cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 1 страница 20 из 60

1


Рядом с палаткой предводителя, рядом с корнями плакучей ивы обитает целитель Речного племени. Хитросплетения корней создали своеобразные «полочки» и углубления, что переходят в природную пещерку скалы, где находятся все целебные травы и небольшой сток с пресной водой. Больных же целитель размещает у корней, там, где пригревает солнце, а все щели перекрыты камышом и осокой, создавая тепло и уют. Палатка расположена дальше всех от воды, чтобы на случай бедствия в виде наводнения травы оставались в целостности и сохранности.


0

2

УТРО

Лаванда проснулась в плохом, нет, в просто ужасном настроении! С утра ей все было не так. Подстилка слишком твердая, потолок в палатке слишком низкий, а спящие соплеменники слишком громко храпели. И почему у каждого нет своей отдельной палатки? А еще Лаванда, выходя из палатки, обломала коготок! Самое ужасное, что только могло произойти. Почему всегда страдают когти? Вот почему всегда ломается самый лучший коготь?! На глаза навернулись слезы, но воительница взяла себя в лапы и решила отправиться за первой помощью, к целителям. Кошка даже не умылась как следует, и наверняка выглядела сейчас не очень привлекательно. Хотя нет, Лаванда всегда идеальна, никто даже и близко не стоит рядом с ней. Гордо вскинув голову и важно выпятив грудку, кошка вальяжной походкой прошла к палатке целителей и нагло, без оповещения зашла внутрь.
- Кто-нибудь здесь есть? - мяукнула Лаванда, - Мне срочно нужна помощь! Я истекаю кровью, мне ужасно больно. Терпения больше нет!- воительница приподняла больную лапу и пару раз простонала, выдавливая из себя слезы, - Ну помогите хоть кто-нибудь...
Сейчас на кошку нахлынули воспоминания о вчерашних событиях, и Лаванда зашипела. Этот предатель... предатель теперь будет всегда у нее на виду! Будет травить своим присутствием, наверняка он подговорил целительницу. Надо будет все разузнать, а потом раскрыть его тайну! Как такой, как Серебряк, мог стать избранником Звезд? Ха-ха-ха! Да быть такого не может. Наверняка для того, чтобы стать предводителем, он решил втереться в доверие к целительнице, надо... чаще появляться в ее палатке или сдружиться с ученицей. Как там ее... Дымуля, кажется. Неважно. И как только Лаванде станет известна эта ложь! Ну берегись, Серебро Звезд.
- Мне что тут от боли помереть?- требовательно фыркнула Лаванда. Вот так всегда, когда ей что-то нужно - никого не дозовешься. На мордашке Лаванда изобразила настоящую трагедию: О, Великое Звездное племя, мне жуть как больно, мою лапу режет изнутри и выворачивает наизнанку! Почему так больно...
Для полноты картины, Лаванда присела на задние лапы и всем весом облокотилась на здоровую переднюю лапу, сильно поджав под себя лапку, где был обломан коготь.

+2

3

Утро


Нужно сказать, что Дымку ни капли не беспокоило то, кто именно стал избранником, как и почему его выбрали, и вообще все эти детали. Самое приятное было то, что никто, наконец-то, не околачивается вокруг их с Ракушечницей палатки! Последнее время соплеменники приобрели неприятную привычку лезть сюда и таращится как совы, словно Звездное племя вылезет из-под земли посреди палатки. Так ведь все травы перемнут! Сохранность запасов ученицу волновало сильнее всего прочего.
- Мне срочно нужна помощь! Я истекаю кровью, мне ужасно больно.
Ах, ну да, и еще кое-что - конечно они обязательно попрут сюда с любой царапиной, ссадиной или занозой. Кошка флегматично повела усами - она была абсолютно уверена, что так орущая Лаванда, узнала ученица ее по голосу впрочем не сразу, точно не истекает кровью и не умирает - у кого ужасное кровотечение точно не могут орать так что стены палатки сотрясаются.
До появления в палатки воительницы, Дымка занималась крайне "аппетитным" делом - вскрывала мышей, вытаскивая зеленоватые пузырьки с желчью. Лучшее средство от блох, главное ненароком не проткнуть - иначе запах будет стоять такой что глаза начнут слезится. Эта была уже четвертая мышь, переживавшая процесс вспарывания брюшка. Три ее товарки лежали рядом, сложенные в аккуратный ряд. Одной из них ученица планировала позавтракать после работы. Она вообще была не из брезгливых - внутренности мышей ее ничуть не смущали, а что они же все это едят. Правда когда едят конечно не смотрят что там внутри, обычно проглатывая по кускам, со свежей кровью, там уж не до разбора анатомических подробностей. Ни шелохнувшись Дымка аккуратно вытащила последний пузырь и лишь после этого выбралась из глубины пещеры, чтобы узнать причину крика, склонной к преувеличению воительницы. И коротко фыркнула на последнюю ее фразу - было бы желание как известно, но любое живое существо имеет сильный инстинкт выживания, и будет стараться остаться в живых при любых условиях. Приспособляемость. Вот Лаванда нашла отличный способ приспособляемости - использовать свою внешность. Не глупо. Коты легко на такое ведутся. Так что в своем роде Дымка ее даже уважала, нет не так, видела в ней прекрасный пример приспособляемости и использования данных природой талантов. Интересный тип для изучения. А такие мелочи как невыносимый характер кошки, был абсолютно неважен - это никак не влияло на умение строить нужную позицию и обеспечить себя всем необходимым, с помощью любого среднестатистического самца-партнера, кои инстинктивно стремились защищать, дабы повысить свой статус имея подругу и достаточное количество котят. Что делало их в глазах остальных более опытными. Таким образом использовав желание повысить свой статус кота, можно достичь многого. К тому же постоянство партнеров - это миф.
- Доброе утро, - хладнокровно отозвалась Дымка. Спокойно преодолев расстояние между ними, она спокойно взглянула на ее лапу. - Так, ты сломала коготь, - константировала она, осмотрев лапу. - Отрастет через некоторое время и ты не умрешь, я приложу к нему ноготки, - ученица влезла на одну из "полок" кладовой и вытащила пару лепестков, и принялась жевать их чтобы наложить кашицу на лапу.

Отредактировано Дымка (2017-08-21 14:57:58)

+1

4

Как же долго ее заставляли ждать! Лаванда никогда не была усидчивой, ей надо было все и сразу. И еще кошка не умела держать язык за зубами, воительница всегда все утрировала. Но чаще она восхищалась собой. Я самая идеальная, лучше меня никого нет. Порой даже доходило до того, что Лаванда каждый день считала количество комплиментов, сказанных в ее сторону. Как же это было прекрасно, осознавать, что ты красотка, каких еще свет не видывал.
- Нет! Я не могу ждать несколько дней, я должна быть идеальна уже... к полудню! - выпалила Лаванда, нагло изгибая хвост и вытягивая лапку вперед, чтобы Дымка ей помогла, - Ты же ученица целителя! Сделай хоть что-нибудь, пусть он отрастет быстрее! - настойчиво парировала Лаванда. Вдруг, она встретит любовь всей своей жизни, а кот посмотрит на ее лапки и увидит надломанный коготок? И что тогда? Ну уж нет, так дело не пойдет.
-ИИУ, ты хочешь приложить пережеванное лекарство на мою идеальную лапку? Ты что, из ума выжила? Найди другой способ излечить меня, - кошка брезгливо отдернула лапку от Дымки. Лаванда была ужасно избалованна, в детстве она всегда получала то, чего хотела и с возрастом ее характер не поменялся. Воительница уж лучше мозги вскроет, но получит то, чего ей необходимо, - Это противно, - буркнула Лаванда,оправдывая свои слова.
- Слушай, а как вы, целители, получаете знаки от наших великих предков? - перевела тему Лаванда, внимательно насторожив ушки. Эх, вот почему воительница умудрилась сломать коготь именно сегодня? Ей хотелось отвлечься от суеты, от вчерашних ссор и посвящений. Провести время с кем-нибудь... И почему Лаванда отказалась от ученицы? Да потому что этот предводитель ее достал, вот почему! Зачем она должна принимать от него подачки?
- Дымка, ну вот ты представь себе, какой наш предводитель нахал. Поматросил и бросил! И еще пытается меня задобрить своими оруженосцами! Наверное, он меня вернуть хочет, а ему не по зубам. Пусть знает, кого потерял, - Лаванда вздернула подбородок. Ей было все равно на Серебро Звезд, но она ему обязательно отомстит. Он ее унизил перед всем племенем! Теперь она его унизит и вообще, опозорит перед всеми.
- Он вообще с кошками не умеет управляться. Слабохарактерный он. Боится действовать, и вообще, он даже не мог меня удовлетворить!... И как его выбрали Звездные предки? Опозорит он наше племя, опозорит! - Лаванде необходимо было высказаться. У нее никогда не было подруг, все от нее отвернулись. Никчемные кошки, им бы только котов подавай. Конечно, Серебро Звезд был идеальный во всем, а утратить его было огромным стрессом для воительницы. Но дабы успокоить себя, кошка внушала себе (и не только себе), что он был ужасен.

+5

5

- Расслабься Лаванда, - хмыкнула Дымка, которая на удивление чувствовала себя свободно в обществе старшей капризной воительницы - обычно она тщательно подбирала слова и отмалчивалась, ощущение что она ляпнула что-то не к месту и не ко времени преследовало ее с завидным постоянством. Но с Лавандой этого ощущение как ни странно не было. Может быть они обе не вписывались в определенные рамки общества, ждущего от всех племенных котов достаточно однородного поведения. - Во-первых, ты итак идеальна, а во-вторых, коты увидев твой сломанный коготь побегут доставать тебе лучший кусочек из кучи с добычей и попросят тебя сегодня не вставать с подстилки. Они же любят тешить свое самолюбие заботясь о слабых, какими они считают нас - кошек, - ученица усмехнулась и не особо обращая внимания таки наложила кашицу из ноготков на лапу вокруг когтя. - Подержи ее так, подсохнет и сможешь ходить. И да это противно, когда мы придумаем другой способ ты узнаешь первая, - "По крайней мере ты не видела трупы вскрытых мышей, четырех штук, которые находятся прямо за моей спиной" - она прекрасно понимала что далеко не все коты выдают одинаково спокойную реакцию на методы и действия целителей. Особенно на ее личные методы и действия. Поэтому ладно, противно так противно. Только это неизбежно как сезон Голых деревьев.
- Слушай, а как вы, целители, получаете знаки от наших великих предков? - поинтересовалась воительница, ага, перефразируя как вы получили знак о Серебре Звезд? Вчерашняя сцена тут же всплыла в памяти. Дымке-то что? Пусть хоть стая мышей руководит племенем, лишь бы не мешалась и не создавала проблем и паники среди воителей. Спасибо Крапозуб! Ох, уж эти коты! Лаванда очевидно придерживалась подобного мнения, потому как решила высказаться насчет предводителя, их отношений, и ее нынешнего отношения к нему. Дымка недоуменно моргнула - советчик по отношениям из нее всегда был никакой. Собственно лично она всегда верила в победу "плоти над духом". Все следуют иерархии потребностей и это абсолютно нормально. "Мы не нарушаем закон не потому что не можем или не хотим, мы боимся наказания".
- Не думаю что Звездное племя, беспокоит его личная жизнь когда они решили его выбрать, - в крыжовниковых глазах Дымки промелькнул смех. - Коты! Я потому и не трачу на них ни капли энергии - им всем нужно только одно или другое, прямолинейный тип ума. Два варианта повысить свой статус - либо куча кошек в личном списке, либо одна кошка и куча котят, чтобы выглядеть опытным семьянином. Серебру Звезд теперь по статусу будет положен второй вариант, - внезапно ученица коротко захихикала. -У меня кстати есть теория, что войны бывают при возрастании численности молодых котов не имеющих подруг.
"Кто-то же должен за них думать!"

+5

6

Во-первых, ты итак идеальна... - ох, какие приятные слова. Лаванда невольно замурчала, забывая обо всей своей брезгливости в сторону пережеванного лекарства. Раз. Дымка определенно сможет стать хорошей подругой, если будет возвышать Лаванду. Настроение сразу же подскочило до облаков, воительница обрадовалась, что несмотря на ее вчерашнее поведение (хотя что в этом такого?), к ней все также относятся хорошо.
- Ой, да где же теперь этих котов найти? Все разбежались по парам, - Лаванда грустно всхлипнула носиком,- А предатели мне не нужны, - поставила точку кошка. Было очень больно от воспоминаний о неудачном романе, хотелось забиться куда-нибудь в темный угол и никогда-никогда больше не показываться на свет. Вот еще. Из-за какого-то слизняка я должна закрываться от всего племени. Не на ту напал.
Дымка оставила без ответа вопрос про то, как целители получают  знаки Звездного племени, да и сама Лаванда уже, если честно, позабыла об этом. Сейчас ее волновал диалог о Серебре Звезд, как-то к нему относится ученица целителя? Может ли быть такое, что она тоже не доверяет знаку, который получила ее наставница? Но, кажется, этот момент не особо волновал Дымку, что немного расстроило воительницу. Наверное,
еще не доверяет мне.

- Ох, дорогая моя, котам нужно только одно,- Лаванда положила лапку себе на грудку и гордо начала посвящать собеседницу в курс дела, - Им нужно укусить тебя за загривок и быстрее пристроиться сзади. Причем некоторым особям не нужна романтика или всякие ласки. И как я еще не залетела?.. - голос оборвался, у Лаванды была тайна, про которую никто не знал. Воительница думала, что все Звездное племя покарало ее за поступки. Но это не мешало ей хорошо проводить время в компании котов. Ей не надо было бояться последствий.
- Ненавижу войны, ненавижу мышеголовых котов, которые думают, что битва решит все. Но иногда война необходима, - медленно сказала Лаванда, посмотрев на высыхающую кашицу из ноготков на своей лапке. Все-таки это омерзительно. Но уж лучше терпеть это, чем расставание, - Она необходима, если надо сражаться за расположение кошки. Надо завоевать ее, влюбить ее, заботиться о ней. Некоторые коты глупые и не знают, что кошка просто так не прыгнет на него. Ну, если он не сын предводителя, конечно же. Я бы на такого прыгнула без раздумий. Как же мне сейчас необходима любовь. Я так страдаю, Дымка. Я очень глупая, что втюрилась в Серебро Звезд, а он предатель, крутится вокруг своей Ручей. Пусть она утонет, в болоте увязнет, пусть ее собаки загрызут. Я ее презираю. И всех кошек. Все они слюни пускают в сторону моего Серебра Звезд! Он мой. А если не будет моим, тогда я ему не дам спокойно жить, - Лаванда никогда так не злилась, она обычно сдерживалась перед соплеменниками, а всю накопившуюся злобу срывала где-нибудь в одиночестве. Но после вчерашнего ей стало все равно.
- Не суди меня, малышка. Меня больно ранили в самое сердце, и я просто так не оставлю это унижение, - Лаванда сверкнула глазами на ученицу, готовая вцепиться ей в морду, если она решит рассказать про их разговор кому-либо.

+4

7

Comes a rainstorm, put your rubbers on your feet
Comes a snowstorm, you can get a little heat
Comes love, nothing can be done

- Против природы не попрешь, - это кошкам нужна надежная грудь - стеной, а коты!.. Удобство в постоянной паре и отсутствия беспокойства за одинокую старость, удобство в свободе и отсутствии обязательств. Каждый видит по-своему.
-Ну не скажи, по-моему Ледолом в принципе не в курсе зачем нужны кошки, - фыркнула Дымка, выслушав отповедь Лаванды, источающей жгучий гнев в адрес Серебра Звезд, Ручей и просто всех на свете котов. Ученица целительницы коротко фыркнула, припомнив сына Волнозвезда - последнее время он ухитрялся появляться в ее голове с завидным постоянством. А все из-за той наглой выходки после которой она стояла открыв рот, так и не найдя что ответить. А еще говорят брат и сестра плоды одного дерева. На Ручей она не злилась, но и Лаванду не собиралась обвинять в беспочвенности неприязни, у каждого свое мнение и свои причины взаимоотношений. Природа не предусматривала чтобы все были с друг другом дружелюбны - закон выживания, каждый борется за место под солнцем, каждый хочет быть увиденным и услышанным. - У него развитие остановилось в раннем котячестве. И потом, да кто я такая чтобы кого-то осуждать? Мне что сто пятьдесят лун? - она иронично усмехнулась. - Это все в нашей природе, а значит абсолютно нормально. Осуждать это - лицемерие.
Хорошо для старейшин - лицемерие можно выдать за мудрость, но самообман никогда не был для нее вариантом. Прямолинейность и логическое мышление, вот способы победы. Все может быть решено благодаря этому. А эмоции - ну вот живой пример Лаванда, зациклилась на их новом предводителе и теперь готова рвать и метать. Хотя прекрасно могла бы процветать благодаря вниманию отдельных представителей их племени. Просто отступление от идеальной приспосабливаемости, а чего ради? Вот где логическое мышление не дало бы сбоя. Впрочем нельзя было сказать что чувства Лаванды Дымке были совсем уж непонятны, но дать подобным затмить разум, пожалуй это-то и странно. Да и вообще иногда надо расслабится не зацикливаться. Кстати есть один отличный способ.
- Предлагаю отвлечься от мирского, и этих котов, что не понимают что они потеряли, и немного расслабится, - предложила она. - У меня есть очень проверенная штука, - Дымка залезла вглубь палатки, подальше от растерзанных мышей, где хранились самые ценные запасы. И вытащила четыре листочка кошачьей мяты. О травах она ужасно пеклась, но если мед так просто не достанешь, то кошачья мята сейчас не редкость - самый сезон Голых деревьев, кстати потом надо будет набрать еще. Чтобы Ракушечница не заметила что чуть-чуть листьев куда-то ушло. - Вот, очень помогает поверь, я иногда жую - ты просто не представляешь как меня все бесят, постоянно бегают, кричат, шумят - не способны и шагу ступить чтобы не ткнутся на колючку! - Дымка фыркнула. - Так что мята подходит для того чтобы абстрагироваться.
Дымка и правда иногда втихоря пожевывала мяту, когда чувствовала, что еще чуть-чуть и утопит окружающих. Не самый легкодоступный способ расслабится - прибегала к нему она только пару раз за несколько лун, не вырабатывать привычку, а то чем потом лечить от Зеленого кашля? Она все-таки ответственная даже со своими дурными пристрастиями. Пара листочков оказалась перед Лавандой, а еще два она взяла себе, лениво прихватив зубами один из них. По телу прошлась ленивая расслабляющая волна и в ноздри ударил восхитительный запах.

Отредактировано Дымка (2017-08-24 14:17:15)

+3

8

Лаванда нервно повела ушками в сторону Дымки. И почему она все время болтает и болтает, перебивая? Да, она можкт быть подругой воительницы, но это не дает ей какие-либо привилегии. Надо было чуть-чуть попозже для ученицы целителя рассказать некоторые правила дружбы с Лавандой. Но это немного после.
- А он свободный? - поинтересовалась Лаванда про Ледолома. Если честно, воительница даже не знала, как он выглядит и кто он по статусу в племени, а может он и вовсе был одиночкой. Воительница никогда не запоминала своих соплеменников и вообще, весь мир крутился вокруг Лаванды, но никак не она вокруг мира. Центром вселенной для кошки была она сама, а остальные коты, кошки, прочая живность - так, посредники, которых она изредка касалась, но не привязывалась к ним. Никогда. Кроме одно раза, который изменил все сознание Лаванды, - Мне просто хотелось бы отвлечься от мыслей о Серебре Звезд. Вспудрил он мне мозги, хоть он и был безучастен в отношениях, но зацепил, - тяжело вздохнула Лаванда, замирая взглядом где-то на потолке палатки.
- Ой, прям как будто нас услышат и будут верещать о том, что ты кого-то там осудила, - отмахнулась лапой воительница, выходя из "транса", - Меньше думай, малышка, жить проще будет. Я вот - вольная птица, где хочу - там приземлюсь, а где хочу - там и нагажу. Я словно прекрасный лебедь, все восхищаются моей красотой, никто не воротит носа от меня, да? Я права? Ты согласна со мной? - кошка сильнее распушила шерстку, чтобы казаться чуть пушистее и милее, а после хитро улыбнулась Дымке.
- Предлагаю отвлечься от мирского, и этих котов, что не понимают что они потеряли, и немного расслабится, - Лаванда тут же насторожила ушки и стала внимательнее слушать ученицу. Как это есть что-то лучше котов? Да неужели. Ну-ну, попробуй удивить.
- Ну давай, - недоверчиво буркнула воительница, скептически и пустым взглядом провожая Дымку, которая углубилась в палатку. Видимо, чтобы принести эту проверенную штуку. Взгляд упал на землю, где в темноте виднелись трупики мышек. Лаванда ойкнула и быстрее перевела взгляд на возвращавшуюся Дымку. Она положила к лапкам воительницы два сладко пахнущих листочка. Кошка нагнулась и вдохнула прекрасный аромат, от которого в глазах зарябило. Лаванда стала жадно глотать восхитительный запах мяты, и в какой-то момент даже потерлась об листики мордочкой. Искоса глянув на Дымку, воительница увидела, что она прихватила один листик зубами и повторила то же самое.
- Ахххх, - сладко выдохнула Лаванда, пробуя на зубок кошачью мяту. По телу прошла дрожь, а после появилось расслабление и спокойствие. Из головы улетучились абсолютно все тревоги, осталось только желание тереться об мяту, никуда не уходить, оставаться в этом блаженстве. Это даже лучше, чем проводить ночи с котами. Это.... это по-настоящему действует как успокоительное.
- Ахахаха, Дымка, что это такое, что ты мне подсунула. Мне так хорошо, - Лаванда легла на спину, не обращая даже внимания на то, что под ней нет подстилки, и подняла лапы вверх, - Я балдею, - выдохнула воительница. Из горла вырвался "мурррр", моторчик завелся, и мурчание больше не стихало.
- Дымка, хах, как думаешь, у меня будет кот? Я так соскучилась по отношениям, мне нужен самец, - каким-то странным, не своим голосом мурлыкала Лаванда, пытаясь лапами оцарапать потолок в палатке целителя. Как-то странно на воительницу подействовал листочек мяты, голова полностью отключилась.

Отредактировано Лаванда (2017-08-25 07:18:47)

+4

9

Начало игры
Тяжело бы было не заметить кремовое пушистое тело, которое так раскидисто лежаче пребывало в целительской. Очеретник не был тут чуть ли не всё утро, покуда дал Клопу немного воли и шастал по нужным травам сам. Клопонька, конечно, и тоже бы справился, но в столь тёплую и солнечную пору грехоподобным было заставлять столь юное существо кряхтеть по делам на общее благо. Отпустив дитё резвиться ещё раньше, чем покинув палатку, Очеретник только всё утро и думал, как бы что расположить на месте. Но, возвратившись во ко своей любимой иве и её корням, голубоглазый, немало удивившись и присутствию там Лаванды и запаху от неё трав, которые были спрятаны чуть ли не в самую дальнюю ямочку, не растерялся, находя эту ситуацию довольно забавнойо.
- Прости, милая, но удовлетворять твои потребности я не буду, - не сдерживая доброго смешка, оправдал своё бездействие Очеретник, после чего продолжил шаг чуть ли не до самого конца целительской, так же торжественно и бережно неся в своей пасти одни-другие травки.
За своей спиной Очеретник по-прежнему даже шкурой чувствовал, как сильно разошёлся нрав Лаванды после довольно умелой шутки его молодого помощника. Шутка была такая себе - не гоже так поступать с соплеменниками вне зависимости от того, сильно ли они тебя разозлили или упросили, но выглядело это часто так забавно, что голубоглазый и не находил в себе злости. Тем более, не часто в его-то палатке трутся об землю самки, желающие и упрашивающие его о чём-то этаком.
- Ты хорошенькая, и даже достаточно для того, чтобы я хотел помочь тебе найти покой.., - шурша чем-то в своём углу, продолжал Очеретник, - Но, не упрашивай... Я старомоден, хоть и не стар. Закончив снова, Очеретник слышно и добро хихикнул.
Загатовки бы отняли ещё довольно много времени, ещё больше, чем будет продолжаться приключение Лаванды в страны хаоса, забвения  и похоти, если, конечно, последняя у неё вообще когда-то проходила. Удивляясь самому себе, голубоглазый лишь не позитивно отметил, что попадись ему Лаванда сейчас в чуть других условиях, он уже довольно скоро стал бы папой. Даже если бы кому-то из их воображаемых детей перепал бы материнский характер, то глаза бы были голубые, родительские. Но и Очеретник бы довольствовался процессом не менее, чем в последствие детьми. Хотя, та ещё эта кошка язва... «Но, говорят, со спины они все одинаковые!»
- Как только придёт Клоп, - продолжал разговор Очеретник, - А он придёт скоро, раньше, чем ты почувствуешь лёгкую сонливость, - чтобы Лаванда не разочаровалась раньше времени, целитель наскоро уточнил, - Я обращусь к нему с твоей проблемой, но и тут, красавица, извини, я не указ... Опять же кот хмыкнул себе под нос. Думается, ученику ещё рано даже преподносить подобные шутки, да и едва ли он сможет воспринять этот юмор своего наставника в нужный лад. Хотя... Это было бы действительно интересно понаблюдать, а Лаванда бы навсегда получила урок о том, что не стоит валяться в таком состоянии где не поподя.
- Клопонька мой не такой умелый самец, как я, хех.., - не унимался со своим шутливым планом кот, - Но ему нужно познавать мир во всех его разнообразных гранях, а соплеменников - со всех их ракурсов, и, если твой неистовый пыл может послужить средством для его обучения, то я не смогу этому препятствовать...
Но копошиться было далеко не так интересно, как наблюдать за метаниями кошки под действием трав, поэтому голубоглазый всё-таки то и дело отвлекался, но только для того, чтобы определить, разделяет ли Лаванда его чувство юмора или нет.
- Да и для тебя это будет интересным... Уроком. Впрочем, да, у юмора есть границы. Но Лаванда едва ли сейчас могла думать о таких сложностях, да и не то, что о границах юмора Очеретника, а и о границах палатки уже давно поди забыла. Слишком тяжко в таком положении мозга размышлять о чём-то, кроме того, что на душе наболело и набралось... Очеретник-то знает! Но и Лаванде пора знать, что придаваться подобным наслаждениям так открыто нельзя.

Отредактировано Очеретник (2017-09-14 18:59:39)

+4

10

начало игры

День прошёл у реки. Ради того, чтобы побороться с течением, Череп преодолел немалое расстояние. Он сразу заметил, что вода стала холоднее, но это не отпугнуло его. "Сезон Листопада всё ближе и ближе", - подмечал Череп, рассекая лапами воду и наблюдая за тем, как ветер флегматично гонит облака на горизонте.
Камни на берегу казались острыми, гранёными, яркими после мутно-зелёных камней под водой, покрытых мхом и склизкими водорослями. Стоило неправильно опереться на такой камень, как нога соскальзывала, и никакие когти не помогали уцепиться за камень обратно. Теряя равновесие, пловец погружался под воду, прихлёбывал воды и впадал в панику. Череп таких ошибок не совершал. Он осторожно ставил лапу так, чтобы она находилась на боковой стороне камня, отталкивался и помогал себе плыть вперёд.
Вода легко обволакивала его тело, очерчивала его скелет и воронила шерсть, делая его похожим на большую тёмную рыбу. На гладкую тёмную щуку, лишенную привычного изумруда чешуи.
Вода была достойным противником. Она толкала Черепа, брызгала в его ледяные глаза, пинала к острым ветвям и скалистым зубцам, пыталась скинуть с небольших водопадов вниз. Но и он не сдавался ей, поддаваясь воле течения только после очередной победы над ним, очередной пойманной дичи. Кто любит охоту больше, чем Череп? Кто привязан к воде так, как он? В любую погоду он отрицает желание погреться в тёплой палатке ради новой борьбы. Выходит на охоту в дождь, чтобы увидеть рыбу, подплывшую ближе к берегам.
И с этой охоты он вернулся с добычей. Волноваться было нечего. К сезону Листопада в реку придёт нереститься форель. Тогда Череп будет проводить дни у реки почти безвылазно, не столько чтобы поохотиться, сколько чтобы просто наблюдать красивое событие.
В лагерь он вернулся под вечер, зная, что скоро племя уйдёт на Совет. Череп не думал, что Серебро Звёзд возьмёт его с собой, так как молодой воин уже побывал на прошлом Совете. Ему и не особо хотелось. Он не думал, что на Совете произойдёт что-то, достойное его внимания. Разве что, перспектива поболтать с парой знакомых... нет, всё же, перспектива хорошенько поспать привлекла Черепа сильнее. А чтобы хорошо уснуть, ему могла потребоваться помощь.
Череп скривился. Лапы жутко ныли после долгого нахождения в воде. Он всегда пренебрегал всеми этими "правилами безопасности" и прочими предосторожностями, предпочитая проводить в холодной воде столько времени, сколько хочется. Конечно, Череп мог простудиться, заболеть Зелёным кашлем и умереть в точности также, как его мать, но не верил в то, что какая-то болезнь может погубить такого, как он. Тем не менее, болящие суставы и спина давали о себе знать.
Череп вошёл в палатку и сразу заметил Очеретника. Он спокойно кивнул целителю и прошёл дальше внутрь. В пасти Черепа болталась крупная рыбина, которую он поймал в реке. Остальную добычу серо-бурый кот сложил в общак. Стрельнув взглядом, Череп наметил наиболее чистое место в палатке и кинул туда рыбу. Рыбина упала на пол палатки и затрепыхалась. Да, она оказалась всё ещё живой. Иногда он приносил рыб в лагерь живьём, чтобы доказать своё мастерство.
- Это вам обоим, - сказал Череп, облизывая окровавленные губы, израненные о рыбью чешую и гребни. Он знал, что Очеретник - брат Толстолобого, поэтому не удивлялся. Это гены. Вся их семья состоит из талантливых котов, которые далеко пойдут. Неудивительно, если Толстолобый со временем займёт и предводительский пост. И, всё же, лучше бы в палатке находился мелкий котишка, а не взрослый целитель. Из мелкого котишки легко было бы выбить парочку маковых семян. Зажать его в углу, пару раз хлестнуть хвостом по щекам, показать зубы, и он обязательно выдаст ему заветное лекарство. У котишки и имя было жучиное, мелкое, как он сам. Клоп. Маленький, хитрый, провонявший травами, он не мог справиться с Черепом. "Интересно, он хоть раз нажаловался на меня? Думаю, нет. Боится".
Периодически Череп нормально общался с мальцом, так как задирать слабых попросту не любил и делал это только ради того, чтобы получить лекарство и не мучиться. Говорить со взрослым придётся серьёзнее. Но не оставит же он своего соплеменника мучиться?
- Ноги болят изнутри. И спина, - хмуро констатировал он, подходя ближе к Очеретнику и останавливая пристальный, немигающий взгляд на его морде. - Дай мне немного маковых семян, и я уйду. Большего мне не нужно.
Уснуть в опустевшей палатке, в тихом лагере. Это ли не мечта? Череп сощурился. Очеретник мог быть добрым дядюшкой, когда хотел.

+5

11

Она сверкнула глазами по целителю, что ему понадобилось от МЕНЯ?! Но его слова слегка удивили Лаванду, она даже издала негромкий и наглый смешок.
- Конечно не будешь, ты же целитель, - шах и мат. Сознание постепенно становилось чище, очертания соплеменника стали более четкими, но его бесконечные хождения туда сюда так злили Лаванду. Кошка оскалилась и сильно зажмурилась, вертя головой из стороны в сторону, чтобы головокружение отступило.
- Фи, еще чего, чтобы Я упрашивала кота удовлетворить мои потребности, еще чего, - отмахнулась Лаванда, сморщив носик и издав недовольный смешок, - Не слишком ли много внимания с моей стороны? - воительница была гордой и избалованной, первый шаг она никогда не станет делать. Тем более после недавней ошибки. Очеретник слишком хорошо о себе думает, вот расскажет она... Серебру Звезд о похотливом целителе, тогда его быстро с поста смахнут. От следующих слов лекаря Лаванда возмущенно выдохнула и взмахнула хвостом.
- Хм, слушай ты, я тебя не хочу-у, ты не в моем вкусе, понял? И не вмешивай сюда.. неизвестного кого. Если думаешь, что я не владею собой, разуй глаза! Я соображаю, - она попыталась подняться на лапы, но что-то неизвестное мешало ей встать. Лапы были ватными, это не на шутку напугало Лаванду. Что они мне подсунули?
- Ты извращенец!!! - заверещала Лаванда, забившись в панике, - Заткнись! Я пришла сюда вылечить сломанный коготь! А я, а мне, подсунули что-то, - кошечка еще никогда не попадала в подобную ситуацию, но и здесь она не утратила своего мерзкого характера, казалось бы, - Я буду кричать! - прошипела кошка, замечая боковым зрением какое-то движение. Это был соплеменник, и он принес живую рыбеху. Рыба упала на пол пещеры и затрепыхалась, Лаванда чуть взвизгнула и отвернулась. Кошка терпеть не могла этих склизких живых созданий.
- Череп помоги мне! Немедленно! - воительница выдавила из себя слезы и заплакала, кажется, действия мяты все еще в силе, -
Меня запугивает Очеретник! Мне страшно, позови мне помощь, он плохой,
- паника нарастала в груди, а после недолгой истерики у Лаванды закружилась голова, а глаза начали слипаться от желания уснуть.
- Помогите, - шепнула Лаванда, а после ее вырубило, и голова кошки нелепо упала на пол палатки. Сама воительница, уже погрузившись в царство морфея, перевернулась на спину и задрала лапки к верху. Сквозь сон она вспомнила кое что и прошептала,- Растолкайте меня, когда назовут имена тех, кто должен идти на Совет...

Отредактировано Лаванда (2017-09-24 18:40:14)

+5

12

То отвлекаясь, то вновь глядя вниз на блаженную морду Лаванды, Очеретник изредка усмехался и уже успел несколько раз пожалеть, что стал целителем. Да и Клопу нужно будет обязательно передать, что интересного он пропустил, пока шастал где-то... Такое ему однажды светить перестанет!
- А вот это ты очень зря, - возразил Очеретник так скоро, как только смог найти свободное пространство для своих слов, - Мы тут с тобой абсолютно одни, ты в не благопристойном виде, и, когда меня спросят, я отвечу, что тебе показалось.., - голубоглазый даже в какой-то мере обернулся на Лаванду, чтобы увидеть её реакцию на такой пускай и вымышленный им, но всё-таки возможный расклад, - Здорово было бы, правда? Бело-чёрный коротко подмигнул, тут же отводя свою морду в очередной угол, где неутомимое стремление к идеалу затребовало навести порядок. 
Следить неотрывно за Лавандой было бы абсолютно бессмысленно, так как кошка в таком расположении головы совершенно не способна... Ни на что. Кажется, совсем скоро её и правда уже одолеет желание поскорее поспать, и вот после какого-никакого сна голубоглазая уже и сможет продолжать образ жизни, присущий воителям, а не обнюханным котятам с атрофировнными конечностями. Как и предполагал пару раз Очеретник, кошка пыталась встать, яро заявляя о своей способности к этому, что было не совсем правдой.
Вперемешку с вялыми и нетрезвыми мяуканьями Лаванды, Очеретник услышал характерный шмяк: рыбёшка приземлилась в целительсую на пол, и внутрь вошёл Череп. «Неужели не будет сегодня никого без тяги к растительному упоению?..» Пятнистый недовольно повёл усом в сторону рыбы. Череп - не тот гость, который ему нравился и не вызывал вопросов.
- Спи, детонька.., - умилительно пропуская мимо ушей последние вопли голубоглазой, приговаривал Очеретник, - Или придётся дать тебе чего покрепче, чтобы проспаться... «Пора хорощенько перепрятать запасы!» Ей богу, каждая вторая находит...
Серошкурый, облизываясь после охоты, коротко и ясно обозначил, зачем он сюда пришёл. Целитель повторно хмыкнул... В который раз этот соплеменник наталкивал на неприятные мысли. Одна из них - искренность, с который Череп, кажется, верил, что Очеретник не понимает цель применения маковых семян им. Ровно так же Череп не понимал, как скоро израсходует терпение целителя.
- А ну-ка, давай, убери это! - бурнкнул Очереретник, лапой ткнув в рыбу, - Если хочешь накормить кого-то, кому в тягость выходить к дичи на поляну, отнеси это к старейшинам... Любой речной кот был привыкшим к запаху рыбы, но Очеретник не любил даже её вид в месте, где лечат. Целительская не была трапезной, и голубоглазый терпел кормёжки здесь только в том случае, если больной правда в этом нуждался.
- Когда отнесёшь, сразу заходи обратно, давно хотел тебе предложить.., - пряча в нужно место последние пучки мха, Очеретник уже практически закончил со всеми своими уборками и был правда готов заняться черепом, - Но на это нужно время, и я займусь твоим лечением после Совета. К сожалению.., - бело-чёрный сделал вид, что задумался, - Недавнее употребление мака сильно помешает результату, и я вынужден тебе отказать. Взгляд Очеретника не был особо недоволен: только искренне сочувствовал коту, но не потому, что, якобы, тот страдает от невнятных болей, а только потому, что столь юное существо уже так сильно привязано к его травам.
- Тебе не стоит охотиться или идти на Совет, котёнок, - продолжал в том же духе Очеретник, - Мышцам будет легче после сна - поспи, а я зайду за тобой сразу же после Совета, и мы помнём твою спинку. И вправду, куда лучше было отправить его ко сну. Хотя... Вряд ли бы оно сработало. Зато вот Лаванда на удивление спокойно и даже молча придавалась лёжу и не жаловалось. Вестимо, и её стоило отправить с Черепом в палатку, только вот тяжко будет в таком положении ставить кошку на ноги и заставлять идти: придётся тащить. «Надо перекопать весь мак до Совета...» Воитель собирался скоро оставить лагерь и был искренне обеспокоен тем, что тут могло произойти в его отсутствие, хоть и не подавал виду.

+2

13

Вместо того, чтобы обрадоваться тому, что его почтили свежей дичью, Очеретник начал бурчать что-то про старейшин. Череп удивленно посмотрел на него взглядом сверху вниз, но ничего не сказал. Целителям племен, конечно, прощалась невежливость в некоторых размерах, даже такая крупная. Хоть Череп и понимал, что отказываться от предложенной еды, высокомерно считая себя выше этого - последняя из глупостей, которая однажды неизбежно приведёт глупца к смерти. Второго такого раза Череп просто не допустит. Никаких знаков уважения к этому целителю он больше проявлять не будет. Но удивление всё равно не спешило проходить. Череп, конечно, мог попытаться закрыть глаза на глупости Очеретника, но тот, всё-таки, не был его отцом, потому воспринимался как нечто более чужое.
Крики Лаванды подтвердили внутренние опасения Черепа.
Какое-то время он равнодушно смотрел на кошку, пытаясь понять, фарс это, или же ей действительно требуется его помощь. Она была красива: густой, прилизанный мех, аккуратные коготки, за исключением одного, пышный хвост. Да и черты морды казались нежными, гладкими, так что, одной своей внешностью она могла бы сводить с ума, будь в ней чуть больше... загадки. С другой стороны, когда рот её был закрыт, выглядела Лаванда сказочно. И, если забыть, что она любит говорить на самом деле, можно представить, что её уста способны рождать красивые слова, полные тайны, умные и притягательные не меньше, чем её облик.
"Не удивлюсь, если он правда с ней что-то сделал, засмотревшись на её ладную фигурку. Такое целителям теперь тоже прощают? Я проспал пару пунктов Воинского Закона?"
Очеретник отказал Черепу, насмехаясь и бросаясь какими-то странными словами. То "котёнком" его называл, то обещал "помять спинку". Серо-бурый кот чувствовал себя так, будто целитель оттягивает когтем какой-нибудь из его нервов и отпускает. Однако его выдержки хватило на то, чтобы не опуститься до подобного отношения к соплеменнику.
Очеретник отказал ему, этого было достаточно, чтобы всё понять. Больше он не зайдёт в палатку за маком, когда там будет находиться этот кот. Дождётся Клопа, а уж из него вытрясти пару маковых зёрен будет попроще. Череп сглотнул кислую слюну разочарования, понимая, что этой ночью не сможет уснуть. Придётся ходить где-нибудь, чтобы мышцы грелись и не так болели. "А всё из-за того, что Очеретник пренебрегает больными в племени, кормя их обещаниями вместо лекарств".
Череп подошёл к распластавшейся на полу Лаванде и дотронулся лапой до её плеча.
- Просыпайся, Серебро Звёзд созывает племя на Совет.
Он вновь  подумал о её криках, мольбах о помощи и жалобах на то, что Очеретник плохой.
- Если он что-то сделал с тобой, это нужно донести до нашего предводителя или глашатая, - подумав, рассудил Череп. - Если случилось что-то серьёзное...
Он оборвал фразу и хмуро посмотрел на целителя. Его доверие не распространялось ни на Лаванду, ни на Очеретника, поэтому покровительствовать кому-либо из них он не стал бы. В пользу Лаванды говорил лишь тот факт, что Очеретник отказал в лекарстве ему самому, обрекая его мучиться с болью в суставах. Ну и, возможно, её милая мордочка. Череп едва заметно усмехнулся, приподнимая губу в презрительном оскале. Палатка показалась ему холодной, а боль где-то внутри стала ещё сильнее. Его разум, надеявшийся получить маковые зерна, слегка приглушал боль этими теплыми надеждами, но теперь надежды пали.
Можно было дождаться, пока Очеретник уйдет из палатки, и поискать мак самому, но в вечерней тьме среди кучи вонючих трав он явно не сможет найти неприметные зёрна. Какая невыносимая ирония: лекарство, которое не спутаешь ни с чем, так трудно добыть. Ещё можно самому поискать маки, вроде бы сейчас как раз их сезон. Но всё это очень смутно, очень неясно.
Череп не стал кивать Очеретнику на прощание. Взяв свою добычу, он вышел из палатки, понимая, что поступил правильно. Не было смысла вступать в спор с целителем, у которого в племени куда больше прав, чем у него самого. Единственное, что могло послужить в пользу Черепа - случай с Лавандой. Двое недовольных больных - это уже не один. Но впутываться во все эти проблемы Череп не желал. Ему проще было признать, что теперь целителям разрешено быть развязными, разрешено обзывать воинов котятами и доводить тех, кто пришёл к ним за лечением, до мольб о помощи. Гораздо проще, чем лезть во всё это лисье дерьмо самому.
Череп прошёлся по поляне вскользь, просто чтобы кинуть в кучу почти издохшую рыбу, туда, где она действительно кому-то пригодится.  Отряд, возглавляемый Серебром Звёзд и Толстолобым, уходил куда-то вдаль. Череп позволил себе сгорбиться и отдышаться. Увы, сна с такой болью для него не существовало. Поэтому, поняв, что выбора как такового у него нет, Череп пошёл гулять, чтобы хоть как-то согреть мышцы после плавания.
---> Нейтральные леса

+6

14

Страх полностью поглотил ее. Кошка боялась не целителя, а собственную беспомощность. В другой ситуации Лаванда бы не раздумывая прошлась своими коготками по щеке кота. Безусловно, воительница любила и даже желала внимание к своей персоне, даже такое прямолинейное как сейчас в палатке целителя. Но только не с теми, кому Лаванда отвечает взаимностью. И целитель был в черном списке, точнее после его выступления туда попал.
- Ты не думай, что я за себя постоять не смогу, - не сможет, но главное - это держаться уверенно и говорить с гордостью. Даже оказавшись в столь нелепой ситуации Лаванда продолжает держаться как истинная леди, если ее можно таковой представить.
Воитель, который принес рыбку, вел себя как-то не активно, он даже не смотрел в сторону капризной Лаванды. А что уже было после - кошка не помнит, ее разум затуманился, и она погрузилась в сладкий и очень даже приятный сон.
Лаванда видела прекрасное сновидение, ей снилось свое отражение в озере. Она ничего ослепительнее в жизни не видела. Будь она котом, то подкатила бы к этой кошке в отражении. Лаванда пригладила свою шерстку, немного распушилась и начала умываться, изящно и грациозно, и аккуратно, приглаживая каждую шерстинку.
Ей всегда снились подобные сны, либо романтика с новым ухажером. Как же сейчас не хватало бессонных ночей под теплым боком возлюбленного. Ах, а сколько же любимых у нее было, даже на лапках не сосчитать - жаль, что все они оказались никчемными мальками... Всем быстро надоедали романтические ночи, ее начинали избегали, как будто ни чем Лаванда не могла зацепить, только милой мордашкой и сладким голоском. Да и воительница считала, что этого достаточно. Зачем ей быть милой простушкой, когда она заслуживает большего? Пусть к ней относятся как к предводительнице.
Она очнулась от того, что кто-то толкал ее в бок и оповещал про Совет. Как она могла забыть! От имени предводителя шерстка чуть поднялась на ее шерсти, но воительница сдержалась от наплывающей ярости.
- Да-да, спасибо... - тихо мурлыкнула Лаванда, поднимая взгляд на Черепа, который смотрел сверху на нее. Кошка чуть смутилась и отвела взгляд, слушая следующие слова соплеменника.
- Никто меня не будет слушать, - Лаванда заработала себе дурную репутацию в племени, - Да и ничего серьезного не произошло, надеюсь, - воительница осторожно поднялась на все еще ватные лапки и вновь посмотрела на Черепа, уже гордо,- Я пройду?
Лаванда прошла мимо воителя и ударила его хвостом по носу, а после удалилась из палатки, намереваясь не пропустить Совет. Там много чего интересного. Коты, сплетни, еще раз коты. Выйдя на главную поляну кошка увидела, что небольшой отряд уже готов выступать на Совет. Лаванда решила пойти позади, чтобы по дороге где-нибудь приостановиться и привести свою помятую шерстку в порядок.

>> на Совет.

+2

15

Даже отчасти много повидавшему целителю было необычно держать на себе взгляд кота, который пришёл в целительскую, но не мог получить того, чего хочет. Да, Череп хотел того, чего ему было нельзя, но и Очеретник категорически не мог простить ему то, что он грозил сожрать все запасы мака... А ведь сезон-то не вечен! И довольно скоро на протяжении целого круга лун племени пришлось бы доживать совсем без них, а это не хорошо.
«Ох, детонька...» При взгляде на Черепа у кота только вяло дёргалось ухо: Очеретнику и правда было жаль его. Бело-чёрный видел эти утерявшие доверие к целителю глаза кота, не получившего того, чего нужно. Но и было бы, чем оправдаться: запасы мака не бесконечны, и такой активный неоправданный расход добра не может оказаться без внимания. Черепу требуется не просто успокоение или лечение, а хороший осмотр. «Не съел бы он мне всё тут до моего возвращения...» Перепрятать хотя бы часть запасов было нужно, и, пожалуй, не стоило предупреждать Клопоньку об этом... Хотя... Если ему что-то понадобится срочно в его отсутствие, то найти сам он тоже не смог бы. «Череп, Череп...»
А тем временем сам молодой серый воитель уже начал потихоньку распихивать Лаванду ото сна. К удивлению Очеретника, кошка хватило совсем немного после такого состояния, чтобы как-то прийти в себя и суметь уже браво идти. Череп, кажется, не шёл на Совет, как и ожидал сам целитель, а вот Лаванда довольно спешно покинула его святую святых. Без расстеленной по полу кошки тут становилось намного просторнее, и Очеретник, который был очень рад этому, преспокойно обернулся вокруг себя и вновь встал мордой к запасам, хвостом - к выходу. Его большой и пушистый зад сейчас должен был помочь ему сохранить неприметность в том случае, если Череп решит остаться рядом и подглядеть. Хотя... Никакие глаза не помогут нюху воителя разобраться в том, что едва не путает целитель. Нет, однозначно... Очеретник тут управится и не прикрываясь хвостом.
Помимо самого мака и зёрен, за что кот опасался сильнее всего, он перепрятал и несколько трав, начиная от валерьяны и заканчивая сильными обезбаливающими, которые пускай и не всем были известны, но имели место быть съеденными. Не весть что бы пришло кому-то на ум... В день Совета, в начале которого кошка расстилалась в его целительской, а молодой воин без особой нужды просил мак, уже много чего могло произойти, но, чтобы убедиться в интересности этих вещей, день предстояло ещё и дожить. Ну и, соответственно, закончив все свои дела и припушим кучеряшки на груди, отправиться на Совет, куда довольно много котов уже успело уйти.
На Совет

0

16

---> Главная поляна

- Лучше пусть все идут в целительскую, а то еще бегать и каждому потом подстилки перестилать, запачкают, - вновь стала сопротивляться Ручей, и Череп, прикрыв глаза, неслышно усмехнулся. Это так на неё похоже.
- Если хорошо перевяжем, то не запачкают, - ответил он, заходя в палатку и, не подумав, вдохнул её запах полной грудью. Смешанный аромат трав, просочившись в лёгкие, подействовал на него пьянящим образом. В этом запахе была жизнь, в этом запахе была смерть.
Череп направил своё тело к углублениям, в которые целители складывали травы уже не одно поколение. Сначала вперёд подалось его плечо, потом шея и грудь, и только потом в воздух поднялась лапа, чтобы переступить и сделать шаг. Плавно, словно несомый ласковым ветром, Череп оказался  в самой гуще запахов. Неудивительно, что в этой палатке целители порой видят во снах предков. Постоянно вдыхая смесь травяных запахов, можно начать видеть радужных мышей, прыгающих по фиолетовым пустошам, что и говорить о каких-то там предках?
- Поищем паутину, - спокойно произнёс Череп, зарываясь носом в ворох трав. Лапами он прошелся по полкам, стараясь нащупать паутинную нить. Найдя какие-то неизвестные ягоды, задумчиво облизнул их и изрёк:
- На вкус, вроде бы, смерть-ягоды.
Очеретник мог оставить много ловушек для желающих поживиться его травами: смешать смерть-ягоды с ягодами можжевельника, положить шипы среди сухих листьев, измазать мяту мышиной желчью. Поэтому Череп, памятуя о возможном коварстве врага, был осторожен. В какой-то момент его лапа провалилась сквозь выемку, нащупывая скрытую ямку. Он тихо зашипел от злости, когда вытащил то, что было внутри. Огромные запасы мака, валериановые корни и ещё куча каких-то трав, которые жадный Очеретник спрятал так, чтобы не нашёл ни Клоп, ни остальные. Черепу повезло, что его неловкая лапа провалилась в тайник. Маковых запасов хватило бы, чтобы намертво усыпить пару племён, если не больше. Воин сгрёб несколько зёрен не глядя и пихнул в пасть. Наконец-то, боль в застуженных суставах отступит. Это не панацея, но разве Череп заслуживает мучиться?
Рыться в травах было не то, чтобы просто. Череп не узнал ни единой, кроме маковых зёрен, которые действительно трудно спутать с чем-либо другим. Когда он нащупал выемку с паутиной, его терпение уже почти иссякло. Вытащив оттуда изрядный моток, он подошёл к Ручей вплотную.
- Помнишь, как целители перевязывали наши раны? - его взгляд чуть затуманился. - Сначала они плюют в рану какие-то травы, потом кладут сверху кусок паутины и перевязывают это всё, верно?
В представлении Черепа, достаточно было перевязать раны Толстолобого и компании потуже, и кровь перестанет течь. А там уж вернувшиеся целители разберутся, чем обработать раны, если это понадобится. Вдруг лечение Черепа и Ручей окажется настолько гениальным и действенным, что уже к утру глашатай и оруженосцы будут бодры, как гладкобокие кролики?
- Подумать только, - невесело усмехнулся Череп, слыша, как Толстолобый созывает племя и рассказывает о произошедшем.
- Мы встретили Сталь и Белогрудого. С ними была какая-то подружка, никогда её не видел раньше. Наверное, бродяга. Сталь скомандовал своей своре порвать нас на клоки, но, как видишь, мы живы и даже не при смерти.
Череп задумчиво нахмурился и отвёл взгляд к выходу из палатки. - Сталь и та кошка были жестоки. Они не пожалели своих противников. Но Белогрудый не похож на них. Он дрался как воин. Не понимаю, что Белогрудый забыл среди них.
Царапины на боках лишь немного пощипывали, но не доставляли сильной боли. Периодически Череп даже забывал об их существовании, переключая внимание на другие объекты.
- В любом случае, изгнанники были вдали от наших территорий. Они вынашивали какие-то планы, вроде попыток отравить реку, но не думаю, что у них это получится. Не знаю, как Серебро Звёзд будет бороться с ними. Похоже, они стараются ходить вместе и не нападать поодиночке на большие отряды.
"Вероятно, будь Каштанка не одна, Лютоволк не стал бы нападать на неё. Ведь у него была бы возможность проиграть, фатальная возможность..."
- На их шкурах есть раны, помимо нанесенных нами, - продолжил Череп, смутно понимая, зачем рассказывает эти подробности. - Возможно, они досаждают не только нам, но и кому-то ещё.
Сам Череп не стал бы лезть в чужие разборки и дела племени. Он не герой. Но его знания могут пригодиться бойкой Ручей, которая везде проторит себе дорожку своей живостью и обаянием.
Пока он говорил, мак начал действовать, и его морда приобрела расслабленные черты. Жесткие, напряженные скулы разгладились, сухость выражения сменилась плавным спокойствием. Череп повёл плечами и немного выгнул спину. Он не чувствовал боли. Это было прекрасно. Полутьма загадочно прятала Ручей, выделяя льдинками её глаза. Череп невольно задержал на них взгляд. Ещё пару лун тому назад он и не представил бы себя, роющегося в травах в чужой палатке, чтобы помочь соплеменникам. А теперь, он делает это, да ещё и по собственной инициативе. Что им движет, какой древний рычаг повернулся, скрипя шестернями, чтобы его связки выдавали звуки, которые сложились в такие слова? Быть может, он хотел просто зачерпнуть немного от живости Ручей, чтобы согреться. Череп помнил чувства, которые не хотел испытывать ни к кому. То, что погубило его мать, не должно погубить кого-то ещё. Но, глядя на Ручей, он и не думал об этом. Он гордился тем, что в его племени есть тот, с кем можно поспорить, а потом поймать вместе самую большую щуку. О таком товарище можно было только мечтать. Череп знал, что она может посмеяться над любым странным принципом из тех, что он вдолбил себе в голову, но когда понадобится, нырнёт вместе с ним в кипящую лаву. Вместе с ним или вместе с кем-нибудь другим. Она не пожалеет себя для племени.
- Мне пришла в голову такая смешная мысль, - тоном, совершенно не подходящим для изречения шуток, негромко сказал Череп. - А что, если Белогрудый не наносил мне серьёзных ран, потому что его когти были смазаны ядом? Из кровоточащей раны яд мог бы вытечь с током крови. А из таких царапин... хах.
Череп покачал головой. Он чувствовал себя умиротворенным, целостным, после того, как мак помог ему. Живым.
- Что бы ты делала, зная, что тебе осталось жить всего одну ночь? - спросил он, ощущая, что несмотря на отсутствие целителей, палатка не пуста - в ней живут травы. - Я наверняка сделал бы то, что не мог сделать раньше. Например, пошёл бы ловить карася на середину озера.
Череп чуть улыбнулся, ощущая, как сердце приятно сжалось от мысли об охоте и карасях. Для него это действительно много значило.
- Хорошо, что ты рядом, Ручей. Будь всё иначе, я уже давно ушёл бы ловить своих карасей.
Почувствовав дуновение ветра от входа в палатку, Череп автоматически сделал шаг ближе к Ручей и коснулся шерстью её плеча. Она всегда находила момент, чтобы толкнуть его, задеть, и это было забавно. Череп не умел подгадывать момент так, чтобы его прикосновения выглядели забавно.
Он почувствовал шорох и обернулся. У входа в палатку стоял Толстолобый. Следом за глашатаем появился и Серебро Звёзд. Какое-то время Череп разглядывал их, а потом с невозмутимым видом отошёл от Ручей и направился к отцу, не забыв охапку паутины.
Хороший целитель сказал бы пациенту принять нужную позу для лечения, но Череп был плохим целителем. Обойдя отца со спины, он взгромоздился на него сверху, стараясь прижать к земле. Дотянувшись до раны на загривке, Череп уставился на неё. Она выглядела как мешанина из крови и меха, поэтому, похоже, ему придётся вылизать загривок Толстолобого, чтобы понять, как лучше положить паутину на рану. Череп коснулся языком рыже-бурого меха и невольно закатил глаза, понимая, как это глупо выглядит. Прилизав шерсть, он почувствовал вкус крови. Вспомнилась кровь Белогрудого, и Череп понял, что ему больше не хочется лакать кошачью кровушку, так что, он поспешил закончить с облизыванием глашатайских ранений. Положив кусок паутины на рану, Череп принялся обматывать шею Толстолобого, сурово и туго, будто пытался задушить отца. Закрепив повязку, Череп слез и полюбовался результатами своей работы. Выглядело, скажем так, не очень удобно или практично, но кому судить? Здесь никто не целитель.
Заметив рядом Малютку, Череп пропустил её в тепло и вернулся к Ручей.
- Перевяжешь раны Малютки? - ученица Толстолобого казалась ему такой мелкой, что он готов был закатать её в паутину полностью. Поэтому и предложил тонкую работу Ручей, которая обойдётся с кошечкой явно нежнее, чем он сам с Толстолобым. Переведя взгляд на Малютку, он посмотрел на неё пристально.
- Если будешь дёргаться, мне придётся тебя остановить, - да, он изо всех сил пытался сказать это не холодным тоном, но у него не получилось. У него никогда не получалось разговаривать с малышами так, будто он не угрожает им. Этот бич преследовал Черепа с юных лун. Он попытался скорчить улыбку, но морда отказалась принимать глупое выражение. Повернувшись к Ручей, Череп посмотрел на неё просящим взглядом.

+6

17

-------главная поляна

Палатка была ледянючая, сразу видно - ни души в ней не было, вон, череп его только на чуточку опередил, до сих пор как дыхнёшь - пар изо рта идёт. Чего-то там Череп рылся, только понятно - ничего особо не смыслил, куда им всем... Спору нет, всех в ученичестве учат всяким травкам самым простым, куда да чего, только вот кто ж это помнит? Толстолобый, кажись, и вовсе тогда всё проспал, ну а Черепушенька...небось опять планировал, как плюхнется в свою ненаглядную реку и поплывёт с рыбами наперегонки. И перегонит.
Кажется, они о чём-то говорили с Ручей - и лучше бы ему было подзадержаться ещё немного. Или нет, а то не ровен час станешь дедушкой. Конечно, глашатай не особо-то думал, что дело действительно в делах сердечных - Череп же сам себе в водичке не улыбается, чтобы он - да к кому-то свой пушистый хвост вострил? Впрочем, всякое бывает. Ты-то всё у нас знаешь, правда, Лбешенька?
...Малютка вроде как-тоже была тут, и Толстолобый улыбнулся ей.
- Ну что, нашли, чем нас обмотать с головы до лап? - попытался он пошутковать хоть немного, а то уж слишком грустно выходило. Череп и вправду набрал гору паутины - глашатай пригнулся и позволил сначала вылизать рану от всякой грязюки, а потом замотать себя, вышло - чисто домашний котик с ошейником.
- Спасибо. - Улыбка вышла уже как-то получше, чем шуточки. Даже хлопнул Черепа хвостом - тот, может, опять как-то по своему истолкует, непонятный у него сынок, но как-то хотелось бы Толстолобому его подбодрить, что ли? Все они живые коты, все мучаются, страдают..небось, даже паршивцы эти, которые с Карпозубом снюхались. Только их жалеть - своих не беречь. - Глянь,
что там с Воплелапом, жить будет - так и сам пойди отдохни. Отдохни, а не как обычно, нашему племени ты ещё живым нужен,
- наставительно окончил глашатай.
Хотелось никуда уже не ходить, лапы были как не свои. Хотелось улечься здесь, рядом с Малюткой, которую - краем глаза видел - Ручей перевязывала, заснуть рядышком, уткнувшись в тёплую пёструю шерсть, не думать хоть немного о том, как же всё паршиво сложилось, а там придут целители, братец-Очеретник нагрянет, тоже пошутит, не будет он, Лбешенька, один тут распинаться...
Но Звёздное племя решило, что с Толстолобого не довольно на сегодня всяких дел. Ну здравствуй, Брякозвёздушка, пришёл ты к мышкиному разбору, где ж до сих пор-то был, пока я чуть твоё племя не развалил к звездоцаповой матери? Сам виноват, нечего было таких идиотов, как я, на должности назначать.
Вслух, однако, он совсем другое сказал, хоть и пришлось порядком откашляться =- на славу Череп его замотал, отделаться бы потом...
- Ночи недоброй, Серебро Звёзд. Ты за подробностями?
...или просто поглумиться?

+3

18

главная поляна --->

Было очень хорошо в такой неприятный, тянущий момент занять чем-то лапы. Идея Черепа помочь с паутиной раненым пришлась очень кстати, и в уме кошечка пометила, что хорошо бы и серо-бурого напоследок обработать: Ручей уже знала, что первым ему помочь не получится, упираться станет.
- Помнишь, как целители перевязывали наши раны? - серая подняла голову из вороха сухих трав и ягод, среди которых она искала паутину. - Сначала они плюют в рану какие-то травы, потом кладут сверху кусок паутины и перевязывают это всё, верно?
- Верно, - кивнула серая и чуть усмехнулась, - а еще я помню, как мне еще котенку втолковывали: не бери в рот, чего не знаешь, потому что тут, - краем уха воительница указала на запасы, - может быть что и ядовитое. Так что давай обойдемся одной паутиной, - весело фыркнула кошечка, лапой подтягивая себе припрятанный в углу комок.
Наконец, Череп рассказал, что там стряслось.
- Мы встретили Сталь и Белогрудого, - упоминание предателей ворохом мурашек отозвалось по телу, и Ручей сжала зубы. - С ними была какая-то подружка, никогда её не видел раньше. Наверное, бродяга. Сталь скомандовал своей своре порвать нас на клоки, но, как видишь, мы живы и даже не при смерти.
Череп задумчиво нахмурился и отвёл взгляд к выходу из палатки.
- Сталь и та кошка были жестоки. Они не пожалели своих противников. Но Белогрудый не похож на них. Он дрался как воин. Не понимаю, что Белогрудый забыл среди них.
Белогрудый. Ручей помнила этого кота и догадывалась, что этот спокойный, не злой воитель пошел против всех исключительно из-за своего кровожадного брата.
- Не понимаю, как такая... братская любовь могла отвернуть его от наших законов, устоев и всего племени, - озвучила свои мысли кошка, наматывая на лапу паутину.
- В любом случае, изгнанники были вдали от наших территорий. Они вынашивали какие-то планы, вроде попыток отравить реку, но не думаю, что у них это получится. Не знаю, как Серебро Звёзд будет бороться с ними. Похоже, они стараются ходить вместе и не нападать поодиночке на большие отряды.
- Ну и пусть, - упрямо фыркнула Ручей, поднимая горящие глаза, - они всего лишь шайка изгнанников, пусть и опытных. У них нет ни совести, ни чести. Найдем управу, - хмыкнула кошка, выглядывая на выход: Толстолобый и Малютка уже шли к ним.
- На их шкурах есть раны, помимо нанесенных нами, - продолжил Череп. - Возможно, они досаждают не только нам, но и кому-то ещё.
- Ну, значит у них есть какой-то план... - протянула серая, задумчиво покачивая кисточкой хвоста. Нехорошо.
- Мне пришла в голову такая смешная мысль, - негромко сказал Череп. - А что, если Белогрудый не наносил мне серьёзных ран, потому что его когти были смазаны ядом? Из кровоточащей раны яд мог бы вытечь с током крови. А из таких царапин... хах.
Ручей дернулась, округляя глаза от осознания этой мысли. Уставившись на Черепа, она невольно бросила взгляд на его царапины. Конечно, серая не знала, как должны были выглядеть раны, смазанные ядом, но что за существо способно так поступить?
- Что бы ты делала, зная, что тебе осталось жить всего одну ночь? - с трудом кошка перевела все такие ошалевшие глаза на морду Черепа. - Я наверняка сделал бы то, что не мог сделать раньше. Например, пошёл бы ловить карася на середину озера.
Череп чуть улыбнулся, и отчего-то Ручей стало чуточку легче.
- Я бы пошла на щуку. А потом гоняя уток по камышам, - ляпнула первое попавшееся в голову синеглазка, не меняясь в выражении. 
- Хорошо, что ты рядом, Ручей. Будь всё иначе, я уже давно ушёл бы ловить своих карасей.
Уши сами собой прижались к макушке, и только львиная доля упрямства не дала воительнице отвести взгляд и попятиться: благо, смущение серой скрасили зашедшие коты, и по просьбе Черепа дымчатая сразу посеменила к Малютке: ученица глашатая заметно подросла, но все-таки была небольшой и, увы, сильно оцарапанной.
- Досталось тебе, - недовольно пробурчала кошка, чисто по интуиции вылизывая загривок младшей соплеменницы и навостряя уши на Толстолобого.
Но услышала другое имя.
- Ночи недоброй, Серебро Звёзд. Ты за подробностями? - резковато приподняв голову, Ручей взглянула на зашедшего предводителя: взгляд того был хмур, да и неудивительно.
- Никто серьезно не ранен, - тут же мяукнула серая, наматывающая паутину на мелкие и крупные царапины Малютки. Воплелап, судя по его бодрой походке, не был изувечен, и слава предкам.
- Ты умница, - тихонько шепнув Малютке, Ручей ободряюще ей улыбнулась, лизнула совсем не расцарапанный лоб и подняла скудные остатки паутины.
- Твоя очередь, - объявила кошка Черепу, присев рядом и пропитывая его раны (в них ведь не было яда, верно?) комочками паутины. Спрашивать разрешения не хотелось и не требовалось, Ручей уже все сама решила и поняла, что во многом с Черепом нужно было именно так себя вести.

+2

19

Коротко кивнув всем присутствующим, Серебро Звёзд аккуратно прошёл к Толстолобому.
Ночи недоброй, Серебро Звёзд. Ты за подробностями?
- Да. - коротко ответил предводитель, усаживаясь рядом с раненным соплеменником. - Нужно обсудить, что будем дальше делать. Ты и сам понимаешь, что они захотят отомстить... Значит, это не последний визит.
Кот задумчиво осмотрел палатку, будто силясь что-то найти, и встретился взглядом с Черепом. Тот, хоть и был потрёпан, выглядел получше своего отца.
- Как много их было? Они обмолвились, какая у них цель? - предводитель продолжал задавать вопросы, надеясь услышать хоть тень надежды в ответах. Злодеи обычно так любят болтать лишнего
Но исполосованные когтями шкуры соплеменников говорили сами за себя. Хороших вестей можно было не ждать. Череп упорно пытался замотать отцовскую рану, старательно подражая целителю. Да уж, хуже времени для нападения и не найти.... Если только нарушители, прожившие столько в племени, не помнили, что именно в эту ночь, из луны в луну, все целители покидают лагерь. Преимущество было явно на стороне изгнанников - те знали территорию, знали сильные и слабые стороны каждого воина, да и просто обладали навыками, делающими их опасней обычных одиночек. Они могли напасть из ниоткуда, и исчезнуть в неизвестном направлении.
- Как бы они не атаковали лагерь...

+1

20

главная поляна речного племени  → палатка целителя

« Не оборачивайся ».
Подходя к палатке целителей, оруженосец сбавил темп и перешел на шаг — то ли для того, что бы не встревожить остальных своим резким появлением, то ли для того, что бы немного успокоиться и прийти в себя. Вряд ли они настолько слепы, что бы не заметить его перепуганного состояния, и будет худо, если заподозрят что-нибудь неладное... В любом случае, надо взять в себя лапы.
Серый, собравшись с силами, бодрой рысцой забежал в палатку, стараясь не глядеть на соплеменников. И только стоило ему шагнуть в логово целителей, как он почувствовал, насколько здесь холодно. Было даже как-то непривычно, ведь данное место всегда ассоциировалось с теплом, спокойствием и пленяющим запахом трав, да и казалось достаточно уютным. Сейчас же тут было морозно, очень шумно и как-то... неприветливо? « Наступают смутные времена для Речного племени, и очень скоро тут будут лежать тяжелораненые... » Не хотелось даже думать, что здесь — средь корней ивы, отстраненных от дневной суеты и чуждых межплеменным раздорам, — вскоре послышатся стенания и горестные вопли, а запахи крови и смерти пропитают насквозь этот обитель, и уже никогда более он не станет в глазах Воплелапа таким, как прежде.
Пар изо рта клубился перед глазами, застилая взор на долю мгновения, и так же быстро исчезал, растворившись в воздухе. Обогнув собравшихся, янтароглазый сел чуть поодаль и принялся за добычу, не забывая так же мимолетом подслушивать разговоры котов. Рот наполнился вязкой слюной, когда клыки воткнулись в сочную рыбью тушку, и кот почувствовал, насколько голоден. Следы от когтей на щеке перестали кровоточить и покрылись темной корочкой, напоминая о своем существовании лишь легким покалыванием, бока же, всё так же не переставая отзываться тупой болью, внешне выглядели нетронутыми, поэтому в оказывании помощи оруженосец особо не нуждался. Поглощая пищу, серошкурый обратил свой слух на находящихся рядом котов, пытаясь узнать что-нибудь важное. К его разочарованию, ничего дельного их речи не несли. Нахождение в целительской Серебро Звёзд не было удивительным, он, как предводитель, должен был узнать обо всём с уст командующего отрядом. Рядом был Толстолобый, Малютка с Ручей и Череп, который, скорее всего, уже отправился в царство Морфея. Большое количество котов означало скорое прогревание воздуха в палатке, так что сон обещал быть спокойным, если не учитывать то, что на боку спать теперь нет возможности. « Можно было бы попросить немного маковых семян, но целители вряд ли будут довольны, что мы трогали их запасы... Лучше потерплю ».
Закончив трапезу, Воплелап неожиданно понял, что есть одно дельце, терзающее его изнутри и порождающее в глубине души страх.
« И стоит на некоторое время забыть и про Миража, и про изгнанников. Ради своего же блага ».

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » палатка целителя