РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Ваш актив радует нас не по дням, а по часам - и голосование в июне получилось не менее жарким, чем погодка за окном. Спасибо за ваши голоса!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Покоритель сердец, обладатель статуса самого ярого драчуна, обаяшка - Бурелом. Не стесняйтесь, выпытывайте самое сокровенное!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 41 страница 50 из 50

1


Рядом с палаткой предводителя, рядом с корнями плакучей ивы обитает целитель Речного племени. Хитросплетения корней создали своеобразные «полочки» и углубления, что переходят в природную пещерку скалы, где находятся все целебные травы и небольшой сток с пресной водой. Больных же целитель размещает у корней, там, где пригревает солнце, а все щели перекрыты камышом и осокой, создавая тепло и уют. Палатка расположена дальше всех от воды, чтобы на случай бедствия в виде наводнения травы оставались в целостности и сохранности.


0

41

заброшенное гнездо двуногих → палатка целителя

Лютоволк как ходил расфуфыренный, так и продолжает ходить, а теперь и вовсе стал важной птицей, заняв одно из мест лидеров группировки. Так что, Лунь, всё у нас по-старому. Разве что одиночек всяких разных понабрали. Вон, тоже важные ходят и творят мерзкие делишки...
Сероглазая сделала вид, что не заметила, как Призрак назвал её по старому имени. Пусть зовет, как ему угодно. Что же, зато она подтвердила свои догадки, что всей этой оравой руководит несколько лидеров, но оно и было понятно — Сталь вряд ли бы позволил командовать над собой, ровно как же и трёхпалый. Разрушение ухмыльнулась. « День прошел, сезон сменился, Лютоволк не изменился. » Было ли то хорошо? Палевая не знала. « Поживем — увидим. »

***
Луна уже поднялась из-за горизонта, когда изгнанники вперемешку с одиночками добрались до лагеря речного племени, окружили его, разглядывали своими горящими глазами. Разрушение чувствовала, как напряженны окружающие её коты, как они предвкушали свою скорую победу. Сама же изгнанница не чувствовала прилива сил и того воодушевленного состояния, которое обычно захватывает перед грядущей битвой. Нет, в отличие от остальных, сероглазая не чувствовала ни слепой ненависти, ни желания отмщения по отношению к своим соплеменникам, скорее простое безразличие. Побоище впилась когтями в снег, холодно окинув взглядом свой дом. Бывший дом. На поляне находилось немного котов, но они не должны стать помехой, если нападающие атакуют быстро и все разом.
В ночном небе разразился чей-то истошный крик. Тени разом нахлынули на лагерь, сметая на своем пути удивленных речных, которым не повезло оказаться у последователей Лютоволка и Стали на пути. Морозный воздух наполнился яростными визгами и воплями. Разрушение легкими прыжками перескакивала через сцепившихся противников, огибала лежащие в крови тела, уворачивалась от чьих-то когтей и клыков. Ещё там, за стеной мерзлых камышей, она приметила себе в качестве цели палатку целителя, одиноко стоявшую в отдалении от прочей суеты. В планах расцарапанной были скорейший захват целебных трав и их защита от проснувшихся хозяев. С целителями не должно быть проблем, поскольку те не были серьезно обучены боевому искусству, а вдвоем с приближающейся Виверной изгнанницы имели большие шансы на победу.
Вломившись в целительскую, светлошкурая резко затормозила, подняв в воздух рассыпь снега и слегка присев на задние лапы. Светло-серая кошка так же остановилась, впившись глазами в одну из фигур, копошившихся в темноте. Не желая тратить время на разговоры, Разрушение без лишних слов предприняла попытку напрыгнуть на какого-то молодого кота, однако тот увернулся в сторону. Изгнанница, зло царапнув мерзлую землю, развернулась на месте и встала в боевую стойку, готовая к последующей атаке серо-бурого. Племенной, видно, был в плохом состоянии, поскольку до палевых ушей донесся его кашель. Это и подтвердилось, когда кот, не сумев дотянуться когтями до расцарапанного бока, попытался уйти от следующего удара серошкурой, но ударился мордой в древесную стену палатки. Этого было достаточно. Разрушение почувствовала, как её когти со свистом рассекают чужую шкуру на морде, окропляя нос и лоб речного свежей кровью. Синеглазый уставился на неё, и взор его стал потихоньку проясняться. Светлошкурой хватило мгновения, чтобы рассмотреть получше фигуру воителя. « Что, узнал свою бывшую соплеменницу, Черепок? »
Это ты, Лунь...
Светлошкурая со всей силой обрушила свою лапу на голову бывшего соплеменника. Взгляд её стальных глаз за всё это время ни разу не потеплел, оставаясь холодным и безразличным к чужой судьбе.
Это был неплохой удар... — противник, хрипя, осел не землю. Изгнанница стояла перед ним, преспокойно глядела на его окровавленное тело, понимая, что свое задание она выполнила. Лидеры не упоминали, что врагов надобно добивать, поэтому кошка уже хотела обернуться к своему товарищу, когда послышался тихий голос.
—  Мне не страшно умирать, Лунь. А вот тебе стоит подумать о том, куда ты попадёшь после того, как Сталь использует тебя и ты станешь ему не нужна. Есть вещи похуже смерти. 
« Поверь мне, я хорошо знаю это. »
Палевая, удостоверившись, что голубоглазый больше не несет опасности, медленными шагами направилась к запасам трав. Второго племенного не было видно — скорее всего, тот успел унести лапы из этого места. Проходя мимо светло-серой изгнанницы, Разрушение слегка повернула голову и сощурила глаза, смотря, как та пытается убрать остатки мха со своей морды.
Ты его упустила.

0

42

>>> палатка оруженосцев
- спустя какое-то время -

Черноклюву было уже всё равно кто его там лечил, и лечили ли вообще. Всё время, проведённое в целительской, ученик думал, как позорно проиграл Крапиволапу. Конечно, он утешал и оправдывал себя тем, что был подавлен смертью Жемчужнолапки и не хотел причинять боль бывшему соплеменнику, но всё это было далеко от правды. Настоящий воитель должен уметь сражаться не смотря ни на какие предшествующие обстоятельства.
Тёмный кот оправился довольно быстро. Ему не привыкать к таким травмам, тем более в те луны, пока Сталь был его наставником, котику доставалось и похуже.
Предки. Сталь...
Черноклюв почувствовал намёк на подходящий ужас, при одном только взгляде на главную поляну. Он ведь там. И Мираж...вот папка то в бешенстве будет.
Помнится он давал мне последний шанс...ну что ж, хоть Жемчужнолапку увижу.
Полосатый уже сидел и вылизывал со своей шерсти остатки крови, когда в палатку зашли братья.
- Надеюсь отец вас отправил сюда не по мою душу, - хмыкнул самый старший из троицы, беспалевно при этом осмотрев оруженосцев. Колючка выглядел помято. Это хорошо. А вот Поползень...ну, как обычно. Ни капельки не замарался, какой чистюля.
Черноклюв всегда с отстранением относился к Поползню. Он не видел в брате никакого смысла и пользы. А вот Колючка - другое дело. Он был податлив и послушен, то что нужно для Черноклюва. И к тому же...он в какой-то степени был к нему даже привязан, возможно даже и любил. Если только не забыл как это.

Отредактировано Черноклюв (2018-03-05 00:36:55)

+3

43

> Лагерь

Они с Колючкой покинули  и, последовав за Виверной, очутились в Палатке целителя. Со всех сторон на них нахлынули благовония различных лечебных травок, лепестков и корешков, сквозь радостное благоухание которых улавливался закулисный запах страха, крови, смерти и недавно прошедшего тут боя. Бедный Клоповник. Где-то в стороне виднелись клочья шерсти, маленькие капельки крови размазались по полу палатки чьими-то лапами. Так это теперь он с Колючкой - тот самый Клоповник? Даже от их двоих вместе взятых выйдет меньше пользы, увы.

- Надеюсь отец вас отправил сюда не по мою душу, - Поползень из-под устало прикрытых век взглянул на черного братца. Черноклюва, похоже, неплохо потрепало. Серый не особо хотел сейчас с кем-либо разговаривать, оставив удовольствие общения с черным Колючке.

Виверна упомянула что-то про паутину и ее свойство останавливать кровь. Поползень знал это еще до того, как она соизволила разжевать и разложить все "разжеванное" по полочкам - ни раз видел, ни раз слышал. Благо, паутины тут оказалось вдоволь - мотай не хочу. Конечно, перспектива латать раны блохастых одиночек не особо радовала брезгливого до чужой крови Поползня, скорее даже немного забавила, но, что поделать, придется слушаться чтобы его не постигла участь Клоповника или любого другого члена свергнутого племени.

Поползень, получивший кривую палку с мотком паутины на ней, был отправлен перевязывать раны какого-то заядлого вояки. От него несло помоями и смрадом Гремящей тропы, которой часто попахивали Сумрачные. Поползень пытался побыстрее закончить с его ранами, чтобы боле не вдыхать зловония шкуры бандита, одновременно подслушивая беседу Черноклюва и Колючки.

Отредактировано Поползень (2018-04-19 22:47:11)

+4

44

главная поляна


   Войдя в палатку, Миндаль почувствовала что-то такое, от чего ёкнуло под сердцем — глухо звякнул металл, удивление скатилось в ложбинку железного нагрудника. Тёплый и невероятный знакомый запах коснулся её чутких ноздрей лёгким движением шёлковой ленты, стоило ей только оказаться при входе в целительскую обитель. Она пригнулась к самой земле на несколько долгих секунд, — она со всей внимательностью подбирала тонкие ниточки ароматов с дорожки множества лап, вытоптанной в снежном полотне — и, наконец, убедившись в верности своих смутных предположений, двинулась под своды палатки травников.

   Её глаза метались от одного предмета к другому, и Миндаль буквально трясла головой, когда останавливала взгляд на чём-то не относящимся к теме её внезапного душевного беспокойства. Разыскивание определённых личностей заняло всего несколько мгновений, но кошка была уверена, что потратила целую вечность за своим тревожным занятием. Взгляд наткнулся на что-то знакомое. С её уст сорвалось три имени. Прежде чем произнести каждое из них, она выдерживала секундную паузу, тяжкий и неощутимый вздох-выдох. Время, полнозвучные воды которого трепетали в её мягких ушках, буквально затопило палатку, и она бултыхалась в нём подобно пришибленной лапой охотника плотве. Её глаза пристально изучали возмужалые фигуры трёх юнцов, которые переняли их общие с Миражом черты.

   — Черноклюв? Поползень? Колючка? — уже крепкие оруженосцы, юные братья, её сыновья, пусть и не очень дорогие. К подобной встрече она была не готова — стыд закрался в душу Миндаль, и она мысленно проклинала себя за живые последствия той юношеской поры, которые милейшим образом занимались своими поручениями и делишками на её, о мышиные хвостики, глазах. В какой-то момент она забыла о своих сыновьях, вынашивая планы отмщения, наивно полагая, что ошибки молодости растворились в воздухе так, словно их никогда и не было — а тут такая встреча! А ведь она беспардонно бросила их на долгие луны, приняв постыдное клеймо изгнанницы. Она их бросила со смерти по-настоящему любимой дочурки. Что же было взять с той горячей головы и порывистых мыслей?

+5

45

Он не знал, зачем лапы принесли в палатку целителя. Может, ему хотелось попросить мака для успокоения совести, терзавшей его за его прошлые решения, а может, ему был жизненно необходим разговор с Клоповником. Так или иначе, когда вой известил его о нападении, он находился внутри, и теперь, распушившись, вместе с Клоповником и Черепом стоял бок о бок, глядя на одиночек, разрушительной волной нагрянувшей к ним.
Молодая кошка набросилась на Черепа, а когда он увидел вошедшего огромного кота, то сразу понял, что принимать грады ударов придётся ему - не целителю же защищаться от такого соперника? Им оказался Грязноморд, что заставило Солнцебока ошарашенно замереть, с недоверием вглядываясь в обманчиво-добродушную физиономию. И это стоило ему многого - в отличии от Речного воина, изгнанник предпочёл не церемониться. Стараясь предугадать ход соперника, белый воин первым бросился ему навстречу, отчаянно стараясь переключить внимание целиком и полностью на себя.
Легко увернувшись от свистящей в воздухе лапы, Грязноморд кинулся на его плечи. Воин зашатался - ещё в бытности воителем брат Лютоволка уже отличался набранной массой, и изгнание не особенно его изменило: выдерживать такой вес было чрезвычайно тяжело, и он повалился наземь. Однако когда зубы потянулись к его шейной части, Солнцебок зарычал и с силой лягнул своего соперника лапами. Впрочем, это мало помогло - вскоре он снова оказался прижат к земле, а задние лапы ныли от невероятного перенапряжения. Защита дорого далась ему, и теперь оставалось лишь тяжело дышать, пока вся шерсть покрывалась алыми разводами. Казалось, вот-вот его жизнь оборвётся, но снаружи послышался клич Серебра Звёзд. Воспользовавшись этим, а также спешным уходом Клоповника, Солнцебок хмыкнул.
— Приятель, меня зовут. Чувствуйте себя как дома, но не занимайте мою подстилку, — несмотря на то, что жизнь его висела на волоске, говорить (хрипеть, если быть точным) воитель старался как можно более беспечно, после чего вдруг плюнул, метя в морду своему сопернику, а затем, собирая последние силы, вырвался, причудливо и невероятно криво галопируя, стараясь балансировать на передних лапах. Лишь после того, как он покинул палатку целителя, он спешно огляделся, но не заметил нигде Черепа. «Всё хорошо. Наверное, выбежал ещё раньше,» — упрямо убеждал себя воитель, покидая разрушенный лагерь следом за ранеными соплеменниками.

»остров Советов

+4

46

› главная поляна

Не успел Колючка зайти в палатку целителя, как его мгновенно одурманил резкий запах трав, листочков, корешков и прочих составляющих боевой запас врачевателя, в котором он совсем не разбирался. Он резко помахал головой из стороны в сторону, прогоняя неожиданно нахлынувшее состояния отрешённости от мира сего, после чего стал быстро метаться глазами по месту, где они вместе с братьями оказались. В конечном счёте взгляд его остановился на Черноклюве, который зализывал раны и бросил не самую жизнерадостную фразу в ответ приходу своих горячо и не очень любимых родственников.
Ученик не промолвил ни слова и начал внимательно слушать Виверну, которая вкратце объяснила всё необходимое и дала двум братьям по мотку паутины, с чистой совестью отправив их перевязывать раны воинам, а сам ушла разбираться с Черноклювом. Этому раскладу Колючка не совсем обрадовался, так как думал поинтересоваться состоянием любимого брата. Вдобавок к этому он немножечко, самую малость боялся крови: нет, он не был таким же чистюлей, как Поползень, но его не радовала перспектива возиться с ранами. Когда он вернулся, серебристая красавица уже полностью закончила с молодым бойцов, чей вид двухцветному оруженосцу не совсем понравился.
— Как-то ты не очень выглядишь, вот честно... А чувствуешь себя как, братишка? Сильно болит? Не подыхаешь? — высокий дружелюбный голосок Колючки нарушил относительную тишину. Честно говоря, будущий воин совсем не собирался обидеть своего братца и старался его подбодрить, так что лучше всего воспринимать его последние слова как шутку. Увы, мозг его ускорить никак не получиться, ровно как и замедлить язык: как раньше говорил первое, что придёт в голову, так и сейчас.
Черноклюву ответить не дали: появилась блудная мамаша, чему Колючка несказанно удивился, обрадовался и даже немного расстроился — он не мог определиться с неоднозначными чувствами и тупо посмотрел на Миндаль, настолько выпучив глаза, что казалось: они сейчас выпадут. Неуверенно, вопросительно и всё ещё в шоке от происходящего он выпалил всего лишь три слова, на которые его хватило:
— Э, привет, ма?

› главная поляна

Отредактировано Колючка (2018-04-09 18:51:24)

+5

47

офф

описываются события до появления Колючки в палатке

>>>>>>>>>>>>лоу
Нападение на Речное племя. Кокос давно ждал этого, признаться. И это, наконец, свершилось. Более того, одиночка был уверен в победе. Он направился в палатку целителя, не ясно, по какой именно причине. У входа был кот, белый и до боли знакомый. Возможно, Кокос знал его прежде.
- Мм, вот мы и встретились вновь. Вот только теперь вам всем настанет конец! - проговорил кот уверенно. Он улыбался. После последовало нападение со стороны белого кота. Кокос увернулся от его лапы, обогнул противника и навалился ему на плечи. Из-под такой туши, как Кокс, вырваться трудно, а у такого "тощего" кота не было и шанса. Он пытался вырваться, но это было бесполезно. Кокос начал царапать ему спину, после чего получил плевок в морду. Кокс отпрыгнул, а потому упустил свою жертву. Как жаль... Речные стали спешно удаляться из лагеря.
Как и думал Кокос, одиночки захватили территорию племени, которое для некоторых из них было родным. Это было очевидно, но теперь было необходио удержать эти земли. Кокос решил проветриться, а еще и найти своего брата. А потому он направился на выход из палатки, которая сейчас казалось очень душной.
----> гп

0

48

Поползень не проронил ни слова и  ушёл куда-то в другое часть целительской. Черноклюв сделал вид, что не придал этому особого внимания, не отрывая своего взгляда от Колючки. То, как белый брат ушёл он увидел боковым рением, и не стал провожать его взглядом.
— Как-то ты не очень выглядишь, вот честно... А чувствуешь себя как, братишка? Сильно болит? Не подыхаешь? - полосатый кот сделал удивлённо выражение лица, словно он мог сейчас за такую вольность и глупость вырвать младшенькому язык. Но он никогда бы не сделал подобного, Черноклюв не был похож на своего отца, как бы сильно не старался подражать ему. Что-то внутри так сильно противилось этому, что-то не давало коту делать ужасные вещи.
- Я в порядке, - фыркнул кареглазый, игнорируя боль от царапин, которые оставил Крапиволап, - Я "подохну" только тогда, когда наша семейка станет "образцовой".
— Черноклюв? Поползень? Колючка?
Всопнмил, блин.
Тёмный кот повернул голову в сторону кошки, недовольно дёрнув ухом, когда брат назвал её матерью.
- Миндаль, - холодно произнёс Черноклюв, как бы намекая братьям как нужно называть эту кошку, - Что ты здесь забыла? - спросил полосатый, не в виду палатки, а вообще о появлении в племени.
***
>>>главная поляна

Отредактировано Черноклюв (2018-04-09 16:48:10)

+1

49

- Как-то ты не очень выглядишь, вот честно... А чувствуешь себя как, братишка? Сильно болит? Не подыхаешь? - Поползень немного отвлекся от своего поручения и краем глаза окинул темную фигуру Черноклюва. Да, и правда потрепался он нехило. Все эти окровавленные зализанные царапины, запачканная горькой кровью шерсть выглядели довольно... эстетично?

- Я в порядке, я "подохну" только тогда, когда наша семейка станет "образцовой" - Поползень не стал придавать значения словам братьев, снова перекинув свое внимание на "пациента". Интересно, из него вышло бы что-то типа... целителя? Судя по тому, как небрежно выглядели его тщетные попытки перевязать кровоточащие раны... из него вышел бы своеобразный врачеватель-мазохист. Паутина висела оборванными алыми клочьями, успевшими уже пропитаться кровью и прийти в негодность пока Поползень возился. Здорово, переделывать все заново.

- Черноклюв? Поползень? Колючка? - похоже, дела стоит отложить... или нет?

Поползень осторожно обернулся через плечо, задержав взгляд широко раскрытых в удивлении голубых глаз на фигурке черно-белой изгнанницы.

- Э, привет, ма?
- Миндаль, что ты здесь забыла?
Третий же брат решил промолчать, выдав лишь короткое тихое:
- Хм, - и отвернувшись к окровавленному страдальцу.

Мокрая мерзкая паутина, если можно было так назвать алые лохмотья, отложенные Поползнем в сторону, сменилась чистой и опрятной, а вот мысли ученика зациклились на одной Миндаль. Он смутно помнил мать, они проводили мало времени вместе, но серого оруженосца это почему-то все равно волновало. Успокойся. Все пройдет. Должно же это когда-то закончиться, не будет же она стоять над моей душой вечно, так? Она уйдет. Снова. И все будет в порядке. Меня это не должно волновать. - Поползень резко затянул мгновенно оборвавшийся в нескольких местах кусок паутины и, похоже, переборщил - его "пациент" заскрипел зубами и гневно зыркнул на горе-врачевателя.

(> Лагерь)

Отредактировано Поползень (2018-04-19 22:49:12)

+4

50

→ из ниоткуда

Выкидывай неожиданные выверты ушами, находись там, где тебя определённо не будут искать, если ты самым сильным образом не желаешь никакого общения с окружающими. Любишь открытые пространства и долгие путешествия? Значит, сиди в каком-нибудь замкнутом укромном месте. По крайней мере до темна, до ночи.

Так полуприкрытые тёмно-голубые глаза внимательно следили за перемещением теней у выхода из палатки, дожидаясь того заветного момента, когда туманный сумрак поглотит шумную действительность. А их обладатель уместился в удивительно небольшую для своего роста конструкцию, отдалённо напоминающую комок, и вдыхал успокаивающий запах серо-сиреневой сушёной лаванды. От иных трав остались лишь едва заметные следы — скорее всего битва, что имела место быть здесь некоторое время назад, уничтожила запасы племенных. Восполнить утрату новые «хозяева» Речных земель не потрудились.

— Разрушить разрушили, а создать новое? — Эбон горько поморщился, на мгновение отводя взгляд от входа в целительскую. Ушастый горько жалел о содеянном Стаей несколько лун назад, однако всё ещё верил, что прийти к светлому варианту будущего возможно. Только на будущее, собственно, надежда и была. Прошлое с настоящим в сумме давали боль, однако второе ударяло сильнее. Именно поэтому самовольный изгнанник выходил охотиться поздно вечером или под утро, а для тренировки выбирал неживых напарников. Деревья да камни.
— Впрочем, такое ощущение, что даже в них жизни больше, чем в окружающих. Чем во мне, — простая констатация факта, почти спокойная. Да уж. Интересно, как на такой «прекрасный рассказ о вольной жизни» отреагировала бы Уголёк? Уголёк. Раз за разом мысли одиночки возвращались к ученице из однажды оставленного им племени. Живая, добрая, улыбчивая, она маячила ярким рыжим всполохом на периферии сознания.
А сколько таких огоньков было в Речном племени?
Эбон вздохнул и продолжил считать тени.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » палатка целителя