cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » тропа двуногих


тропа двуногих

Сообщений 21 страница 40 из 40

1

http://s6.uploads.ru/rNVGX.png


Небольшая проселочная дорога, преимущественно образованная Двуногими и их чудищами. Однако, на сегодняшний день, тропой они практически не пользуются, и оттого ныне она заросла, стала прерывистой, а края ее размытыми и нечеткими. По одну сторону местность уходит в низины, а по другую наоборот поднимается ввысь. Вдоль дороги в основном растут сосны, а также те растения, чей рост в подобном месте бывает типичен: подорожник, щавель, борщевик, лопухи и крапива. Дичь не проживает и редко встречается в этом месте. Тропа может использоваться котами как ориентир или место встреч.


0

21

палатка целителя >>>

Ни на шаг не отставая, Бабочка семенила следом за Орехом, вся обратившись во слух в ожидании указаний от старшего, но он молчал. Наверное, мы идём в какое-то место, где очень много целебных трав. Не буду спрашивать, а то решит, что я полоумная кошка, которая не понимает, где могут расти травы, а где нет. Когда двое покидали лагерь Грозового племени, кошечка всё боялась, что-то кто-то из соплеменников заметит её и запретит покидать поляну. Но теперь, когда опасных встреч случиться не могло, Бабочка вовсю резво вертела головой, пытаясь разглядеть в зарослях зелени первоцвет, или мать-и-мачеху, или мокричник, хоть что-то из тех трав, которые ей показал Орех. Хотя бы чистотел или болиголов. Но так ничего и не разглядела.
- Клоповник поправится, я уверен.
Бабочка внимательно посмотрела на целителя, вникая в смысл его слов.
- Хочешь сказать, что Звёздное племя специально посылает некоторым болезнь, чтобы они... "встретили судьбу"? - кошечка понимала, что имел в виду Орех, но решила не перефразировать. Ей было неловко произносить это слово. Разве предки не должны заботиться о нас? Почему тогда даёт такие испытания? Она слегка нахмурилась, отводя взгляд.
Совсем скоро Орех остановился и, странно оглядываясь, кивнул на уже довольно заросшую тропу Двуногих, к которой они вышли.
- Бабочка, а кто твой наставник?
- А? - кошечка нервно усмехнулась и скосила глаза в сторону. Кажется, прогулка выдалась очень короткой. Как удачно однако ранее данный факт не всплывал в беседе, а вот теперь целителю стало интересно, что же это на лист к нему прилип. - Ну... у меня нет наставника.
Ну, не отправит же он меня обратно в лагерь одну? А провожать - только терять время. Бабочка осторожно поглядела на Ореха исподлобья, словно оценивая его.
Но вдруг целитель резко схватился лапами за голову и, кажется, попытался что-то сказать, но малышка так и не смогла ничего разобрать.
- Орех? Орех? - нотки паники прорезались в тонком голосочке, когда Бабочка дрожащей лапой ткнула целителя в бок, не понимая, что ей нужно делать. Он что, сейчас упадёт? Умрёт?! Часто-часто задышав, кошечка попыталась собраться и придумать хоть что-то.
Но падать и умирать кот явно не собирался. Наоборот Орех вдруг зашипел и вздыбил шерсть, глядя на Бабочку, как будто та была, как минимум, лисицей. Инстинктивно кошечка сделала пару шагов назад, округлёнными голубыми глазёнками заглядывая в глаза целителя.
- Орех, всё хорошо. Всё хорошо? - Бабочка охнула, когда чёрно-белая лапа вытянулась к ней, словно хотела сцапать. Но тут же Орех вернулся в своё нормальное состояние: шерсть опустилась, а блеск в глазах сменился на непонимающий взгляд.
- П-прости, я не нарочно. Наверное отголоски болезни...
Малышка нервно сглотнула и кивнула целителю. Это ужасно. Неужели Клоповник тоже такой? Нет-нет, это же просто кашель, почему такое случилось с Орехом? Внезапно Орех резко развернулся на шум в кустарнике позади, закрывая Бабочке весь обзор. Она осторожно вытянула мордочку, выглядывая из-за чёрно-белой лапы. Неужели всё-таки кто-то видел меня? О, нет...

+4

22

→ накинул стелс и пошёл из целительской

Маленькому пушистому комку в огромных зеленеющих зарослях было… всяко. Сначала котёнок едва ли не хотел проломиться вприпрыжку к старшим путникам, радостно замечая, как ловко он за ними прокрался. Потом некоторая нервозность сковала Искринку, ибо впервые за всю свою недолгую жизнь тот выходил так далеко за пределы лагеря. Мало ли, потеряет из виду в этих гущах Ореха, а что потом? Потом, собственно, нервозность сменилась небывалым приливом энтузиазма. Ни страх оказаться у какого-нибудь страшного-страшного пня без сопровождения, ни страх быть отчитанным не могли умалить вдохновения от столь новых ощущений. Ивово-карие глаза, казалось, сейчас точно станут косыми, следуя за попытками Речного отложить в памяти как можно больше.

Вдруг Орех с Бабочкой остановились. Котёнок едва успел схорониться потише у ближайших кустов, теперь чуть ли не дыша. Заметили? Неужели? Как? Однако ужас, сковавший бешено колотящееся сердце, отступил. Целитель остановился, чтобы объяснить, куда они все пришли. Старая тропа Двуногих? Это что за Двуногие? Очередные чудища-вредители-котятоеды с кучей глаз? Не-е, такими бывают пауки, о коих Искринка услышал намедни от Ореха. Задумавшись над философией зависимости количества конечностей, глаз и степени чудовищности, неуклюжая мелочь оступилась. Предательски зашуршала под лапками листва, сломалась какая-то хитровы..вернутая веточка. Речной подумал было бежать, однако после чуть не стукнул себя по мордочке за такие мысли. Нет уж, только вперёд. Прогонят так прогонят. Если он не попытается узнать что-нибудь новое, то потом себе не простит определённо.

— Орех! Ба..Бабочка? Да, Бабочка. Точно. Вот вы говорили — ма-аленький, маленький. А вон как мне мои скромные размеры помогли, ха! — раздалось выразительно-гордое, с певучим растягиванием гласных из кустов. Следом за голосом показался обладатель оного, правда столь эпично-красочный поначалу прыжок превратился в недолгий полёт кубарем. Искринка бухнулся едва ли не под лапы старшим, смешно помотав головой.
— А кто такие Двуногие? Они должны быть о-очень толстыми, чтобы организовать та-акую тропу. Даже не тропу, целую тропень. Тропенищу, — буро-белый со всей искренностью вёл себя абсолютно непринуждённо, непосредственно, будто не он крался а-ля вражеский лазутчик за двумя старшими.

+5

23

- Хочешь сказать, что Звёздное племя специально посылает некоторым болезнь, чтобы они... "встретили судьбу"? - юный целитель на мгновение задумался, но тут же нашелся в ответе. Устремив свой бледно-зеленый взгляд к небу, он негромко ответил.
- Я думаю да... У всех свой жизненный путь и лишь Звезды могут направить нас к нужной дороге, - щуплое тело слегка вздрогнуло. В голове пронеслось множество смертей соплеменников, которые так хотелось бы избежать. Орех всю жизнь был так наивен и добр, что без сомнений любил каждого из ныне умерших. Незабудка, Каракурт, Лужица, Черняк... Все они не достойны такой судьбы. Но таков их жизненный путь. Сам Орех страшился своей судьбы и безумно боялся смерти, а потому и был предельно осторожен, даже на своих родных территориях, в своем родном доме.
- А? Ну... у меня нет наставника.
Черно-белый худыш взбодрился и резко дернул хвостом. "Как это нет?! Она еще не посвящена? Ца-а-ап меня дери!" Орех подавил в себе подкатывающий страх и нервно сглотнул.
- Ну-у, - протянул целитель, - я уверен, тебе достанется отличный наставник... - "Если ты ее не угробишь, дурак!" Грозовой целитель забеспокоился ровно в тот момент, когда осознал, кого взял с собой. Если об этом узнает Грозозвезд или, того хуже, Серебро Звезд - не сносить Ореху шкуры.
Вспышка боли. Орех ничего не понимает и отстраняется от насущных проблем. Где-то вдалеке слышится голос Бабочки, но целитель не может ей ответить. В рот будто засунули с десяток мышей. В горле пересохло. Целитель выставил лапу вперед к Бабочке, мол, не подходи и скривился от пронзающей голову боли.
-Орех! Ба..Бабочка? Да, Бабочка. Точно.
Целитель резко открыл глаза и ошарашенно вздыбил шерсть.  Из зарослей говорил он - ночной кошмар Ореха. Боль постепенно стихла и целитель устало выдохнул. Что так упорно пытаются доказать Звездные предки?
- А ну выходи! - требовательно протянул Орех и пригладил шерсть на спине. Не хватало только этого спиногрыза! Нет, Орех определенно любил всех, без исключений. Но вот этот комок меха так плотно въелся в галлюцинации и так просочился в его жизнь, словно прилипший дубовый лист к заднице. И не достать же, не убрать.
- Искринка! - взвизгнул Орех и недовольно переглянулся с Бабочкой. Ну вот во что он втянул даже не соплеменников? Еще и котят, черт возьми! - Ты что тут делаешь? Нельзя маленьким котятам из лагеря без присмотра выходить! Если нас заметят - будем все втроем пожизненно подстилки старейшинам драить и блох у них в шкурах гонять, а-а-а, - растерянно вскрикнул целитель и подошел к Искринке.
- Ну, и что мне с вами делать? - обреченно вздохнул Орех. Сейчас самое главное ни на кого не наткнуться. Желательно даже соплеменникам на глаза не попадаться. Будет очень хорошо, если никто и не узнает об этой вылазке, - Ладно, похоже, пути назад больше нет, - "не отправлю же я Искринку одного в лагерь. А Бабочка? Чем я думал, когда так безответственно взял ее с собой?" - Бабочка, помнишь я тебе показывал первоцвет? Поищи его вдоль тропы, пожалуйста. Искринка, смотри, это одуванчик. Увидишь такие цветы - забирай с собой. И без самодеятельности, ясно? Чтоб дальше лисьего прыжка от меня не отходил. Иначе быстро сдам тебя взрослым. Они уж знают как наказать маленьких беглецов! - Орех так же посмотрел и на Бабочку, как бы напоминая, что и ей может перепасть. Но вот в ней целитель почему-то был уверен. В отличии от энергичного Искринки, - Одуванчик мерзкий на вкус. Срывай осторожно.
Сам же Орех наклонился вниз и сорвал два листа лопуха, атк удачно расположившихся под лапами. Отдав по одному листу Бабочке и Искринке, сам он принялся высматривать в зарослях необходимые растения.

+5

24

- Клоповник, хороший наставник?
Бабочка невинно захлопала глазами и улыбнулась, сказав то, что первое пришло в голову. Ореху, кажется, стало немного лучше, странный блеск в глазах пропал, и теперь он смотрел на котенка совершенно трезво. А может это у всех целителей бывает? Вдруг он получил знамение от Звездного племени? Бабочка хотела задать коту этот щекотливый вопрос, но тут же вспомнила, что лекари о знаках предков не распространяются. Это одно из таинств, в которые посвящены очень мало котов. Ничего, скоро и я буду знать то, чего не знают другие.
Это был Искринка. Малый котенок следовал за ними от самого лагеря? Бабочка закатила глаза, словно самой ей, конечно же, можно было уходить за травами с чужим целителем.
- Ты везде, что ли? Сколько раз я успею моргнуть, прежде чем ты окажешься на другом конце леса?
Кошечка фыркнула и снова обернулась к Ореху, со всем вниманием выслушивая его указания.
Первоцвет. Она подхватила лопух и молча двинулась вдоль тропы, высматривая знакомые цветочки. Малышка усмехнулась, краем уха уловив поручение, данное Искринке, искать гадкие одуванчики.
Собирать растения оказалось гораздо сложнее, чем она думала. Знакомые цветочки попались на глаза совсем не скоро. Это было отнюдь не похоже на то, как она днем скрывала абсолютно все, что попадалось на глаза. Бабочке удалось нарвать всего семь или восемь стебельков, когда она приняла решение возвращаться к Ореху и Искринке.
- Все так? - она уложила лопух перед целителем и испытующе уставилась на него. Усики кошечки возбужденно подрагивали, а глаза сверкали любопытством.

+2

25

— Но я же под присмотром. Вон как ты за всех беспокоишься и бдишь, — котёнок фыркнул и несколько обиженно насупился, ибо ответа на свой вопрос о загадочных Двуногих не получил. Хотя, нагоняя он не получил тоже, а значит всё более-менее прекрасно.
— Не везде, а только там, где интересно, — внезапно обратившую на буро-белого внимание Бабочку тут же важно поправили, для подкрепления незаменимости ремарки смешно подняв лапку. Впрочем, старшая тут же обернулась к Ореху — не мудрено! Целитель раздавал ценные указания. Услышав уже знакомое название «первоцвет», Искринка вдумчиво обвёл тёмно-медовым взглядом тропу, запоминая, где лекарственное растение можно отыскать. А потом к нему обратились.

— Да-да-да-да! — заочно соглашаясь на сбор абсолютно любой (не)пакости, Речной прыгнул от счастья, чудом избежав встречи с челюстью худого кота, — а от чего помогает этот одуванчик? Он не ядовит в больших дозах, раз такой противный на вкус? Он от какого-то из проявлений болезни, которая сейчас в нашем племени? — «наше племя» полосатый говорил без лишних раздумий, подразумевая всех живущих ныне под опекой высоких деревьев. Хоть ему о-очень, очень много говорили о том, что нет, не вон тот высокий благородный дылда, а тот пятнисто-бокастый твой предводитель и, мол, твоя стихия — вода, а лучший обед — рыба, Искринка с трудом верил взрослым. Пусть наивно, но котёнок всё ещё полагал — различные предпочтения определяет твоя личность, не рассказы о прошлом.

— Ой, — улетев в свои мысли, буро-белый не заметил начала активных работ. И тут же поспешил исправить свою ошибку, подскочив к жёлтому аки солнце цветку.
— Та-ак, ты у нас противный, да? Тогда поступим по-другому, — сосредоточенно прошептал Речной, едва-едва прикусив верх упитанного стебля растения. Чуть потянул оный на себя и резко переломил основание лапкой. Увы, последняя всё-таки испачкалась в соке одуванчика. Однако котёнок практически не придал этому значимости, посчитав за норму при сборе всяких интересностей. Выискивая солнечные цветы, Искринка пачкал пушистую шёрстку в зелени и постепенно становился похож на встрёпанного воробья после купания в луже. Увы, собрать по итогу удалось не слишком много, но кареглазый был рад уже такому небольшому успеху. И к Ореху вернулся чуть позже Бабочки.

+4

26

- Клоповник, хороший наставник? - Орех на мгновение даже смутился. Видимо, интерес Бабочки и впрямь был неподдельным и кошечка намеревалась связать сою жизнь с целительством. Весьма впечатляющий и вдохновляющий пример. Черно-белый целитель с горечью осознал, что в Грозовом племени пока не предвидится желающих ступить на путь врачевателя. Орех прекрасно понимал, что эта дорога сложна и терниста, не каждый готов пожертвовать семьей ради племени. Даже с самого молодого возраста, коты понимают серьезность происходящего. Ореху же удостоилась судьба труса и миротворца - кота, который навсегда отказывается применять любые виды насилия над сородичами. О семьей в момент посвящения худыш даже и не думал. Он просто знал - только так он сможет выжить в этих суровых условиях. А желание приносить пользу и спасать чужие жизни лишь удваивало желание. А что двигало Бабочкой? Она была готова отказаться от всего?
"В любом случае, Звездные предки сами все расставят по местам..."
- Думаю, да. Наверное, мне стоит подсказать ему, где искать себе ученика, - черно-белый едва заметно подмигнул и переключился на Искринку, бесконечно задававшего кучу вопросов, - Как же, под присмотром. Дало ж мне Звездное племя испытание в виде тебя, ну, - открыто пожаловался целитель и потер лапой недавно гудевшую голову. Медленно передвигаясь по тропе Двуногих, он внимательно следил за Бабочкой и старался не терять из виду Искринку.
- а от чего помогает этот одуванчик? Он не ядовит в больших дозах, раз такой противный на вкус? Он от какого-то из проявлений болезни, которая сейчас в нашем племени? - и снова поток вопросов от Искринки заставил прижать уши к затылку и устало выдохнуть. Слава Звездному племени Орех выделялся среди соплеменников спокойным нравом и хорошим самообладанием. А будь бы на его месте Ласточка... сейчас бы тут летало все - шерсть, одуванчики, неприличные высказывания и Искринка.
- Тебе действительно это нужно знать? - Орех медленно перевел взгляд на веселого Искринку и смирился с происходящим, - Ох, конечно нужно, чего я спрашиваю-то вообще... - черно-белый потер лапой лоб и принялся за лекцию. Все равно от малыша так просто не отвяжешься. А так хоть полезные знания получит, - У одуванчика уйма свойств. И от него никто еще не умирал. Но с количеством я б ограничился. Его горечь хорошо стимулирует аппетит. Листья дают для крепкого сна. Он и от кашля помогает, и от лихорадки... старейшинам дают, как мочегонное. Тут главное дозы рассчитать и скомбинировать с нужными травами. Что скомбинируешь, от того и вылечишь. Возьмем его, чтобы поддерживать аппетит у ослабших воинов и выдадим всем кашляющим.
Сам же Орех попутно выискивал хотя бы малюсенькие ростки мяты и мать-и-мачехи. В глаз бросился только-только окрепший кустик малины и целитель незамедлительно нарвал пару листков и положил в лопух. Пока она занимался сбором, к нему подошла умница-Бабочка и разложила собранные травы:
- Все так?
Орех взглянул на собранный первоцвет и довольно проурчал.
- Верно! Отличный сбор! Нам бы еще мох пригодился. Справишься? Прямо около тропинки собирай. В этом сезоне, судя по запаху, тут нога Двуногого еще не ступала. Постарайся сорвать большой пласт - его легче унести, чем кучу мелких кусочков,- проинструктировал Орех и одобрительно огладил Бабочку хвостом по макушке.
"Очень способная!"
К этому моменту уже и подоспел Искринка с одуванчиками. Довольно кивнув, целитель подвинул свой лист лопуха к котенку.
- Последнее, самое важное задание на сегодня, Искринка... - Орех замешкался в поисках мяты, оглядываясь по сторонам, - Я собираю мяту, ты отделяешь корешки от стеблей. Стебли складываем в лопух, корешки - вон. Не перепутай, прошу, - целитель унюхал приятный аромат и отдалился на заячий прыжок. Полностью погрузившись мордой в траву, он отыскал совсем молодую мяту и радостно дернул кончиком хвоста. Увлеченно выдергивая стебли, он кидал их аккурат возле Искринки, надеясь, что тот займется делом, а не начнет беспредельничать.

+2

27

Она наконец услышала то, чего ждала всё недолгое знакомство с грозовым целителем. Орех замолвит за малышку словечко перед Клоповником. Проникаясь ещё большим уважением к сообразительности и смекалке чёрно-белого, Бабочка благодарно улыбнулась, чувствуя, как в животе словно что-то перевернулось от почти осязаемой близости детской мечты. Всё получилось. Ладно, это было несложно. Кошечка уже и не сомневалась в решении речного целителя. Разве могло быть иначе? Разве мог бы он не заметить её таланта и не послушать товарища по ремеслу?
Но всё не может быть идеально. После ожидаемой похвалы (ну а как?) Орех вдруг отправил её собирать мох. Совсем как тот здоровяк, его соплеменник, Беркут, кажется. На тёмной мордашке котёнка мгновенно высветилось выражение полнейшего изумления. То есть, он тут её чуть ли не в целители посвятил и теперь отправляет заниматься делом, которое под силу каждому оруженосцу?
Но Бабочка удержала уже готовые сорваться с языка возмущения, всё-таки Ореху-то мох нужен наверняка не просто на подстилки, а для того, чтобы носить воду больным. А может, и какие-то смеси удобнее давать со мха?
Жаль было, что Беркут утром всё же не показал, как следует правильно собирать мох, потому что поначалу у Бабочки получалось отдирать от ствола дерева лишь небольшие куски, от которых и в подстилках не будет толку. Она хмурилась и сильнее сжимала челюсти, пока пыталась работать более кропотливо и аккуратно. Несколько достойного вида пластов она всё-таки сняла, прежде чем услышала голос Ореха:
- Я собираю мяту, ты отделяешь корешки от стеблей.
Я тут мох собираю, а малый котёнок орудует мятой? Детская обида взяла верх, и Бабочка резко развернулась к грозовому целителю. Может, он имел в виду что-то другое, не то, что она очень сообразительная и способная, и готова стать ученицей целителя? Просто не хотел обижать? Да нет, бред. На секунду засомневавшись в самой себе, Бабочка тут же отмела эту мысль. Какая только чушь в голову не взбредёт.
Терпения ей хватило лишь на ещё один пласт мха, зато он получился больше остальных. Кошечка не выдержала и подскочила к Ореху и Искринке, в любопытном порыве вытягивая голову и разглядывая заросли мяты. Так вот она какая, ценнейшая в холодные сезоны трава. А как пахнет...
- Может, вам помочь?
Бабочка переводила взгляд с кучки стеблей, уже собранных, на небольшой кустик растения, а потом на грозового целителя.

+3

28

— Горечь? Горечь — это значит горький сок, про который говорил Орех. Стебли жевать для аппетита, листья для крепкого сна. И вряд ли нужно жевать весь одуванчик сразу, потому что с бурчащим желудком ведь не заснёшь. Хм, тогда от кашля нужны цветы. Ага, понял, — параллельно со словами старшего кота в голове Речного выстраивалась относительно стройная концепция использования смешных солнечных растений на благое дело. Однако сколько же всего! И так много нужно знать целителям? Да-а, теперь-то понятно, почему этих важных котов в племени лишь двое. Его непоседливая родня, наверное, сие же мгновение позабыла половину из сказанного Орехом, максимум отложив что-нибудь не то про цветы. Цветы-то приметные.

— Оп! Мох! А я знаю, знаю, зачем он тебе. Ты в нём нам с Хрусталиком давал воду, — котёнок важно распушился, едва ли не подняв хвост трубой. Погодите-ка, — а его можно использовать, чтобы промакивать раны? Раны же вроде, да. Те, что большие царапины, — кареглазый на минуту задумался, точно вспоминая стра-ашные рассказы в ну очень тесном семейном кругу, — на мох ведь можно намазать какую-нибудь полезную смесь и приложить к ране. И отдирать потом не больно — просто водой побрызгать! Да-а-а? Или не да. Ой, к слову. Ты мне так не рассказал, кто есть Двуногие? Думал, я забыл? — скорее надеялся, ага. Буро-белый требовательно посмотрел на свой главный источник новых знаний, для пущей убедительности (читай: умилительности) надув детские щёчки.

— Мята! — чуть ли не на половину леса тотчас восторженно пропищал котёнок, — только про Двуногих тоже не забудь, — однако же мистическое незнакомое слово умудрилось отойти на второй план, когда перед Речным оказался первая очень приятно пахучая травка. Несколько секунд мелочь усиленно вспоминала, что и куда. Было бы полным провалом не вспомнить! Давай, дава-ай же. Орех вот совсем недавно говорил. А-а-а-а! В ушастой голове, как назло, витали лишь мысли про одуванчики. — Разные части. Цветок, листья, стебель. Но нет корней. Стебель, но нет корней! Да-да-да-да, точно, — Искринка восторженно-счастливо выдохнул, принявшись усиленно отделять нужное от ненужного точными (иногда не совсем) укусами. Корешки, надо сказать, только и летали, иногда попадая на самого труженика. Тем временем, к ним вернулась Бабочка.

— Может ты расскажешь про Двуногих? — с абсолютной непосредственностью и искренним интересом обратился к старшей кошечке полосатый, похожий сейчас на крупный ком сплошной шерсти, три дня и три ночи катившийся по непролазным кущам гигантских корешков.

+3

29

Мелкий не унимался. Но что еще от него можно было ожидать? Снизошедшего благословения от Звездных предков? Наказания от Темного Леса? Это два в одном, черт возьми. Орех уже даже начал терять нить разговора и полностью абстрагировался в своих мыслях Но неуемный тон Искринки давил на уши, проникал в каждую фибру, окутывал словно назойливая мошкара. Целитель лишь время от времени одобрительно кивал, все быстрее и быстрее собирая необходимые травы.
- Да-да-да, для воды, для ран... ч-что? - запнулся черно-белый когда Искринка сказал про интересное применение мха. "Использовать вместо паутины и обычных кашиц, чтобы обработать рану? Откуда? Искринка... Что у тебя в голове?" Орех, честно говоря, был сильно поражен смекалкой котенка, поэтому тотчас остановился и ошарашенно посмотрел на Искринку, - Ну... да. Для этого тоже можно использовать... - целитель не стал выдавать своего неведения в данном вопросе. Вообще, он даже и не задумывался до этого над изобретением каких-то новшеств в целительстве. Он привык действовать так, как его учили. Добросовестно и правильно. Все как он любил. Но Искринка. Поражал.
- Ты мне так не рассказал, кто есть Двуногие? Думал, я забыл?
- А-а-ар, - как можно более устало-раздраженно прорычал Орех и вернулся к своим прямым обязанностям - сбору мяты. Уж она точно была нужна. Нужнее рассказов про Двуногих. Да и что про них рассказать? Краем глаза он следил за старательной Бабочкой и очень завидовал Речным котам. Им Звезды даровали просто чудесную ученицу. Хотя. Все компенсируется Искринкой. Вот уж точно тот, кого не захотелось бы видеть среди своих, грозовых соплеменников.
— Мята! - Орех резко топнул лапкой и, призывая всем своим видом к спокойствию, крикнул в ответ.
- Да ну тише ты! - затем черно-белый худыш заметно подобрел и куда тише пояснил, - всю дичь в округе распугаешь своим криком! Тебе воины тогда не полевку принесут, а ветку голую - будешь жевать с голода. Никогда не кричи в лесу, слышишь?
Орех обреченно покачал головой, слыша как беззаботный Искринка в очередной раз спрашивает о Двуногих. Что ж, похоже отмазаться не получится. Закончив в мятой, Орех аккуратно собрал в кучку собранное и нехотя начал:
- Двуногие - это огромные существа, которые ходят на двух лапах и у них совершенно нет шерсти. Разве что на морде, на затылке. Да и то не у всех. Их стоит избегать. И взрослых Двуногих и их детенышей. Они живут в огромных каменный коробках, неподалеку от нашего леса. Двуногие очень опасны, слышишь. Опаснее, чем дикие звери и одиночки. У них есть множество странных штук, с помощью которых они могут убивать нас или забирать к месту-где-тонет-солнце. Оттуда никто не возвращался, - закончил Орех и строго взглянул на малыша. К ним подтянулась и Бабочка с добрым таким куском мха. Радостно улыбнувшись, Орех мягко поблагодарил кошечку, - огромное спасибо, Бабочка! Без мха не обходится ни один целитель. Это очень важный и нужный ресурс, несмотря на свою простоту. Мы, в отличии от воинов, используем его в совершенно других целях. Ты проделала отличную работу! - Орех широко улыбнулся, но выражение мордочки быстро сменилось на озадаченное, увидев Искринку, - ты тоже молодец.
Целитель осторожно сложил травы в два лопуха, один побольше, другой меньший, и пододвинул к Бабочке.
- Поможешь отнести мяту и остальные травы в лагерь? Свертки не тяжелые, справишься? - Орех выхватил небольшой лопух практически из-под лап Искринки и, осторожно свернув его, вручил малышу, - на тебе одуванчики... А я займусь мхом.
Взяв внушительный пласт в зубы и закинув волочащуюся часть себе на плечи, Орех медленно направился к дому, то и дело озираясь по сторонам. Главное, чтобы их никто не видел...
- Ну что... к дому, - в принципе Орех уже смирился с Речными в лагере и мог себе позволить говорить такие громкие фразы.
------------->Главная поляна

+3

30

Да что про этих Двуногих рассказывать? Отец говорил, что они огромные и тупые. Бабочка помнила из рассказов королев, что Двуногие заходят иногда на территорию Речного племени, особенно в Зелёные Листья, но отчего-то эти создания не вызывали у неё такого ярого неподдельного интереса, как у Искринки. Звери и звери, что с них взять? К тому же, лучше один раз увидеть, чем сотню раз выслушивать байки. Малышка в итоге так и не ответила ничего младшему товарищу, предпочитая вслушиваться в объяснения Ореха.
Хоть Искринка и помогал целителю с мятой, но довольно сильно его раздражал. Вот поэтому ему не стать учеником целителя никогда. Нужно уметь подбирать тон. Бабочка самодовольно хмыкнула. Она сумела понравиться грозовому лекарю за один день. А Искринка сумел надоесть уже им обоим.
- Огромное спасибо, Бабочка!
Кошечка мило улыбнулась, медленно кивая. Да, она готова была выслушивать похвалы и благодарности от Ореха всю жизнь, наверное. Жаль, конечно, что он не Клоповник. Но они вроде и не так сильно отличаются... Бабочка вдруг задумалась, взял бы речной целитель её с собой вот так вот в лес? Да он и из палатки не выходит почти. Из-за болезни. Ну, ничего. Вылечится скоро. Если что, сама его долечу, я уже столько трав знаю... Она быстро припомнила все листочки и цветочки и их названия, что показывал Орех. О лучшей ученице Клоповник не мог и мечтать!
- Я всё возьму! - важно кивнула Бабочка, подхватывая свёртки и поудобнее устраивая их в пасти. То-то Мускатик удивится, когда я с таким уловом вернусь в лагерь. Хотя она уже дрыхнет, наверное, как и отец. Внезапно кошечке стало грустно от возможности того, что никто из близких не увидит, как она хорошо поработала, как целители принимают её помощь, какой полезной она является. Увидят на посвящении, когда Клоповник назовёт меня своей ученицей. Так-то.
- Шпашибо, что взял с шобой, - Бабочка, сама того не ожидая, благодарно коснулась хвостом чёрно-белого бока. Редко когда она благодарила кого-либо столь искренне. Ей даже неудобно стало перед самой собой.
Кошечка крепче сжала в зубах свёртки и ускорилась, надеясь быстрее добраться до лагеря. Вдруг кто-то всё-таки станет свидетелем её звёздного часа?

>>>главная поляна

+3

31

«Можно» — и самая счастливая из всего убийственного для особо впечатлительных личностей арсенала улыбок озаряет растрёпанную мордочку котёнка. «Можно» — и это действительно невероятный повод для радости. Ведь предположение оценили, не отбросили просто так, да ещё оно оказалось верным. — Смотри-ка, а я делаю успехи! Обязательно расскажу об этом Хрусталику. И семье. Наверное, — Речной едва не стушевался, вспомнив болеющих родителей, с которыми за все четыре луны своей жизни он никак не мог полноценно пообщаться. Знал несколько фактов, заочно любил милую робкую маму, которая никогда не отказывала в историях. Косился на папу, который оказался аж глашатаем. — Ничего-ничего. Даже глашатаю столько запоминать незачем, сколько знает целитель. Хотя. Имена всех-всех соплеменников, — Искринку аж передёрнуло. Вот уж имена были для него сущим собранием мук.

— У-у-уй, — тем временем, наконец-то последовал рассказ о Двуногих, — убивать-то зачем? ТОЛЬКО НЕ ГОВОРИ, ЧТО ОНИ НАС ЕДЯТ, — аж переполошилась мелочь, напрочь позабыв об угрозе ужина из изысканно приправленной тумаками от старших ветки, — погоди-ка. Место-Где-Тонет-Солнце? Это где такое? Разве солнце может тонуть? А звёзды тогда тоже могут? И если оно тонет, тонет в воде, значит можно за ним нырнуть и его коснуться? — ладно, перспективу существования гигантских котоедов отложим куда-нибудь на задворки сознания, а вот вероятность тронуть лапой небо… Звучит гораздо лучше. Нет, звучит просто потрясающе. Искринка, конечно, всё-таки в ней очень сомневался. Небо не выглядело больно трогательным и обнимательным. Скорее бесконечным и необъятным.

— Спасибо-спасибо-спасибо. За похвалу, за то, что не прогнал, за рассказы, за терпение. За то, что ты есть! — припечатал звонко буро-белый, счастливо подпрыгнув. Указанный свёрток со своими знакомцами-одуванчиками он подхватил молниеносно и важно при этом распушился (куда уж дальше, казалось бы). Не забыв лучезарно улыбнуться Бабочке, Речной бодро посеменил за поименованной и Орехом.

→ дом, милый дом

+2

32

Ярость бурлила, ядом растекаясь по венам, адреналином разгоняя кровь, ударяла в голову яркими вспышками, наводя ощущение ирреальности. Поглощённый жаждой, он не видел перед собой ничего, кроме редких отсветов зардевшего горизонта; ведомый голодным  желанием, вновь искушал судьбу на пути к болезненной цели — собственными лапами загонял себя в этот капкан, ставший за множество лун слишком тесным, пускай знал, что отсчёт пошёл к неизбежному. Последние, истлевшие остатки чувств развеялись в воздухе, едким пеплом оседая в прогнившей, истерзанной мнимой обидой душе; эмоции обуревали, окончательно отключая разум, смазывая каждое движение, делая ломанным и обрывистым, притупляя нюх и обостряя инстинкты — единственным верным проводником среди бесконечного притока одержимых стремлений.

Сгорбленный силуэт завладел вниманием, стирая окружающий фон в сплошное бесцветное марево. Концентрируясь на поблёскивающей голубизне, Беркут в решительном прыжке рванул в сторону, срезая круг. Глухие хрипы перемежались сдавливающим грудную клетку рыком, являя наружу истинно животную картину; секунду времени бросая на перехват реакции, тараном опрокинул на бок, жёстко впечатав самца мордой в землю.

Ублюдок, - тёплое дыхание опалило чужую щеку, прерываясь сиплым клокотанием. Поймав сизый взгляд, не успел опомниться, как сухожилия затрещали, занося тяжёлую лапу на скорченную немой злобой морду, жалостливо сгребая родной запах с ошмётками плоти. - Где твоя ублюдская поддержка, когда меня выворачивает наизнанку? - стиснув зубы на податливой шкуре, укрепил доминирующее положение давлением предплечья на лопатки. 

Никогда.. ты никогда не понимал меня. Погряз в сраных грёзах бесхребетной подстилкой у гребаных предков, которым плевать на всех. На тебя, - вкладывая максимум презрения в озвученное, скривился, - эта чертова святость – лишь маска всех твоих потаённых грешков. Я – воплощение твоих грехов,  - внезапно отстранившись, окинул властным взглядом распластанное под собой тело, наглухо игнорируя любые попытки сопротивления, - я – твоя кара, как и я – твоё спасение. - эхо разносило грубые отголоски слов, грозящие спугнуть любую потенциальную дичь.

Горячий язык прошёлся по окровавленной шее, соскребая капли желчной жидкости, оседающей острым солоноватым привкусом на языке. — Чувствуешь? - с контрастирующей заботой небрежно врезался лбом в изуродованную кровавыми полосами морду, каждой возбужденной фиброй ощущая низменные вибрации противящегося мышечного сопротивления, одновременно довольствуясь моментом принудительной близости.

Отредактировано Беркут (2018-08-21 13:30:07)

+4

33

опушка ▼ 

Уродливыми лохмотьями, реальность искривлялась вслед за его душой, оставляя неизгладимый отпечаток на привычно светлой, благородно статной наружности. Череда детонаций, учащенных стимулируемыми деющимся неблагополучием приступами, нагоняла удушливостью густой дым отчаяния, стремительно перерастающий в бесконтрольное исступление. Подобные случаи не были чем-то новым — массивное тело наливалось легендарной мощью, существующей полновластным стремлением, не внемлющей разуму, забивая праведный голос в темный угол; лишь не подвергнутая всеобщей асфиксии, тонкая струйка леденящего своей истиной помысла, вилась вдоль пульсирующего виска, раскрывала непреложную подоплеку, доселе в страхе хранимую где-то на подкорке — он больше не видел выхода.

Туман клубился, застилая взор, размывая движения к неразличимому блюру; обернулся слишком поздно, мгновенно различая принадлежность удара и его характер, внемля чужим помыслам до тех пор, пока щеку не расчертило кровавой сеткой, возвращая к существованию, мнимыми проблесками дикого оскала, множась с его собственным.
    — Надо же, Беркут, - челюсти искривило мучительным жжением; в безрассудном желании столкнуться с отчаянной дикостью взора, рванулся вперед, оставляя шмат шкуры в сжатых челюстях - какое проницание. Ты - кусок дерьма, - голос резонировал незнакомыми нотами, выпуская всю подноготную изувеченной души.

    — А ты чувствуешь? - тяжесть в корпусе забурлила стремительным потоком кипящей крови, игнорируя боль, возвысился над бурошкурым, прожигая невидящим взглядом - смотри. Смотри! - рык ревербереровал иными частотами, окровавленный лик смазывал перекосившуюся высокомерной ухмылкой морду. Наотмашь приложившись к увенчанному тёмной кисточкой уху, с небывалой ловкостью перехватился, сомкнув пальцы на разгоряченной шее, вжимал воителя в землю.

+4

34

Тяжесть навалилась на плечи, решительно сминая тушу, заставляя жрать клочки взрыхлённой почвы, сплёвывая прелую труху и сглатывая вязкую слюну отвращения. Адреналин  ударил в голову яркой вспышкой, выплёскивая искры безумства в пылающем мареве, налитой кровью янтарной радужки, оставляя лишь несколько светлых проблесков, заполняя зияющей пустотой червоточины; сердце отбивало бешеный ритм, ускоряя пульс, отравляя  кровоточащие язвы, окончательно разъедая ничтожные остатки, лунами, бережно хранимого терпения.

Низкое рычание закипало в груди, предупреждая готовность к вершащему действию; на смирительном издохе, рванулся вбок, оставив шмат кожи на чужих когтях, чувствовал, как липкая материя пропитывает каждый измордованный участок мощного тела, заливая обагрившуюся поверхность все новой и новой порцией алой субстанции — кажется, сама почва питалась ею, насмешливо проминаясь под тяжестью небрежных виражей, играя с неровными, уродливыми рытвинами.

Ушей коснулись сдавленные хрипы, но Беркут уже не слушал, властной тенью нависнув, размашистым движением хищных когтей прошёлся по окровавленному боку, с нескрываемо алчным удовлетворением вонзаясь в плоть, прикручивая до крючковых  оснований и рывком отстраняясь, мимолётно ловя взгляд, полный истинно праведного гнева, отзывающегося знакомым вожделенным чувством где-то в поджилках и пробуждающим лишь иступленное желание продолжать. Разум зарделся, воспламеняя сознание до последнего выжженного  миллиметра. Сорвавшись на рёв, набросился, метясь в горло; едва слышный стон прервался звуковыми барьерами пробудившихся инстинктов, когда челюсти сомкнулись на массивном узле, прокусывая пульсирующую жилку, с неистовым запалом вгрызаясь в мясо, усиливая давление до последнего вздоха, прекращая лишь до волнительного момента финальной судороги.

Свинцовая туша обмякла, безвольной массой ниспадая к земле, исчерченной сетью кровавых борозд. Посмертно застывшее, ожесточившее хмурую физиономию, глубоко внемлющее высокомерие сгладилось духовным смирением, мгновением претворяясь ледяной мглой в померкшей бездне  — внутри что-то болезненно кольнуло, скучивая органы в стремительном цунами, рушась охладительными волнами, снимая оцепление секундой отрезвляющего порыва туманного осознания.

Звенящие метаморфозы пошатнули рассудок, очерняя гнилью омерзения всему свершившему; захлёбываясь непринятием, на выдохе опустился, хватаясь зубами за загривок,  преодолевая боль в ноющих ранах, попятился, утаскивая тело с проклятого места, оставляя лишь чернильный шлейф поверх примятых порослей. Едва ли его заботило укрытие столь говорящих улик, поглощённый кровавой марью, бесцветный взор смотрел с безжизненным отрешением, безнадёжно прикованный к множественным повреждениям на светлой шкуре — нанесёнными им абсолютно без чувств.

+5

35

Изломом зигзагов, иссушенная долгим сезоном, придорожная трава ломко похрустывала под размашистыми шагами. Она знала эту поступь, что отдавалась тихим эхом в участившем биение сердце; истертые о грубые стебли, темные ступни запятнали окрестности. Для племени — несли неусыпную службу по поиску причастных к убийству лучшего друга; для племени, но не для нее.

Угольный отсвет пластичного тела; подвластный климатической смене, широкий лист сорвался с шершавого древа, затерявшись среди пожелтевшей растительности. Неслышимой тенью, Оникс следовала за несведущим проводником, что напряженными лапами мерил пространство к низине. Чувство момента — материнский дар, на который она всю жизнь полагалась; смыкая веки, когда хлёсткие сучья лезли в морду и плавно сменяя ветвь за ветвью, приближалась к точке невозврата с мертвенным спокойствием.

её знак препинания был поставлен так давно.

Плечистый силуэт замер и черношкурая едва не прикусила язык, втягивая густое марево лесных ароматов. Переменившийся ветер обронил собственную точку, готовясь раскрыть ее местоположения находящемуся подле. Решительно спускаясь к крепкому разветвлению, изящно рассекла воздух передними лапами, замирая к самому непринужденному виду.
    — Кажется, преступник подло скрылся.

Отредактировано Оникс (2018-09-09 16:04:23)

+2

36

Бесчисленными рядами стройных колоний, крепкие стволы исрешетели внимание расфокусированного взора, потерявшего всякий ориентир, ищущего лишь места отрешения. События, что стали почвой для воцарившегося в душе хаоса, напоминали о себе внезапными эмоциональными  всплесками — вспышки агрессии сопровождали виновного в непростительном деянии повсюду, при малейшем стороннем возгорании грозясь обернуть даже самую безобидную словестную перепалку в кровавый мордобой, где цель была устранить помеху любыми доступными методами.

Измученный фантомными кошмарами, оставшийся без единственной значимой единицы жизни, он сутками  напролёт пересекал исхоженные тропы, без какого-либо крова и пищи, глядя в горизонт неизвестности; не помнил, когда в последний раз удавалось смыкать веки без липкого  страха, охватывающего терновыми путами все естество при малейшем намеке на сон — отличить реальность от туманного наваждения становилось все сложнее. Ненависть проедала в груди глубокие бреши, заполняя пустующее пространство клубящееся чернотой, покрывая гниющие стенки кровавыми язвами, заставляя давиться убогой сутью собственного параноидального состояния. 

Двинувшись напролом иссохшего сезоном папоротника, Беркут замер на мгновение, втягивая сгущающиеся ароматы, убеждаясь в отсутствии преследования — несмотря на то, что поисковый отряд исчертил место убийства вдоль и поперёк, окончательно оставив эту затею по прошествии минувшего дня, вернуться сюда мог любой желающий. Обстоятельства вынуждали обострять  бдительность, как минимум, до завершения текущей луны, когда все пережитое сгладится лечащим временем, а угнетённые тяжёлыми потерями умы увлекутся будничной рутиной, вернув все на свои исконные места и возобновив привычный трудовой ритм. Но станет ли все, в действительности, как прежде?

Прервавшись на полушаге, исполин притих, сливаясь с природой бесшумным организмом, на деле — скорее являвшийся эталоном притаившейся в намерении угрозы. Биение учащённого пульса заглушило эхо свистящего ветра, когда знакомый запах стянул фибры тысячей разряженных частиц, раскрываясь в рассчитанном маневре звучанием мелодичных ноток. Момент промедления обернулся резонансным взрывом присмиревших доселе чувств; хладнокровный удар растворился в воздухе нереализованным исполнением, мазнув избитыми в кровь костяшками по открытому участку тонкой шеи.

Ты? - хищные изгибы стройного силуэта вырисовались в подсознании калейдоскопом болезненных  воспоминаний, жгучий цитрин глаз скрутил поджилки, сотрясая голосовые связки безмолвным рычанием, - ты следила за мной? - мощная челюсть захлопнулась с глухим щелчком, будто его вдруг осенило.

Всколыхнувшийся импульс просек тело отголосками пробудившихся инстинктов, приводя в действо напряжённые готовностью мышцы; пальцы сомкнулись на выступающем предплечье, рывком притягивая тельце к себе. - Дура.. - оскал мелькнул в опасной близости от угольного носика, - ты соображаешь, во что вляпалась? - жёсткой отмашкой отшвырнул самку в сторону, ограничив свободу действий давлением на лопатки, - назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен оставить тебя в живых, как единственного свидетеля, - склонился над бархатным ушком, стиснув зубы, когда нутро отозвалось забытым влечением при соприкосновении с хрупкой телесностью.

Отредактировано Беркут (2018-09-10 01:53:43)

+3

37

» лагерь Грозового племени (разрыв)


— Ласточка сказала, что последний раз видела Беркута и Светомура у опушки. Попробуем начать оттуда, а не топтаться на месте убийства, — сухо сказал Грозозвёзд, нарушая тишину, холодной стеной отдалявшей двух лидеров друг от друга. Синеглазому плохо было известно, какие отношения на самом деле связывали его глашатая и старших воителей. Была ли это дружба, обусловленная общими интересами, или же куда более тесное товарищество, он не знал, и не хотел толком о подобном думать: слишком явственно в голове рисовались мысли о том, насколько же шатким в таком случае было положение предводителя.

Они прошли мимо злосчастного места, где предводитель, поведя носом, получил подтверждение словам чёрно-белой соплеменницы: уже стареющие запахи Светомура, Беркута и Ласточки смешивались здесь в единый, однако если последняя позже снова отделилась от двух неразрывных друзей, которые, как ему казалось, проводили времени друг с другом больше, нежели с Ласточкой и Лункой. Внутри сжимался комок противоречивых и холодных чувств, подсказывавших, что здесь действительно произошло что-то не то. Мог он понять и допустивших промашку воителей: им, так привыкшим к дружбе этих двоих, даже и не пришло в голову заподозрить неладное в нахождении рядом запаха Беркута.

— ...ты соображаешь, во что вляпалась? — донёсся до них знакомый голос. Синие глаза предводителя потемнели, и он, ни говоря ни слова, жестом велел глашатаю следовать за ним. В плохо осознаваемом порыве он лишь слегка удивился нахождению здесь Оникс. Представившееся глазам зрелище же и вовсе отпечаталось в подсознании Грозозвёзда, будто ярчайшая вспышка молнии на темнеющем небосводе. Бывшая ученица Беркута была прижата к земле, а возле неё находился и сам бывший наставник. Вид старшего воителя и вовсе вызвал в нём нарастающую волну тошнотворного отвращения — смесь безумия, неухоженности и похоти.

— Всего пару дней назад ты убил лучшего друга, а уже вскакиваешь на кошек, — с презрением отозвался предводитель Грозового племени, останавливаясь в десятке лисьих хвостов от них. Самообладание натянутой струной дрожало внутри, грозя лопнуть в любое мгновение и оставить его наедине с клокочущей яростью, заставляющей выпускать когти и с силой вонзать в податливую лесную почву. Не сводя немигающего взгляда с бывшего воителя, он подавлял рычание, словно ожидая, что ему не придётся вытягивать объяснения из того, кто стоял напротив. — или, может, Светомура убил кто-то другой, а ты молча смотрел на это и после так и не вернулся в лагерь, хотя лапы у тебя, кажется, целы? — холодно спросил кот.

Отредактировано Грозозвёзд (2018-09-10 15:15:55)

+5

38

лагерь >>>

Ежевика следовал за своим предводителем, всё внимание сосредотачивая на запахах и звуках вокруг, словно убийца ошивался где-то возле лагеря, выискивая следующую жертву среди взволнованных грозовых котов. Упоминание Ласточки заставило поёжиться, но так как это лишь относилось к делу, глашатай заставил себя как следует проанализировать её слова. Если они были вместе, то почему Беркут не рассказал, зачем Светомур отправился к границам один? Беркут... вообще ничего не сказал. Кот предполагал худшее - старший воитель мог в одиночку найти убийцу и отомстить. Ежевика знал, что эти двое дружны, и считал данную возможность наиболее вероятной, пусть и не самой разумной. Хотя оставался шанс, что Беркут ещё ищет преступника, скорее всего, уже за пределами территории племени.
Но следы воителей от самой опушки тянулись рядом. Они были вместе. Беркут не ни шаг не отклонился от курса Светомура. Ежевика нахмурился, решительно не понимая, почему старший воитель не рассказал о том, что знал о зверском убийстве - он определённо знал, нельзя находиться так близко и ничего не увидеть и не услышать. Возможно, Грозозвёзд тоже пришёл к каким-то своим выводам, но оба кота молчали, с каждым шагом погружаясь во что-то очень мерзкое.
Шипение едва коснулось тёмных ушей, и глашатай напрягся, вонзая когти в землю. Последовав за лидером, Ежевика выступил на тропу в непосредственной близости от места обнаружения трупа. Картина, представшая взгляду, была до отвращения знакома. Шерсть на загривке поднялась дыбом, сдавленный рык сопровождал глухое:
- Отойди от неё.
Уверенные слова предводителя лишь подтверждали догадки глашатая, и тот чувствовал как кипит внутри возмущение и отвращение. Искав виновного за пределами своих владений, они не заметили, как гниль притаилась в самом сердце Грозового племени.

+4

39

Скрытая насмешка оседала мягкими тембрами, медовый прищур вытягивал сластные отголоски обращенного взгляда; обнаружил, но не смел застать врасплох — исполин ничуть не изменился прошедшими лунами. Дерзость пылала провокационной позой, добивалась грубых прикосновений, растворяясь терпким смогом.
     — И это ты хочешь спросить у меня? - тревога отзвенела в фальшивой насмешке, истина перекликалась с наваждением возобновившейся по неосторожности игры - по случаю, мог подготовить речь благородней, - прервавшись сдержанным выдохом, ловко перевернулась в ослабевшей влиянием тягучего морока хватке, без остатка поглощенная схлестнувшими монохромный фон, поднявшими бунт ощущениями.

События мелькали неусыпным потоком, обращаясь затором на роковой развилке. Счастливые случайности, порой, шутили слишком горько, стечения обстоятельств складывались невероятным образом, отнимая усилиями добытое и бросаясь в морду нелепой выделкой судьбы.
    — Как же я по этому тосковала.. - озноб змеился отпечатком влажной листвы на хребте, но она не подавала вида; мягко отстраняя нависшую в неприкрытой угрозе челюсть, Оникс вытянулась, уверенно заглядывая в глаза племенной верхушке - с тобой никогда не бывает скучно, да? Ни мгновения не колебалась в собственной позиции, лишь умело обличала ту к выжидающей, безгранично убежденная в последующих действиях самца.

Отредактировано Оникс (2018-09-10 20:34:45)

+2

40

► Откуда-то с леса

Оруженосец ступал по земле тихо, будто кто-то его преследовал в течение всей охоты. Самец пытался оторваться от невидимого недоброжелателя. На самом деле каждый день он усердно тренировался, чтобы услышать хоть какой-то похвалы от своего наставника - Беркута. Но... плюшевый вояка только слышал:
«Плохо стараешься, ты можешь лучше, – он услышал над ухом голос своего наставника. Беркут восседал над учеником плотно прижав его к земле»
«Опять только полевка, да? – улыбка растянулась на морде Беркута. – Нет, ты должен трудиться еще больше! Подстилка, - выплюнул он последнюю фразу»
Для Громолапа его наставник был чем-то авторитарным и при удобном случае он пытался угодить ему. Нет, и его не капельки не смущало как обращался исполин с своим учеником. Это было немного похоже на проявление заботы со стороны наставника. В последнее время только этого не хватало рыжему.

Вислоухий оруженосец прислушался к голосам, которые издавались со стороны тропы двуногих. Да он не мог ошибиться. Голоса издавались с места смерти Светомура. В последнее время все будто обезумели с смерти воителя. Да, Звездное племя с ним. Был, был и умер. С кем не бывает. Такова жизнь, будто они не привыкли к этому всему. Со временем цинизм передался от наставника к собственному ученику. Да, Громолап пытался во всем подражать Беркуту.
Плюшевый великан добрался до скопления котов. Здесь был его отец, наставник, предводитель и воительница - Оникс. Вели они себя все очень враждебно по отношению друг к друга.
«Добычу поди не поделили или падаль сожрали? – развел плечами оруженосец Грозового племени и направился к ним» 
- Что здесь происходит? - повысив голос спросил рыжий кот направляясь к соплеменникам.

Отредактировано Громолап (2018-09-11 06:29:53)

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » тропа двуногих