РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » заросли утёсника


заросли утёсника

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

http://s7.uploads.ru/Jw7gV.png


Поляна, заполненная кустарниками утесника, чьи раскидистые ветви почти полностью смыкаются друг с другом, пропуская лишь небольшое количество света под себя, и образуют плотные пологи над головами котов. В теплые времена утесник радует взор сочным и ярким желтым оттенком, в холодные же, несмотря на голые ветви, те продолжают образовывать навес, который, удерживая шапки снега, все также пропускает совсем немного света. Под зарослями темно и укромно – это место любит вся наземная дичь: она обустраивает свои норы у обильных корней кустарника. Мелкие птицы, предпочитающие строить гнёзда ближе к земле, также могут встречаться здесь: у подножья утесников могут выстилать свои жилища коньки, овсянки и пеночки. Уютный навес притягивает к себе не только добычу, но и самих котов: под ветвями утесника приятно прогуливаться с кем-нибудь, так как полог обеспечивает приятную уединенную обстановку.


0

2

Н А Ч А Л О  И Г Р Ы

Число ссор с братом перевалило за трёхзначную цифру. Потому новый разлад не вызвал у Вербы ни бури эмоций, ни жгучей обиды. Лишь факт того, что Тысячезвёзд и не подумал прислушаться к своему рассудку и подождать знака от Звёздного Племени, нарушал покой Вербы. Конечно она понимала, что не может вложить в голову брата некоторые свои мысли; более того, порой это было просто невозможно. Однако сейчас племя остро нуждалось в спокойном периоде для зализывания ран, рождения котят и воспитания новых воинов.

Сезон Зеленых Листьев не будет длиться вечно.

Верба подняла голову, рассматривая лучи-палочки, что проникали сквозь укрывавший кошку утёсник. Воительница впилась зубами в сочную мышь, что была поймана несколькими мгновениями ранее. Пасть наполнилась слюной, а острые зубы принялись тщательно отделять небогатое мясо от костей. Проглотив кусочек, Верба лапой перевернула мышь. Вот и вся добыча, пару укусов, четыре лапки, кучка костей и мокрый, блестящий от крови мех. Кошка чуть прикопала остатки своего завтрака, как того обязывал негласный кошачий этикет, и медленным шагом побрела к лагерю.

Раны на теле Вербы были несущественными, но всё же присутствовали и при каждом движении немного саднили. Грозовая чуть поморщилась, но не от боли, а скорее из-за нежелания видеться с братом и смотреть в глаза тем, кто его поддержал. Верба не испытывала к чужакам ни жалости, ни ненависти, однако она была ярым противником любых стычек, драк и уж тем более, битв. Кошку заботило развитие своего племени, которое в условиях войны сводилось к минимуму. На её памяти уже был предводитель, который едва не погубил своё племя, приведя его практически к полнейшему вымиранию. Как же не хотела Верба такой судьбы для грозовых котов, и как же боялась она ошибок, которые может совершить Тысячезвёзд...

Г Л А В Н А Я  П О Л Я Н А

0

3

------главная поляна
Наверное, Тёмный мог бы бежать дальше, чем простирались границы его племени, если бы у него только хватило сил, будь он взрослым, сильным воителем вроде Тысячезвёзда, а не тщедушным котёнком, едва вылезшим из детской и ещё ничему не обучившимся. Поэтому вскоре бег замедлился, а потом Тёмный просто побрёл, не разбирая дороги.
Обычно первый выход за пределы лагеря для оруженосца напоминает праздник. Наставник обходит с ним границы, рассказывая о племенах, их запахах, о том, кто же ещё населяет лес, но у Тёмного, как водится, в жизни было всё наперекосяк.
Ясенница права - я неправильный.
От этого на душе было мерзко и тоскливо до того, что хотелось выть. А ещё - стыдно. Должно быть, уж никак не стоило кричать на толпу взрослых воителей о том, что все они ничем не лучше бродяг, но что поделать, если это было правдой? Воинский Закон не говорил напрямую о том, что нельзя нападать на соплеменников, но драки внутри племени противоречили самой его сути.
Противоречили порядку.
Тёмный преклонялся перед тем, что могло внести в его жизнь порядок. Это помогало не потеряться окончательно в этом непонятном мире, где все чего-то хотят и фонтанируют эмоциями, причиняя боль.
Первый закон. Не щадя жизни защищай своё племя. Кот одного племени может дружить с котами другого, но преданность он должен хранить только своему племени и всегда помня о том, что может настать день, когда ему придётся сойтись со своими друзьями в битве.
Это монотонное, пословесное повторение успокаивало. Это было что-то неизменное, как солнце, луна и звёзды. Нет ничего, что могло бы поколебать Воинский Закон.
Второй закон. Нельзя переступать границу соседа и охотиться на его территории.
Что-то зашуршало в зарослях, и Тёмный остановился.
Может быть, попробовать что-нибудь поймать?
Идея, конечно, было донельзя глупой, но внезапно показалась привлекательной. Тёмный принюхался - запах походил на тот, что исходил от мёртвых полёвок, только был сильнее, и к нему не примешивался аромат крови. Пахло откуда-то слева, где шевелились травинки.
Все котята играют в охоту, и даже Тёмный не был исключением - иногда они так играли с Черноносой, а отец как-то сказал, что нужно выгнуться и красться, не шевеля хвостом, чтобы не спугнуть добычу.
Оруженосец, ни на что особенно не надеясь, попытался как можно тише подойти к полёвке. Тёмному помогал его малый вес - палые листья под ним почти не шуршали, и беспечная полёвка, едва успев пронзительно пискнуть, оказалась прижата к земле тонкой когтистой лапкой.
Она пыталась вырваться, и это вызвало у Тёмного последнюю, угасающую вспышку ярости, с которой он вцепился ей в загривок и до судороги сжал челюсти, чувствуя, как из его случайной добычи утекает жизнь.
Ему хотелось разорвать полёвку, так, словно бы это была ненавистная Ясенница, но память о законе остановила его.
Четвёртый закон. Я должен благодарить Звёздное племя за добычу.
Он медленно поднялся, оставив маленькое, ещё тёплое тельце у своих лап.
- Звёздное племя, - тихо начал Тёмный, - спасибо за добычу, которую я точно бы не смог поймать без вашей помощи.
Что-то заставило его продолжить.
- И пожалуйста...сделай что-нибудь, чтобы они все поняли, что это не смешно. И чтобы Ясенница поняла - это не смешно. И чтобы всё было хорошо. У всех. И у нас с Черноносой тоже.
Вспышка стыда обожгла его - Черноносая сражалась за меня и проиграла, а я бросил её. Даже не остался поддержать!
Тёмный торопливо поднял добычу и пошёл назад, стараясь не сбиться с дороги.
В лагерь.
------главная поляна

+6

4

►►главная поляна


Лес и вправду оказывал почти магическое воздействие на юного оруженосца, заставлял его расслабиться, утонуть в свежих запахах и звуках, ощутить вокруг жизнь и умиротворение. В таком месте сама мысль о смерти кого-то там, где-то далеко казалась почти искусственной и невозможной. Смерть Черемши сдвинулось куда-то на периферию сознания Стрижика, а всем, что было по-настоящему важно для него сейчас - это окружающая природа и прохладная почва под лапами.
Хвоинка, к слову, доверилась лапам Стрижика и позволила выбирать дорогу своему другу. Последний поначалу и вовсе не следил за своими шагами, не отдавал себе отчёта о выбранном направлении. Но после того, как сам чуть было не шагнул в глубокую канаву по неосторожности (хотя и совсем не спешил), он стал внимательнее. На одно мгновение он почти растерялся: не мог точно определить, в какой именно части леса находится. А затем узнал местность и даже обрадовался: неподалёку от них находились заросли утёсника. Приятное, спокойное место, отлично подходящее и для охоты и для уединённых бесед одновременно.

Хвоинка до сих пор казалась Стрижику слишком удручённой, хотя её можно было поймать. Меньше всего на свете он хотел видеть свою подругу печальной и настолько погруженной в собственные мысли.
- Эй, - окликнул он самым непринуждённым тоном, - ты видела, какую полёвку принёс сегодня утром Тёмный? Он молодец, моя первая охота закончилась не так удачно.
С высоты прожитой луны Стрижик смотрел на себя прошлого с неким недоумением. Нет, разумеется он не стал лучшим охотником племени всего за луну, но он значительно продвинулся, чем немного гордился. Сейчас воспоминания о первой охоте казались немного позорными: шестилунный котик в своё время очень долго выслеживал свою мышь, а когда, наконец выследил, то спугнул неуклюжим прыжком и совсем уж неточными ударами лап. По правде говоря, он просто молотил траву и листья как попало - побег добычи в той ситуации был вполне естественен. Спустя несколько попыток, оруженосцу всё же удалось действительно схватить добычу, он был страшно удивлён тому, сколь упорное сопротивление та оказывала. Как любой хороший друг, он честно и открыто рассказал об этом опыте Хвоинке. Впрочем, первые неудачи не смогли охладить пыл оруженосца, и он продолжал ученичество с особым рвением.

Шаг за шагом, друзья вышли к поляне и раскинувшимся на ней кустам утёсника.
- Мне всегда нравилось это место, -поделился Стрижик, продолжая расслабленно покачивать хвостом, - по-моему здесь и уютно, и красиво, и дичи хватает.
Дичи, впрочем, он пока не замечал, зато слышал приглушённое хлопанье крыльев совсем неподалёку.

Отредактировано Стрижик (2017-09-03 19:13:14)

0

5

» Главная поляна

  Хвоинка шла позади друга. С каждым шагом ей становилось легче, душа уходила в лес, в глубь родных земель... поэтому я не заметила, что послужило причиной последующей осторожности оруженосца.

  Ужасная новость о гибели целительницы всё больше уходила из памяти, а затем и вовсе исчезла. Это дало кошке расслабиться, порадоваться окружающему миру. Особенно её обрадовал выбор Стрижика. Она и не надеялась на более подходящее место, чем вставшие перед учениками стеной заросли утёсника. Это сразу навеяло на неё улыбку, хотя всё же остался какой-то безжизненный оттенок.

  "Он что?.. Прочитал мои мысли?.. Я думала о месте тихом и безмятежном... Таким, как эти заросли утёсника. Хорошо, что я решила пойти за ним и довериться ему... "
 
— Эй, — такой непренуждённый тон друга оборвал её мысли, — ты видела, какую полёвку принёс сегодня утром Тёмный? Он молодец, моя первая охота закончилась не так удачно.

  Прошла всего луна с тех пор, как эти двое были посвящены в оруженосцы. Всё было так интересно, ново, даже немного навеевало страх... И всё же при словах собеседника она вспомнила свою первую охоту. Конечно, хвастаться очень некрасиво, поэтому она как-то не решилась рассказать другу, особенно зная, как прошёл его тот день... У Хвоинки всё сложилось удачно. Точность, резкость, сила, резвость были развиты в ней с самого детства. Она всегда любила выкладываться на полную. В тот день она нацелилась на одну такую жирную полёвку. Тогда она тихо так сидела среди травы и жевала семечко... Хвоинка тогда не расстерялась, припала к земле и тихо тихо, на сколько это было возможно, подкралась к дичи. Резкий прыжок, внезапный момент для этой мелочи, точный удар, зажим, и она повисла в пасти ученицы от удушья. Эту добычу она сразу же приподнесла старейшинам. Конечно, не смотря на такую охоту, наставник указал на некоторые ошибки и объяснил, что её спасла только неожиданность и точность.

  Но эти воспоминания прервала следующая реплика друга:
— Мне всегда нравилось это место, по-моему здесь и уютно, и красиво, и дичи хватает.
 
Да... Это действительно было так. Похоже, что недалеко резвилась какая-то птица, и, похоже, Стрижик уже нацелился на неё.
— Ну, Стрижик, — с некоторой усмешкой, но всё же по-дружески, улыбнулась ученица, — покажи-ко мне, чему ты успел набраться за прошедшую луну!..
 
С последними словами она снизила голос, на всякий случай, вдруг птица услышит их, и немного поникла к земле, ожидая, какие действия предпримет оруженосец.

+1

6

"Хвоинка всё ещё слишком тихая," - мрачно заметил котик, разглядывая подругу. По-правде говоря, она никогда не отличалась ни болтливостью, ни умением создавать шум, даже её шаги были тише, чем у Стрижика. Последний пусть и не был любителем поболтать, но иной раз и в обычные говорил куда чаще своей подруги. Не смотря на это, он почти всегда оставался внимателен к собеседнику и беспокоился, если тот не горел желанием что-то обсудить. Будучи котёнком-подростком, очень многое он воспринимал через сравнение с собой; а если, к примеру, показатель "разговорчивости" у того или иного кота отличался от его собственного, Стрижик считал это странноватым, пытался разговорить или обрадовать собеседника, словом, всячески заботился. Особенно это относилось к его сверстникам. Вот и сейчас он немного волновался за Хвоинку. Ну в самом деле, почему она не поддержала беседу об охоте? Насколько ей сейчас плохо? Причина грустить у неё была более, чем достойная.

— Ну, Стрижик, покажи-ко мне, чему ты успел набраться за прошедшую луну!.. - шутливо поддразнивала его Хвоинка. Ха, должно быть он, всё же ошибся в своих суждениях.
- Большему, чем ты, - весело фыркнул он в ответ, скорее радуясь усмешке подруги, нежели хвастаясь на самом деле. Он закономерно избрал своей жертвой слишком громкую беззаботную птичку за ближайшим кустом.

Стрижик особенно не медлил. Отметив, что он уже находится с подветренной стороны начинающий охотник пригнулся к земле как можно ниже, но ни в коем случае не касаясь животом земли. Втянув в запах, он смог определить, что его будущая добыча - это дрозд. Стрижик не торопился, неспешно переставляя лапы и всматриваясь в листву. Незадачливая птичка пряталась на нижней ветви, куда даже самый маленький котёнок легко бы смог допрыгнуть - а уж Стрижик-то и подавно. Каждое движение маленького охотника было отточено, и он уже готов был взвиться в финальном прыжке, когда ни с того ни с сего услышал треск. Он замер, с выражением ужаса на лице, а в памяти всплыла недавняя охота, когда наставница-Медовая нарочно наступила на какой-то сучок, дабы поторопить подопечного. Треск услышал и дрозд, который тоже странным образом промедлил несколько секунд, а затем взмахнул крыльями и умчался в безопасное небо, пока Стрижик мучительно соображал: то ли Медовая из ниоткуда появилась прямо за спиной, то ли у Хвоинки схожее с ней чувство юмора. В конце-концов он опустил взгляд на собственные лапы и удивлённо обнаружил под одной из них сухую веточку. Да как же это так! Неужели он мог быть таким невнимательным?!

- О, серьёзно?! Да как же так! Я ведь смотрел под лапы, я не мог не заметить вот её, - он неуклюже поддел злополучную веточку лапой и подбросил её к Хвоинке, - это же глупо. - Стрижик был и удивлён и разочарован одновременно. Конечно, случалось, что добыча ускользала прямо из-под лап или замечала среди зелени чёрную макушку,но столь глупых ошибок, как сейчас он не совершал давно, что делала ситуацию даже немного забавной.
- Это почти как так же плохо, моя первая охота, - проворчал он.

0

7

- Большему, чем ты, — последовал такой же весёлый ответ на слова кошечки, от чего та радостно улыбнулась, а в потухших до этого времени глазах засверкали задорные искорки.
  Что ж, Стрижик прошествовал за преследуемой жертвой, а Хвоинка стала наблюдать за его действиями. Всё было хорошо, пока не издался ужасный для охотника хруст ветки под его лапами...

— О, серьёзно?! Да как же так! Я ведь смотрел под лапы, я не мог не заметить вот её, — злополучная ветка приземлилась после броска у лап ученицы. Та привстала с места, будто не палка у её лап, а огонь. — это же глупо.
— Это почти как так же плохо, моя первая охота, — послышалось ворчливое бормотание.

  Хвоинка подошла к другу. Его рассеянность можно было объяснить, ведь сегодня не самый лучший день на этой луне. И всё же ученица понимающим взглядом слегка коснулась взгляда оруженосца. Её глаза были не такими потухшими, как в лагере, они сияли так же, как и всегда, когда в её сердце горит пожар доброты, но походка выдавала ещё неперенесённое чувство при виде безжизненного тела целительницы, любимой всем племенем.
— Послушай, Стрижик, — аккуратно заговорила она, — у всех случаются неудачные дни. Ты не унывай. Просто соберись с мыслями и всё получится... — тут она игриво улыбнулась и, уходя на охоту, сказала через плечо, — Да... И в следующий раз, пожалуйста, не кричи так, а то всю дичь распугал... Моя очередь охотиться!..
 
  С последними словами она отошла на несколько шагов вперёд и остановилась, втягивая воздух. Вокруг, похоже, все попрятались. Ещё несколько шагов под крышей из ветвей утёсника, и в воздухе почувствовался совершенно свежий запах полёвки. Кошечка стала аккуратно оглядываться в поисках дичи. Она, судя по звукам, сидела за некоторыми зарослями, копошась. Она, наверное, что-то жевала. Охотница определила направление слабого ветра. Он дул туда, куда нужно, поэтому следующим шагом было определение траэктории движения. Всё это заняло совсем немного времени, грызун ещё ни о чём не подозревал. Будущая воительница припала к земле на столько, на сколько это было возможно, и потихоньку стала подбираться к будущей жертве. Ученица подобралась достаточно близко, что бы сделать прыжок и приземление. Лапы напружинились, и кошка выпрыгнула из-за некоторых ветвей, отгораживающих гразуна от кошки. После преодоления этой преграды кошка одной лапой при приземлении была на земле, а другой зажала пасть добыче, что бы та не пищала. Хвоинка нанесла смертельный "удар", после чего шла бодрая к другу с добычей. Хвастаться она не любила, поэтому скромно спрятала жертву под землю, что бы запах не распространялся. Эту жирную полёвку она отнесёт королеве или старейшине.

— Ну что? Собрался? Давай, теперь твоя очередь, — села она рядом со Стрижиком и негромко с дружеским тоном сказала ему, — та справишься, просто не сосредотачивайся сильно. Можно потерять мелкие детали. Просто... Не волнуйся.

+1

8

Долго горевать по не пойманному дрозду не пришлось: Хвоинка приложила всё своё обаяние, чтобы успокоить друга, а в её взгляде Стрижик наконец заметил то ли азартные искорки, то ли мягкий светлый блеск, предназначенный ему самому. Впрочем, не так уж и важно, что именно это было, главное - это то, что Хвоинка уже не выглядела такой убитой, в ней чувствовалась привычная любовь к жизни. При таком положении дел значимость упущенной добычи как-то меркла, ведь куда важнее было состояние близкого друга.

Свою собственную охоту ученица провела блестяще. Быть может, она чуть промедлила, не сразу уловив запах дичи, но точные движения и стремительный прыжок не оставили добычи ни одного шанса. Что сказать, она была не только отличным другом, но и хорошим охотником. Должно быть, даже лучшим, чем Стрижик. Последний чуть слышно приблизился к кошечке оглядывая улов.
- Ох, она большая! - восхищённо заметил он. Большие вещи нередко вызывали у него какой-то особый трепет, будь то толстая полёвка, большой кот-воитель или же просто здоровенный валун, который нельзя было обойти, а только перепрыгнуть.

Хвоинка была милой. Действительно милой. Она так искренне старалась поддержать и дать совет, что Стрижику даже хотелось заурчать от такой заботы. К чему скрывать, ему были приятны попытки дать совет или поддержать.
- Хей, спасибо, но я ведь уже ловил мышей раньше, - весело заметил он, отходя на несколько шагов и вслушиваясь в тишину. Действительно, и ему пришлось напрячься, чтобы услышать хоть что-то. Неужели тихие переговоры двух оруженосцев могли спугнуть всю дичь?

После минутных поисков, прислушиваний и глотков воздуха, он, наконец, заприметил свою мышку. Та пряталась в траве и внимательно слушала каждый шорох. Но то ли слушала она невнимательно, то ли имела проблемы со слухом, а опасность всё не замечала. Стрижик был быстр и стремителен. Он двигался почти бесшумно, глядя только на свою цель. Он  настиг её легко и молниеносно, а затем, уже собираясь нанести последний укус, чуть не подскользнулся на траве. Оруженосец отчаянно махнул хвостом: нет, он не может допустить такого провала повторно! К счастью, всё обошлось. Он ловко вырулил и вовремя схватил добычу, с мрачным удовольствием отмечая, что его мышка тоже далеко не костлявая, а очень даже упитанная.

Вернувшись к Хвоинке, он бросил добычу к её лапам.
- Видишь, у меня получилось, - поделился он не без ноток гордости в голосе, - Должно быть, очень плохо быть маленькой толстой мышью, - весело заметил оруженосец, вспоминая, как неловко и неповоротливо дёргала лапками его жертва.

+1

9

— Ох, она большая! — возглас восхищения со стороны оруженосца, от которого Хвоинка смутилась.

На слова поддержки она получила ответ:
— Хей, спасибо, но я ведь уже ловил мышей раньше, — было очень приятно слышать его весёлый голос.

  Сейчас было не до разговоров, потому что для удачной охоты нужна полная тишина со стороны охотника, который уже искал дичь. Что ж... Это не очень просто, потому что звери с чутким слухом услышали неаккуратных оруженосцев, которые разговаривали между собой. И всё же жертва обнаружена. Хвоинке понравилась его собранность, что она не обратила внимания на некоторую неудачу на исходе охоты, но всё же добытчик не потерпел неудачу, а наоборот, в его зубах висела жирная мышь. Вот удача!

— Видишь, у меня получилось, — голос имел ноты гордости, но это естественно после первой неудачи,но друг ученицы и правда был таким, каким никто не будет, — Должно быть, очень плохо быть маленькой толстой мышью

— Молодец! — воскликнула Хвоинка, но, вспомнив, где они сейчас, она понизила голос, — наверное, я всех мышей здесь распугала... — тихо засмеялась она.

— Ну что? Продолжим охоту? — спросила она, потому что сейчас ей как-то не очень хотелось продолжать, потому что, глядя на этих жирных грызунов, у неё разыгрался голод.

0

10

Лагерь ---->

Ласточка ускорялась и бежала все быстрее, будто пыталась улизнуть от навязчивой, неизвестно откуда взявшейся мысли.
Улей был бы в ярости.
Перебирая лапами, кошка замедлилась, оборачиваясь так, будто за ней гнался Звездоцап со всем Темным лесом разом. Остановившись, тяжело дыша, Ласточка тряхнула головой, убедившись, что Рваногрив за ней не пошел.
Какое-то мерзкое чувство. Слишком запутанное, переплетающееся с непонятным чувством вины перед Ульем, даже перед Рваногривом, а еще была ярость, раздражение, дрожащие лапы, воодушевление и жажда жизни.
В общем, слишком много даже для такой эмоциональной кошки, как Ласточка.
Краем уха воительница услышала, как где-то неподалеку возвращаются в лагерь соплеменники с Совета. Успокаиваясь, Ласточка пригладила шерсть, гордясь собственным умением быстро и основательно брать себя в лапы. Нет, в самом деле, когда это прежде Ласточка - главная строптивица племени - млела и переживала от внимания кота? Улей - да, но их связь была чуть сильнее хотя бы от того, что он обучал её. Наставлял. Почти властвовал, а такой темпераментной кошке, как Ласточка, подходит только властный, сильный партнер.
Сильнее, чем она сама.
И тут кошка фыркнула в ответ на свои мысли. Сильна, ничего не скажешь - убежала от Рваногрива так, что пятки сверкали. Какой пример она подала бы Бурянке?

+1

11

- Главная поляна

Мягкая мгла расстилалась под лапами спешившего Рваногрива моховым ковром, позволяя его огрубевшим подушечкам утопать в ней, а когтям цепляться за неосязаемые нити сквозняка, стелющегося по земле, и дёргать их, рвать, спутывать, словно невидимые струны души Ласточки, так скоропалительно сбежавшей от Грозового кота.
«Так что же всё-таки произошло?» - Любопытство и неясное предвкушение чего-то таинственного и многообещающего гнало Рваногрива вперёд, и он шёл, покорно следовал своему внутреннему зову, сам не зная, чего хочет больше: найти соплеменницу или всё же дать ей уйти, чтобы оставить свою совесть чистой перед братом. Настолько, насколько это оставалось ещё возможным.
Лапы несли чёрного исполина в густую тьму леса, и поначалу он шёл осторожно, следя за пружинящим настилом под лапами и боясь ненароком спугнуть Ласточку. Старший воитель не знал, для чего идёт за ней. Её аромат, такой знакомый и привычный, был пропитан прогорклостью обиды и чем-то ещё, до дрожи дразнящим и пикантным, так что шерсть на спине Рваногрива заходила ходуном, а лапы вдруг налились силой и мощными скачками понесли его вперёд, вынуждая ломать грудью сухие ветви кустарников. Чёрно-белый кот бежал и вслушивался этот сдавленный треск, предсмертные вопли ломаемых стеблей и прутьев, и вместе с их последним вздохом осязал, как рушатся его внутренние препоны: они ломались с той же пугающей лёгкостью, что и высохшие растения на его пути. Времени на раздумья не оставалось.
- Ласточка! – выкрикнул Рваногрив, завидев удаляющуюся тень чёрно-белой воительницы, а в следующее мгновение бросился напролом сквозь заросли ежевики, напрямую, чтобы срезать путь и нагнать соплеменницу. И ему это удалось. Кубарем выкатившись из бурелома, старший воитель налетел на соплеменницу и сшиб её с лап. Его густая чёрная грива была спутана, местами припорошена пылью и мелким мусором с земли, а глаза превратились в два вместилища настоящего пожара: Рваногрив по-прежнему оставался собой – таким же прожжённым негодяем, мятежником и завоевателем. Чёрно-белые лапы крепко схватили Ласточку и пригвоздили её к земле, а сам исполин приник к соплеменнице, так что животом ощутил нежную растрёпанную шерсть на её спине, и, жадно хватая пастью обжигающий воздух, томно, почти с нежностью прошептал в чёрное ухо, не спеша отпускать покатые плечи: - Ну куда же ты?.. – Из его горла исторглось низкое урчание, больше напоминающее боевой рык, и Рваногрив медленно провёл языком за ухом соплеменницы, наслаждаясь её тонким дразнящим ароматом и продолжая тихо нашёптывать льстивые, коварные слова, словно змей-искуситель, тугими кольцами обхвативший свою добычу: – Всё бежишь, бежишь от меня… - Подобно разбухшим от влаги брёвнам безнадёжно затапливаемой плотины, его долг перед племенем, перед самим собой, честь и чувство вины из последних сил сдерживали прилив – настоящий шквал! - чувств старшего воителя, но было уже поздно: Рваногрив пропал, когда крепким лбом упёрся Ласточке в шею и медленно повёл носом вниз, а затем, ещё медленнее, - вверх, против шерсти, ощущая под собой дрожь своей пленницы. – Но только ты не знаешь одного, моя дорогая Ласточка. - На вкус её шерсть оказалась такой же сладкой, как нежный ворс свежеубитой дичи после недельной голодовки; как глоток воды из чистого родника для усталого путника; как капля молока для котёнка, потерявшего кормилицу. Старший воитель стиснул зубы сильнее и подался вперёд, наслаждаясь запретной близостью. – Что все дороги ведут ко мне.
Чувство вины, доселе гнетущее его, затравленно пискнуло и сгинуло, придавленное тяжёлой лапой вожделения, оставив Ласточку в полной власти Рваногрива. Старший воитель больше не мурлыкал: всю его грудь сотряс мощный рык, и вдруг в памяти яркой искрой вспыхнули два яростных огня: укоряющие глаза Улья.
- Звездоцап подери! – грязно выругался Рваногрив, опомнившись и рывком отстраняясь от соплеменницы, как будто это могло хоть что-то изменить, хоть как-то повлиять на дальнейший ход событий. Он стоял и потрясённо смотрел на неё, но видел перед собой всё ту же копну рыжей шерсти и два ярко-жёлтых, таких же, как и у него самого, глаза.

+4

12

Как часто охотница, ярая и беспрекословная, чувствует себя жертвой?
Наверное, только сейчас.
Только сейчас, когда под лапами желтели сухие листья, которые противным, устрашающим скрежетом все громче и громче знаменовали бегущего за ней хищника. И его рык:
- Ласточка!
Все внутри черно-белой сжалось. В это мгновение она на все сто ощутила, что происходит с мышкой, когда к ней приближается неминуемая гибель. И как ей хочется убежать.
Сорвавшись с места, кошка побежала - но запоздало. Словно из ниоткуда тенью Звездоцапа на неё выскочил кот, и в одно мгновение все, казалось бы, закончилось. Бешено стучащее сердце пропустило удар, как-то обреченно. Ласточка рухнула, оказавшись целиком во власти Рваногрива.
Разве такое возможно?
Кошка зарычала, взбрыкнулась, но безуспешно: даже её сильной фигуры не хватило для того, чтобы сбросить, как казалось, одурманенного, обезумевшего соплеменника.
- Ну куда же ты?.. – почти похабно прорычал ей на ухо куда более взрослый, сильный кот, который сейчас будто бы перестал быть воителем: просто кот. Который еще не осознает, но уже делает то, что хочет.
Замерев от всепоглощающего страха, Ласточка поджала уши, едва шершавый язык их коснулся. Перебрав лапами, она взбрыкнула снова, но разве он её сейчас отпустит?
- Вон, - тихо, предупреждающе рыкнула кошка, попытавшись изогнуть шею, чтобы Рваногрив видел, видел все: её оскал, её горящие пламенем глаза, когти, впившиеся в сухие листья.
– Всё бежишь, бежишь от меня… - то, как он касался её, было запредельно... неправильно.
Ласточке хотелось думать, что отвратительно.
И то, как он прижимался лбом, как ласкал шею языком. Что-то подобное она испытывала один раз, когда была совсем юной, едва посвященной, желавшей вкусить взрослой жизни Ласточкой. Улей был сильным, ярым, но... не таким пугающим.
А вдруг именно - предки милосердные! - именно этого животного страха, переходящего в нечто более глубокое, почти интимное... не хватало?
Ласточка хрипло выдохнула, зажмурившись. Страшно. Запретно.
– Но только ты не знаешь одного, моя дорогая Ласточка, - она едва не застонала-зашипела-зарычала, скрывая страх, когда поясницей кот прижался к ней ближе, совершенно точно и безоговорочно подчиняя. Сомкнувшиеся на загривке зубы заставили Ласточку взбрыкнуть снова, постаравшись лягнуть его со всего страха, со всей своей силы, которая так перед ним ничтожна.
– Что все дороги ведут ко мне.
Рык хищника отрезал все пути к отступлению, и Ласточка, ничего не соображавшая, тупо глядящая перед собой округлыми голубыми глазами, уловила секунду, когда Рваногрив замер. Она не знала, что он так хотел подчинить её. Что все его взгляды, ухмылки, внимание были настолько реальны.
Кот отскочил на секунду позднее, чем это сделала черно-белая. Она не видела, как он, укоряющих глаз Улья - она лишь ощущала страх и... предательство перед собой.
Как будто она жалела бы, если бы это случилось.
И маленькое, словно маковое зернышко, сожаление, что ничего не произошло.
Потому что таким, как Ласточка, просто необходимо быть с кем-то более сильным.
Настолько сильным.
Она не слышала, что выкрикнул Рваногрив - лишь прижималась боком к шершавой коре клена, в ужасе глядя перед собой.
- Как ты посмел... - посмел что? Наброситься на неё?
Отпустить?

+4

13

Рваногрив не был близким котом Ласточке. Он не следил за тем, как она росла, день ото дня хорошея и становясь всё крепче; не был её наставником, не отмечал её успехов и не подбадривал после неудач. Чёрный исполин был сторонним наблюдателем, невнимательным, паршивым наблюдателем: он стал замечать соплеменницу лишь после того, как приметил, что Улей воспринимает Ласточку не просто как ученицу, но как подругу. Они были вместе какое-то время, и он, Рваногрив, недоумевал – как же мог пропустить такой важный момент, когда его брат перестал быть только его. И Ласточка, в свою очередь, тоже стала принадлежать не только себе самой, но и рыжему воителю с такими же ярко-жёлтыми, неукротимыми, как и у самого Рваногрива, глазами. Чёрно-белый исполин всегда был ей чужим, и сейчас он вероломно посягнул на то, что никогда не было его по праву.
Все эти мысли пронеслись в его голове разрушительным смерчем, оставляя после себя обрывки недосказанности, и Рваногрив, стиснув зубы, сердито распушил хвост и вздыбил спутанную шерсть на загривке, ополчённый против всего мира, против Ласточки, которая смотрела на него как на врага.
- Если хоть кто-то об этом узнает, - резко начал он, выступая вперёд и смеряя соплеменницу испепеляющим взглядом, - я самолично вспорю вот этими когтями, - старший воин показательно выставил лапу со зловеще выпущенными кривыми лезвиями, матово поблёскивающими в скупом свете тающей луны, - твою прекрасную шею. Думала, я с тобой шутки шучу всё это время?! – голос Рваногрива задрожал от едва сдерживаемого гнева. Он сам толком не мог объяснить, откуда в нём взялся прилив ненависти: из-за Улья, немой тенью маячившим где-то на границе его сознания, собственного чувства вины, изъедающего душу подобно червю упавшее яблоко, или из-за того, что Ласточка оттолкнула его, так и не проявив взаимности. - Нужно возвращаться в лагерь, - хмуро продолжил чёрный исполин, пряча когти и небрежно взмахивая хвостом в сторону их дома: места, где всё было спокойно и привычно до того момента, пока Рваногрив всё не испортил.
Встряхнув лобастой головой и в последний раз бросая на чёрно-белую воительницу строгий взгляд, старший воитель решительно развернулся и медленно побрёл в лагерь, тяжёлой поступью нарушая тишину ночи Священного перемирия.

- Главная поляна

+2

14

Хвоинка хорошо разогрелась на охоте. Она поймала жирную мышь, а этого мало. Поэтому она зашагала за остальной дичью дальше. Она тихо, шаг за шагом, приближалась к каждой жертве, а потом расчёт, прыжок, точность и направленность действий, и мышь теряла жизнь, зажатая в зубах молодой охотницы. Потом она настигла ещё одну мышь, а там ещё и упитанную полёвку. Она поймала достаточно грызунов, поэтому кошечка решила немного поймать пернатых, но ей не везло. Ученица упустила синицу и двух воробьёв. И всё же она хорошо отвлеклась от недавнего потрясения. Она уже забыла обо всём произошедшем, но вот маленькая мысль о смерти целительницы, и грусть искозила выражение её морды.
  Кошка была полная добычей. Не смотря на то, что оруженосцы немного распугали всю дичь своими разговорами, охота удалась. На миг ученице показалась знакомая фигура соплеменницы. Ласточка? Что она здесь делает? Почему бежит? Кошечка не стала расспрашивать её. Она лишь демонстративно прошла мимо неё с полной пастью добычи, не поворачивая взгляд на Ласточку, будто не заметила её. Там дальше она увидела Рваногрива. Какой-то разговор, в который ученица не влезла подслушиванием. Она развернула уши, что-бы ничего не слышать. Позже и Рваногрив направился в лагерь. Кошечка не спешила идти туда же. Она неспеша и тихо шагала, отматривая знакомый лес в ночь перемирия. Единственное время, когда между племенами нет вражды, о чём всегда мечтает Хвоинка. Ну а сейчас ей нужно отнести всю добычу в лагерь, а упитанную мышь она занесёт старейшине. Она всегда так делает.
 
»»> лагерь

Отредактировано Хвоинка (2017-10-27 17:11:35)

0

15

Кот сердито вздыбил шерсть, выдавая все свои чувства напоказ, и Ласточка медленно успокаивалась, выравнивая дыхание. Да, теперь она не будет чувствовать себя мышкой каждый раз, когда Рваногрив бросит на неё сердитый взгляд. Теперь кошка и сама имеет пару уловок в рукаве.
- Если хоть кто-то об этом узнает, - резко начал он, выступая вперёд и смеряя соплеменницу испепеляющим взглядом, на что черно-белая, к своей гордости, отреагировала лишь вздернутым носом, но никак не попячиванием назад, - я самолично вспорю вот этими когтями, - выставив свои кривые когти, угрожающе рокотал воитель, - твою прекрасную шею.
Ласточка молчала, усмехаясь уголком губы.
- Думала, я с тобой шутки шучу всё это время?! – дрожащий голос старшего воителя выдавал его с потрохами.
- Какие уж тут шутки, - наконец отлепляясь от коры дерева, к которому неосознанно все еще прижималась, Ласточка медленным, вальяжным шагом пошла в сторону Рваногрива, чуть вбок, остановившись лишь тогда, когда поравнялась с ним. Да, он был выше, но и Ласточка - не хрупкая королева.
- Ты сам с собой не в ладах. Разберись с этим прежде, чем угрожать мне, - выделив последнее слово, воительница клацнула зубами, угрожающе прижимая уши. Больше она себя в обиду не даст.
- Нужно возвращаться в лагерь, - буркнул брат Улья и развернулся, шагая домой. Он был явно зол и... неудовлетворен, отчего на губах Ласточки заиграла дьявольская усмешка. Будто бы она вышла победителем из этой... ситуации.
Раздался треск. Дернув ухом, кошка обренулась, но не услышала никого поблизости. Настороженно взмахнув хвостом, она пошла следом за черным котом, чувствуя, что лапы почему-то по-прежнему ватные.

----> Лагерь

+2

16

»лагерь Грозового племени

Выйдя из лагеря, он, казалось, заметно расслабился и позволил себе пойти неспешным шагом, каким в мирные времена на рассвете патрулировались границы. Патрулировались слегка лениво, потому как каждый знал, что ему не придётся выпускать когти и драть чужие шкуры в попытках защитить собственные земли - просто знал, и всё тут. Он слегка удивился тому, что Серебро Звёзд решил последовать с ними, но всё же подавил в себе кривую улыбку: урок, преподнесённый чужим предводителем, оруженосец запомнит надолго; урок, преподнесённый двумя чужими предводителями, намертво врежется в память.
— Думаю, у нас достаточно времени, чтобы вы рассказали мне, чем же вас так привлекли угодья Грозового племени, раз это влечение оказалось сильнее страха перед Когтезвёздом, — ровным тоном поинтересовался синеглазый, не оборачиваясь на Сумрачных учеников. Он говорил с ними без резкости или раздражения, потому как совершенно не испытывал их. Несмотря на то, что он ожидал услышать историю о нападении на собственных оруженосцев и охоту племени Теней на своих землях, истина оказалась совершенно иной. Тем забавнее. — В лучшие времена за подобные поступки Серозвёзд и Бурозвёзд отправили бы нас до старости ловить блох у старейшин, а? — хмыкнул Грозозвёзд, обращаясь к Речному предводителю и покачивая кончиком хвоста. И, пожалуй, видя, что оруженосцы не решили дезертировать и бежать домой, он окончательно укрепился в решении не сообщать полосатому соседу о недисциплинированности своих учеников. Да и, к слову, если насчёт Ястребиного он не мог сказать ничего особенного, то к юной Подлёдной он испытывал смесь жалости и восхищения - не каждая нечистокровная кошка может выжить в племени Теней, ещё и обучаясь у таких... консервативных наставников. В конце концов, его собственные дети вполне могли столкнуться с подобным отношением в недалёком будущем. Хотя в их случае синеглазый точно знал, что упрётся рогом, но не позволит полукровкам стать объектами для насмешек.
Наконец, когда они достигли зарослей неприветливо выглядящего утёсника, Грозозвёзд остановился и обернулся к Сумрачным оруженосцам. Выпустив когти на лапе, он потянул за высохшую плеть, выпутывая её из клочков сородичей и лишь после этого перекусывая.
— Сначала вытаскиваете, лишь потом применяете зубы, иначе расцарапаете носы, — пояснил кот. — если не будете считать ворон, к вечеру уже будете в лагере племени Теней.

+5

17

главная поляна >>>

Грозозвёзд не торопился. Ястребиный даже рад был этому, ведь по пути он успевал хорошенько осмотреться, вертя головой в разные стороны. Он даже подумывал куда-нибудь незаметно улизнуть, но мешал второй кот, в котором оруженосец достаточно быстро признал предводителя Речных котов - Серебро Звёзд. Да уж, когда ещё удастся погулять и побеседовать с двумя предводителями. Он с полуулыбкой поглядывал на Подлёдную, мол, всё вышло очень даже хорошо, он даже познакомил её с чужими предводителями. Через несколько лун ещё с благодарностью будет вспоминать эту вылазку.
— Думаю, у нас достаточно времени, чтобы вы рассказали мне, чем же вас так привлекли угодья Грозового племени, раз это влечение оказалось сильнее страха перед Когтезвёздом.
Ястребиный едва сдержал смешок. Надо держать себя в лапах, чтобы случайно не спровоцировать Грозозвёзда. Пока тот был в относительно умиротворённом расположении духа, и оруженосец намеревался извлечь из этого выгоду.
- Недавно наш патруль прогнал с территории здоровенную рысь, - не скрывая гордости в голосе произнёс Ястребиный, тщательно взвешивая каждое слово. О терроре и помощи Небесных можно и не рассказывать, решил он. В конце концов, это не самое важное. - Мы с Подлёдной сегодня учуяли запах зверя недалеко от границы и решили удостовериться, что тот действительно ушёл. Немного увлеклись и забрели к вам, - кот состроил извиняющуюся мину. - Бурянка и Лучелап вовремя нас остановили, но вместо того, чтобы выслушать наше предупреждение, напали.
Ястребиный пожал плечами, будто вовсе не винил сверстников за такое поведение. Оруженосец держался вполне уверенно, сопоставляя свою версию с тем, что произошло у границы, чтобы случайно потом не выяснилось, что он не слишком умелый лжец. Ложь - всегда слегка приукрашенная правда.
Разношёрстный отряд вскоре приблизился к плотным зарослям утёсника, и Грозозвёзд без промедления показал ученикам, чем им предстоит заниматься. На морде Ястребиного отразилась безнадёжность. Кот тяжело вздохнул и медленно приблизился к зарослям. Да уж, в такие если упадёшь, без шерсти останешься. Лишь бы Молния не узнала, чем мне пришлось заниматься. Некоторых усилий над собственной гордостью стоило коту приняться за перекусывание ветвей утёсника. Поначалу шипастые плети оставляли на морде мелкие ссадины, но после Ястрбеиный приноровился делать это аккуратно, хотя и не слишком шустро. Надеюсь, Грозозвёзд не блефует и действительно к вечеру отпустит нас. Главное, чтобы никто не узнал. Оруженосец то и дело поглядывал в сторону леса, припоминая с какой стороны их привели и как далеко граница. Бежать и бежать, эх. Да и Подлёдная ещё... без неё нельзя, ей здесь загнобят.

+6

18

<<< ------------------------ главная поляна

Они с Ястребиным шагали в окружении двух предводителей. Двух чужих предводителей по незнакомой территории. Грозозвёзд излучал властную усталость и спокойствие, его голос был ровен и не источал презрения к сумрачным нарушителям. Подлёдная находила его совершенно другим предводителем, отличным от того, что она видела раньше на Великом Дубе острова Советов, отличным от Когтезвёзда, известного, судя по речи Грозового кота, своим суровым нравом далеко за пределам родных болот. «Интересно, о чём же сплетничают предводители, когда ожидают начала Совета?» - эта мысль неоднократно всплывала там, в полнолунную ночь, когда Подлёдная смотрела на тёмную фигуру Когтезвёзда, занимавшего своё законное место, когда она смотрела на глашатаев, вылавливая взгляд Штормогрива, палящий, тёплый, манящий, когда она мечтала быть там, будучи достойной ученицей предводителя. И теперь сейчас - в окружении власть имеющих, в окружении двух старых котов, чьи характеры и намерения ей были совершенно незнакомы. «И не надо злить Грозозвёзда, пока он находится, очевидно, в хорошем расположении духа».
Ястребиный, как и обещал, взял роль рассказчика на себя. Подлёдная старалась поддержать его слова - продолжение своей легенды для Лучелапа и Бурянки - уверенными кивками. Благодаря Когтезвёзду она наловчилась делать независимый вид и с ним скрывать правду, но сейчас было это делать сложнее. Сейчас Подлёдная изначально знала, что сама виновата во всём.
Реакция Грозозвёзда была спокойной. Он даже перекинулся усмешкой над их головами с пятнистым Речным предводителем, и Подлёдная постаралась сдержать улыбку. Немного нервную и сопереживающую. «Кажется, они на самом деле не знают, как за провинности снимаются шкуры».
Они ненадолго замолчали, продолжая идти за Грозовым котом, и Подлёдная обдумывала, что же за нелёгкая принесла на эти земли Речных воителей. Она изучала Серебро Звёзд, и изнутри её так и подмывало прямо поинтересоваться о причинах его появления здесь, о причинах, сподвигших его последовать за сумрачными нарушителями на поле их наказания, но пока ученица прилежно молчала.
И продолжила также молча делать работу, предложенную Грозозвёздом. Ястребиный кривился и всячески изображал своё неприятие такого наказания, но принялся усердно трудиться рядом с ней. Иногда Подлёдная замечала его косые взгляды, брошенные украдкой по сторонам, и почему-то прекрасно понимала его намерения, как будто оказалась с ним на одной волне. Приблизившись, ученица положила лапу ему на лапу и надавила, заставляя очистить свои мысли и никуда не бежать. «Больше нам ничего не надо делать без разрешения».
Выдрав несколько плетей и расцарапав себе щёки, нос и пасть, как ни старалась светлая избежать этой участи, Подлёдная присела и потёрла лапой саднящую морду. Ей надо было собраться с духом, чтобы выпалить терзающие её вопросы, чтобы произнести речь, которую она старательно готовила с момента озвучивания наказания.
- Мы с Ястребиным благодарим тебя, Грозозвёзд, за то, что ты отнёсся к нам с пониманием. Как бы мы не хотели не нарушать Воинский Закон, обстоятельства иногда к этому вынуждают, - Подлёдная бросила взгляд на своего сумрачного спутника. Он-то должен понять глубинный смысл этих слов.
- И, кажется, и вы, Серебро Звёзд, и вы, Грозозвёзд, узнали меня, - её щёки под шерстью горели, она смущённо повела хвостом, скрывая то, как лестно ей это знание, - и всё же... это ведь не то, что отвратило от нас с Ястребиным заслуженного наказания? Я просто... мне бы хотелось знать, почему вы, Грозозвёзд, так спокойно к нам отнеслись, - Подлёдная головы не опускала, но сейчас подняла её ещё выше, вглядываясь в глаза Грозового предводителя. Она очень чётко отмерила свой лимит слов и надеялась, что не ошиблась с лимитом щедрости и доброты предводителя лиственных земель.

+5

19

— Недавно наш патруль прогнал с территории здоровенную рысь, — поспешил ввести его в курс дела тёмный кот. Оторвавшись от вытягивания веток, Грозозвёзд на секунду застыл неподвижно, обдумывая услышанное, после чего медленно кивнул, словно дело шло о рутинном патруле утренней охоты. — Мы с Подлёдной сегодня учуяли запах зверя недалеко от границы и решили удостовериться, что тот действительно ушёл. Немного увлеклись и забрели к вам, — выпрямившись, предводитель скользнул взором сначала по Подлёдной, потом по Ястребиному.
— Опрометчивое решение, — констатировал он, прервавшись, чтобы выцепить упрямую плеть, которая, отчаянно удерживаясь за своих сестёр, решительно не хотела сотрудничать с ним и идти на укрепление новой палатки. — я могу поверить в то, что два оруженосца смогут спастись от такого хищника, как рысь, если что-то пойдёт не так, — продолжил кот, справившись со своей задачей, — Но чтобы намеренно преследовать раненого зверя, нужно быть редкостным глупцом, — его губы дрогнули в еле заметной усмешке. — или отъявленным храбрецом. Предчувствие возможной смерти вбивает в тебя такие ощущения, что даже ритуал посвящения в предводители и получения девяти жизней меркнет на его фоне, — пожал плечами Грозозвёзд. — такой противник, будь то кот, барсук или рысь, опаснее вдвойне - ему нечего терять. Кровь становится сильнее, чем самый холодный и расчётливый ум или самое светлое и жалостливое сердце.
Отвернувшись к кустам, для себя в голове он сделал зарубку о том, что следует в обязательном порядке по возвращению в лагерь провести беседу с Бурянкой и Лучелапом, кои являлись той ещё головной болью - и в оруженосцах засиделись, и в воители их посвящать было страшно: всё равно, что дать коту в лапы осиное гнездо и предложить швырнуть в спящих соседей по палатке.
— Мы с Ястребиным благодарим тебя, Грозозвёзд, за то, что ты отнёсся к нам с пониманием. Как бы мы не хотели не нарушать Воинский Закон, обстоятельства иногда к этому вынуждают, — подала голос Подлёдная. Синеглазый с живым интересом и любопытством глянул на неё, обдумывая услышанное.
— Если вашим обстоятельством было преследование раненой рыси, то не могу разделить твою точку зрения. Если же что-то иное, полагаю, вы всё равно не назовёте своих истинных мотивов, — пожал плечами предводитель Грозового племени. В груди вновь заныл ком, который никак не хотел отпускать его, пока внутренний голос услужливо напоминал, какую цену заплатил он сам, и какую предстоит заплатить его детям за то, что он сам в каком-то смысле нарушил Воинский закон. И... и какую цену за это заплатила Каракурт.
— И, кажется, и вы, Серебро Звёзд, и вы, Грозозвёзд, узнали меня. И всё же... это ведь не то, что отвратило от нас с Ястребиным заслуженного наказания? Я просто... мне бы хотелось знать, почему вы, Грозозвёзд, так спокойно к нам отнеслись, — сменила русло беседы Сумрачная ученица, что не могло его не успокоить.
— Твоя правда, Подлёдная, — качнул головой в знак согласия предводитель, бросив мимолётный взгляд на пятнистого товарища - интересно, а какого мнения об этих оруженосцах придерживался он? — я не первую луну наблюдаю за тобой и знаю твою историю. Во всяком случае настолько, насколько племя Теней позволяет её пересказывать соседям, — улыбнулся Грозозвёзд. — и если они не врут, то ты достойна уважения. Тебе приходится идти по нелёгкому пути, который по странной иронии пролегает в племени, меньше всего терпимом к нечистокровному происхождению. Кто знает, какое предназначение приготовило тебе Звёздное племя, если начало испытывать тебя на прочность с самого рождения? — вопрос, являющийся скорее риторическим, замер в воздухе, когда он перешёл ко второй части ответов. — Я сам был оруженосцем, да и наши ученики также не дают мне забывать о том, что у молодого поколения взгляды на Воинский закон и моральные устои более... компромиссные. Возможно, имей я племя, каковым сейчас является ваше, Сумрачное - здоровое, полное крепких воителей и здоровых котят, не терявшее своих территорий и не развязывающее проигрышных войн, - я бы подумал, а не стоит ли мне отослать вас к Когтезвёзду и надиктовать пару условий вслед. Но нынешние времена обязывают быть терпимее и скромнее, а мои собственные моральные принципы - милосерднее. Как минимум сейчас, когда угроза извне касается всех племён, — вздохнул светлошёрстный кот. — По территориям лесных племён шастают изгнанники и бродяги. Как думаете, какие отношения сложились бы у меня с Когтезвёздом, если бы я отослал вас с позором и без сопровождения после драки с Бурянкой и Лучелапом, а вас бы на самой границе убили другие коты или рысь, о которой вы мне рассказали?

+5

20

Очередная своенравная ветка хлестнула по чёрной щеке, заставляя оруженосца сдержано зашипеть, потирая больное место лапой. Когтезвёзд до такого не додумался бы. Даже не знаю, что хуже, бороться с утёсником или вычищать ясли.
— Опрометчивое решение.
Ястребиный обернулся на Грозозвёзда и внимательно выслушал его слова, склонив голову набок. Забавно. Пошла бы Подлёдная вместе со мной по следу реальной рыси? Или испугалась бы и начала читать такие же нотации, что и Грозозвёзд? Скорее всего. Кот медленно кивнул, соглашаясь со словами Грозового предводителя словно через силу.
- Ну-у... так далеко мы не собирались заходить. Наставники учили нас незаметной слежке на расстоянии, - ещё и Молнию похвалить удалось. Только не нужно сейчас о том, что наставники не учили нас Воинскому Закону. Бурянка уже блеснула своими прекрасными знаниями теории. Единственное, чем она может блеснуть, ха.
Кот продолжил вытягивать плети утёсника из зарослей, постепенно набирая скорость. Он почти наловчился делать это безболезненно. Вновь от работы отвлекал завязавшийся разговор. В другой ситуации Ястребиный был бы рад погреть уши да увильнуть от обязанностей, но сейчас он хотел лишь поскорее смыться с чужой территории. Нас наверняка уже ищут, Подлёдная, о чём ты вообще думаешь?
Ястребиный непонимающе покосился на соплеменницу, когда она принялась со всем почтением разглагольствовать о благородстве предводителя древолазов. В голове ученика вертелся другой синоним, но он пока относился к завязавшейся беседе довольно скептически.
- И всё же... это ведь не то, что отвратило от нас с Ястребиным заслуженного наказания? Я просто... мне бы хотелось знать, почему вы, Грозозвёзд, так спокойно к нам отнеслись
Продолжай в том же духе, и нас обязательно приведут с позором прямо в лагерь, ещё и на Совете расскажут, - читалось в янтарном взгляде, устремлённом на светлую кошечку. Ястребиный искренне не понимал, почему бы ей не закрыть свой ротик и не постараться ради собственного блага. Ну, конечно, пока она будет тут вести высокие разговоры, я уже всё сделаю.
Благородные, исполненные пафоса речи Грозозвёзда вызывали лишь ухмылку на чёрной морде, но Ястребиный тщательно её скрывал, всё ещё продолжая разбирать утёсник.
- Как думаете, какие отношения сложились бы у меня с Когтезвёздом, если бы я отослал вас с позором и без сопровождения после драки с Бурянкой и Лучелапом, а вас бы на самой границе убили другие коты или рысь, о которой вы мне рассказали?
- Если мы ещё немного задержимся, Когтезвёзд лично скормит нас рыси, - буркнул Ястребиный, косясь на Подлёдную, и в этот самый момент, когда внимание его ослабилось, гибкая ветка с силой хлестнула кота по лбу, и тот инстинктивно отпрыгнул назад, зашипев и зло сверля гадкий утёсник взглядом.
Давай, дорогая, расскажи ему ещё что-то о своей нелёгкой судьбе, и на радушный приём дома мы можем не рассчитывать.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » заросли утёсника