ухмылке, и ловушка грубых пальцев сомкнулась на лохматистых щеках друга, требовательно приближая угрюмую морду к своей, приковывая чужой взгляд к себе и не позволяя отвести его больше.

+2

46

Угрюмость смятой щеки озарилась проблеском искр раздражения в метнувшемся к охмелевшей морде пылающем взоре. Мысленно очертив предполагаемый маршрут соплеменника, чувствовал, как низменность гнева переплетается в уже знакомой смеси тревог и предрассудков, загоняя безвольного свидетеля собственной слабости в поток метаний между истинной праведностью и отравляющими думами о чужом благополучии.

    — Лапы моей там не было, - обронил, не скрывая подозрительности прищуренного взгляда; Светомуру понадобилось лишь мгновение, чтобы определить поднаготную проводимых другом манипуляций и сорваться на едва сдерживаемый рык - особая связь не подразумевает сотню моих чертовых предупреждений об одиночках? - он цедил слова, не противясь цепкой хватке бурых пальцев, пока переносица не уперлась во влажный кончик носа, а лазоревый взор не утонул в расслабленной линии кустистых бровей.

Рывком отстраняясь, свёл на нет возможность к созданию помех, после размашистым ударом широкой лапы приходясь куда-то подле тазобедренной линии.
    — Поднимайся, - сдавленный непроницаемой серьёзностью, близкий к шипению, шёпот сквозил последним предупреждением.

+2

47

граница грозы и ветра ---->

Ломая мелкий кустарник, Ласточка неслась напролом куда-то, куда несли ее лапы. В горле пересушило, но кошка не хотела останавливаться даже у мелкой лужицы, чувствуя, как весь разгоряченный настрой уходил в лапы, покидая пульсирующую в голове жилку, невероятно злобную и раздраженную. Ласточка горела изнутри, срывалась на глухой рык и бежала, глотая горячие слезы от нанесенной обиды, которую даже не смогла отстоять: этот слабак, этот звездоцапов Ежевика, лежал, как поверженный враг, о которого не хотелось даже лапы марать.
И если бы она только могла выбить из него всю ту дурь, что он посмел проявить! Все, начиная от постоянных родов Пантеры и заканчивая тем, как этот подонок попытался доказать свою мнимую силу.
Загривок до сих пор саднил и слегка кровил, окропляя алыми каплями белесую шерстку. Контраст черно-белой шерсти вкупе с кровавыми пятнами являл собой неестественное, ядовитое зрелище, будто бы и без того не ласковая Ласточка превратилась в ядовитую южную змею: даже касание будет смертельным.
Она подавила всхлип и, злая еще и на собственные слабости, вылетела сквозь заросли проклятущей, мать ее, ежевики на опушку, остановившись в ступоре.
Было бы глупо и нарочито романтично полагать, что лапы сами несли её к нему.
Глубоко дыша, черно-белая воительница со вздымающимися от непрерывного бега боками стояла и посмотрела прежде на Светомура, а после - на Беркута, и не могла произнести ни звука. Легкие горели, горло обжигало сухостью, глаза были влажными, а загривок - вздыблен, и в целом зрелище являло собой очень, очень красноречивую картину.
Даже если и требовалось сказать хоть что-то, Ласточка просто не мог-ла.

+3

48

Лёгкой рябью светлая фигура  отстранилась, будто в насмешку, не давая возможности сосредоточиться на единственно значимом объекте, вернуть помутневшему разуму ясность восприятия .

Перекошенная блаженством морда внезапно ожесточилась; поймав полный неутолимой решимости взгляд друга, Беркут инстинктивно напрягся, между тем, чувствуя, как расслабляющая нега расползается под взмокшей шерстью крупной дрожью, обращая вихрь нахлынувших эмоций в слепую озлобленность. Накал атмосферы бил все рекорды, не позволяя с точностью различать целостность пространственной картинки, пока контроль над телом  стремительно снижался к минимальной отметке, а шанс адекватной оценки происходящего в лобастой голове близился к нулю. Желание сократить  ничтожно хрупкую дистанцию переселило все иные разом вместе с тяжёлой лапой, чувствительно приземлившейся на крепкую поясницу.

Или что? - не спеша подчиняться чужому командованию, ощерился, вытянув шею и глядя исподлобья, - заставишь меня? - злость вскипела, не сдерживаемая ничем, в диком оскале обнажая все самые сокровенные и грязные мысли. Неистово перебирая когтями землю, он жадно ловил каждый укоризненный оттенок в иссиня-лазоревой бездне, эгоистично довольствуясь секундами утекающего времени  — хотелось продлить каждый момент предоставленного ему внимания.

Их прервал хруст ломающихся сучьев; молниеносной тенью из папоротника вылетела Ласточка, вид которой даже на прикидку заторможенного мозга и расхлябанность настроения бурошкурого можно было оценить излишне возбужденным и ошеломлённым? Тёмные глаза впились в фигуру соплеменницы, несколько секунд оценивая ее состояние и прикидывая в голове примерное оправдание столь импульсивному появлению, сопоставляя увиденное зрелище с присущей той будничной моделью поведения, в целом; чувствовал, как загривок раздраженно  покалывает от ряда повисших в воздухе вопросов.

Что произошло? - очевидное слетело с языка прежде, чем навязчивая мысль ударила в лоб. Настороженно вглядевшись в сгустившуюся мглу за спиной кошки, Беркут воинственно подобрался в ожидании возможного преследования, но, не услышав ничего подтверждающего немые догадки, поверхностно успокоился, медленно переместив зрачки с одной морды на другую.

Отредактировано Беркут (2018-08-11 17:08:21)

+3

49

Загривок красноречиво зашевелился в такт отрывистому тону чужого голоса, жёсткость янтаря плавила сдержанную серьезность, что тут же уступала место экспансивному возбуждению; лишь праведный гнев сдерживал Светомура от дальнейшего рукоприкладства, да полный неистовой злобы, провоцирующий своей первобытностью взгляд темнеющего в мутной хмари цитрина.
    — Клянусь предками, Беркут, - бледные пальцы скользнули по, выступающему в неосознанном буйстве, чужому позвоночнику, останавливаясь в мышином хвосте от подбородка и стремительно вернувшись к линии плеч, в твёрдом давлении на чувствительное сухожилие - еще раз и.. - он осознал, что слова летят в пустоту отвлеченного взгляда прежде, чем среагировал на появление третьей фигуры в чрезвычайном накале приближающейся свирепости. Не скрывая раздражения, рывком отстранился, не удостоив обличением исключительной переполненности чаши собственного терпения ни одного из соплеменников. Неистовство давало о себе знать привычной дымкой, что нежными прикосновениями облачала воителя в покорного, не видящего путей к отказу, следующего за единственным живительным глотком, раба; знал, что последует за этим, а потому спешно укрылся в кустарнике, из последних сил борясь с одолевающим помешательством, в чужих глазах рисуясь обиженным равнодушием.

▼  тропа двуногих 

Отредактировано Светомур (2018-08-13 14:08:41)

+2

50

Глубоко дыша и носом, ртом, да всей грудной клеткой, воительница переводила пламенеющий взгляд с одного кота на другого, совершенно не способная скомпановать мысли в нечто связное. Смерив не заслужившего того Светомура свирепым взглядом, Ласточка хлестнула себя хвостом по бокам. Когда-нибудь она точно ощутит благодарность за то, что палевый соплеменник изволил оставить их вдвоем наедине, но сейчас черно-белая горела и полыхала, готовая взорваться на что угодно.
Серьезно, на любую мелочь.
- Что произошло? - бурый воинственно подобрался, и Ласточка, задержав дыхание, попыталась сказать хоть что-то.
Ежевика напал на меня.
Ежевика брал меня за загривок.
Ежевика хотел...

- Мы с Ежевикой... на границы пошли, - густой рык сорвался с губ кошки, и она, расхаживая по мелкой дуге туда-обратно, наверное, еще больше нервировала бурого самца.
Он едва меня не... обесчестил? Звучит смешно.
Едва не поимел - вот, почти правда.

- Мы... - она рванула когтями сухую траву, обессиленно рухнув там же, где стояла, - ... разминулись.
Бесполезно.
Беркут убьет его.
Лучше я. Потом. Сама.

Понуро свесив голову ниже, кошка ссутулилась и медленно помотала головой. Так всегда бывает: сначала вскипаешь, рвешь все, что стоит на пути, а после из последних сил держишься на лапах. Обессиленный.
Опустошенный. С крошечным, никогда не затухающим огоньком гнева глубоко в недрах души.
- Я наткнулась на одиночку. Завязалась драка. Он хотел взять меня. Я не далась, - дальше было проще. Связная, понятливая, почти правда.
Хочет ли он знать это?
Не меняя положения головы, Ласточка подняла глаза, исподлобья глядя на Беркута почти опустошенным взглядом.
- Наверное, я искала тебя.

+2

51

Потемневшие глаза впились в подвижную фигуру — привычную ли в своей горячности, или же действительно чем-то подавленную — раздраженно подёргивая усами, путался в собственных мыслях; лишь решительный манёвр Светомура заставил бурошкурого переключить своё внимание, отпуская от дальнейшего зрительно давления. Тот, как всегда, отличился тактичностью, однако от Беркута не укрылась озлобленность, ожесточением ложившаяся в глубоких морщинках неприязненно осунувшейся морды, пусть и тщательно скрываемой под толщей видимого равнодушия — знал эти ужимки до каждой мимической складки, а потому не желал мириться с чужой обидой, что только разжигала пламя тлетворных эмоций, побуждающим к активным действиям. Несогласно дёрнув хвостом, он жёстко оскалился, чувствуя нарастающую в груди бурю, яростно трепещущую, прожигающую каждую измученную мышцу, пока статная фигура не скрылась в вечернем тумане, оставляя на цепких прутьях несколько клочков шерсти.

Ласточка бесцельно петляла, выдавая наружу бессвязный набор реплик, из которых едва ли можно было выудить суть проблемы. Сдавлено зарычав, исполин импульсивно подорвался, желая нащупать в полыхающем сапфире оттенок намерения, когда ушей коснулась заключительная фраза, способная прояснить все навеянные сомнения разом.

Повтори, - клокочущий рокот подорвался яростным хрипом, - взять тебя? - глаза подернулись кровавой мглой, гнев взбунтовался карминовой вспышкой, не оставляя в помутнением рассудке ни капли намёка на осмысленность. Грубо обрубив дистанцию, приблизился, втягивая исходящие запахи, чувствуя, наконец, этот знакомый, железный привкус на кончике языка; едва различая сквозь иступленную марь смутные очертания соплеменницы, видел лишь плещущие перед зрачками пятна злости, тут же презрительно отстранился, пытаясь совладать с противоречивыми чувствами. Чужеродный запах на облюбованном некогда теле не поддавался трезвому принятию, не находя искреннего отклика в чертогах эгоистичного нутра; события минувшего дня наслаивались друг на друга, оборачивая неконтролируемый гнев в неистовый взрыв бешенства, высвобождая наружу свирепого зверя, ведомого лишь тягой первобытных инстинктов. 

—  В лагерь.. - нарочито пониженной тон намекал на полное отсутствие самообладания, - возвращайся в лагерь. - не выдержав, сорвался на рык, мазнув догорающим взором по вмиг исказившейся реакцией мордочке. Не сейчас. Готов быть сорваться на первой встречной шкуре, спустить на чужую голову вдруг ставшую неподъёмной ношу накопленных импрессий, размазать по земле до последней частицы каждый участок собственноручно отравленной плоти, растворив прахом и придав на суждение всевластной природе — и стоящая подле могла легко стать потенциальной жертвой объекта претворяемого  диссонанса. 

Не поймёт. Никто не поймёт.

Резко развернувшись, сдвинулся с места, всколыхнув когтями торфяные кочки, и, не оборачиваясь, скрылся за ближайшим кустом, оставляя Ласточку на растление собственных душевных терзаний в одиночестве, быть может, впоследствии когда-нибудь пожалев о своём поступке.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » опушка