cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни


нагретые камни

Сообщений 61 страница 80 из 86

1

http://s2.uploads.ru/8szfw.jpg


Исторически сложилось так, что Нагретые Камни частенько были спорной территорией племени Реки и Грозы, но бравые рыболовы отвоевали себе большую каменистую насыпь, которая даже в сезон Голых Деревьев нагревается так, чтобы на ней было лежать тепло и комфортно. Наставники любят приходить сюда с учениками, чтобы те могли понежиться в тепле между тренировками, да и воители в перерывах на охоте не упустят случай погреть кости и помурчать вдоволь.


0

61

- Забудь, - Бархатец пожал плечами, мол, как скажешь, и неуверенно кивнул на слова тетушки. А она умеет поставить в тупик. Серебристый задумался над внезапной... похвалой?.. Оцелотки, пытаясь понять, что же кроется за ней. Но его мысли так и не нашли ответов, не сложились в одну целую картину, потому что были прерваны знакомым голосом.
- Бархатец! - и вот он чувствует маленькие лапки на своем полосатом хвосте.
- Ужик! - так же радостно мурлыкнул воитель, и на его мордочке засияла полумесяц-улыбка. Кот ловко извернулся и лизнул котенка в ушко. - Да, но я думаю, рыбы уже достаточно.
Он промяукал эти слова шепотом, передразнивая трехцветную. Она зачудовано смотрела на реку, и Бархатец её прекрасно понимал. Водная стихия прекрасна.  Да и сам полосатый тоже был в восторге, когда первый раз увидел бушующий поток, неуправляемое течение, сносящее все на своем пути.
Подруга спросила будет ли воитель плавать, на что он только усмехнулся в усы. Да, было жарко, и он с радостью полез бы в воду, но ответственность за Ужик сразу дала о себе знать. Плавать-то она пока не умеет, а за Бархатцем точно полезет. Не то, чтобы он был против, но Малютка такого точно не одобрит. Понятно, что детей нужно приучать к воде с самого детства, но пестрая пока еще слишком маленькая для такого... наверное.
Заметив Оцелотку, котенок сразу поежилась. В голосе пятнистой слышались металлические нотки, скрежет, создаваемый двумя острыми ножами, что их точат друг о друга, поэтому, как только она удалилась со своей частью улова, Бархатец заботливо обвил хвостом Ужик.
- Это тетка моя, Оцелотка. И лучше её не злить, - воитель многозначительно гмыкнул, а голос его обрел то ли позитивных, то ли негативных оттенков.
Он знал, что нужно отнести рыбу другим, но пока что нужно было ознакомить трехцветную с основной едой Речного Племени. Бархатец не собирался отчитывать котенка, ведь не видел ничего плохого в том, что она решила просто посмотреть.
Воитель поманил Ужик хвостом и сел рядом с рыбой, что была подарком.
- Вижу, ты не забыла, что я тебе обещал. Я тоже не забываю обещаний, поэтому... вот, - кот провел лапой по скользким чещуйкам, показывая котенку, что это все для нее.
- Это форель. Как видишь, её тело золотистого цвета с маленькими темными пятнышкам, а отличить от других рыб ты её сможешь по алой полоске на боку.
Бархатец дал время на то, чтобы осмотреть продолговатое рыбье тельце, а затем указал хвостом на еще одну рыбину. - А это карп. Обычно чешуя у них имеет оттенки от коричневатых до светло-желтых, в зависимости от места их обитания. Молодые особи более плоские, чем взрослые, поэтому их нетрудно отличить. А если присмотришься, то сможешь заметить у карпа маленькие усики.
Бархатец улыбнулся, заглянув в золотистые глаза котенка.
- Ужик, поможешь мне донести наш улов?
Полосатый оставил девчушке нести свой подарок, а сам взял остальное. Благо, идти было недалеко. Оказавшись рядом со всеми речными соплеменниками, кот положил два карпа на землю, а третьего же оставил себе. Небольшого, ведь есть не сильно хотелось, но он знал, что от вида смакующей Ужик, ему обязательно захочется. Да и когда он в последний раз пробовал рыбу на вкус?
Кот поспешил помочь своей подруге донести форельку, выбрав для них местечко в тени.
- Осторожно, косточки, - предупредил полосатый, готовый помочь юной леди и спасти её от нападения этих вредин-костей.

Отредактировано Бархатец (2018-08-10 10:02:31)

+5

62

Атмосфера накалялась. Где-то там за напряженными взглядами Речных был один радостный взор Мявры. И Ассоль была ей безмерно благодарна за это. Она даже позволила себе едва заметную улыбку в сторону чёрно-белой одиночки. С ней всё было хорошо... пока что.
- Что случилось? Где Серебро Звёзд? Бежевица?
Подала взволнованный голос Ручей и белая невольно прижала уши. Хвост её также опустился, заметно подрагивая от давления, что оказывала на его обладательницу вся эта сложившаяся ситуация. "Мне жаль... я не знала, что делать... когда я увидела, как легко обезвредили Серебро Звёзд... кто-то же должен был предупредить вас! Я ведь не могла броситься им на подмогу! Я бы ничем не помогла, а так... а что так? Я могу лишь донести до вас ужасные вести, стать вестником печали. Я не умею драться, я не способна была на большее, чем просто смотреть. Я слабая. Я испугалась". Всё крутились в голове подавляющие мысли, пока, наконец, Ручей и ещё одна кошка не вывели её из этого состояния.
- Говори.
"Да, я сейчас скажу".
- Мы все тебя слушаем.
Послышалось откуда-то сбоку. Ассоль незамедлительно обернулась на голос. Рыжая пятнистая кошка, чем-то похожая на Серебро Звёзд, предстала её взору. В бирюзовых глазах читались злость, волнение, боль. Ассоль поняла, им всем страшно точно также, как и ей, но до сих пор одиночка жалела только себя. Так не пойдёт.
- Серебро Звёзд пытался освободить Каштанку, когда откуда ни возьмись взялись двуногие. Бежевица поспешила на помощь, но не смогла ничего сделать. Их поймали и засунули в клетки, как и котят с Каштанкой и Лютоволком.
Краем глаза кошка посмотрела на Мявру. Она слышит? Лидер их банды тоже в западне. И что теперь делать со всем этим.
- Я знаю немного о двуногих. Долгое время я жила у них. - Призналась Ассоль, даже зная о том, что бывших домашних кисок лесные презирают куда больше, чем одиночек. Сейчас было важно другое. - Если они держат котов в клетках, значит они нужны им живыми. Возможно, они специально приехали сюда, чтобы отловить как можно больше котов и кошек. Ручей, я видела много клеток там. Отвадить отсюда двуногих будет непросто, пока они не добьются своей цели. Я знаю, вы можете не хотеть слушать меня, но в лесу опасно. Не знаю, стоит ли вам возвращаться в лагерь... в то место, где двуногие уже бывали, в то место, которое они знают.

+6

63

Коты собирались рядом, и Ручей боролась с желанием беспомощно посмотреть на глашатая: нельзя было, нельзя. Сжав зубы, серая отвела уши назад, уставившись на Ассоль так, будто решала, отправить ли эту кошку восвояси с милейшим напутствием или придушить прямо здесь и сейчас, чтобы она наконец начала говорить, а не дожидалась общего сбора.
Впрочем, одного только сурового взгляда Оцелотки хватало, чтобы развязать язык белой домашней киске, и Ручей, скосившись на сестру предводителя, уважительно фыркнула.
Уж Оцелотка-то ей язык развяжет.
Правда, после первых слов белой кошки, Ручей пожалела обо всех расспросах.
- Серебро Звёзд пытался освободить Каштанку, когда откуда ни возьмись взялись двуногие.
Ручей на мгновение прикрыла глаза, собираясь с мыслями.
Дерьмо.
- Бежевица поспешила на помощь, но не смогла ничего сделать. Их поймали и засунули в клетки, как и котят с Каштанкой и Лютоволком.
Дерьмовая идея в самом начале. Хмуро переглянувшись с Оцелоткой, Ручей, наверное, знала, о чем думала сестра предводителя: пошел с неопытной воительницей и одиночкой в лагерь двуногих. Предки, откуда столько ос в светлой головушке предводителя?
Ручей медленно, будто оттягивая ужасный момент, повернулась к Ассоль.
- То есть ты хочешь сказать...
- Ручей, я видела много клеток там. Отвадить отсюда двуногих будет непросто, пока они не добьются своей цели. Я знаю, вы можете не хотеть слушать меня, но в лесу опасно. Не знаю, стоит ли вам возвращаться в лагерь... в то место, где двуногие уже бывали, в то место, которое они знают.
- Мы ждем отряд разведчиков. Они пошли в лагерь, и как только вернутся, мы узнаем, стоит ли возвращаться домой прямо сейчас, - резковато ответила Ручей, не сдержав тон. Эта Ассоль своими россказнями уже заманила предводителя, пусть и невольно, в ловушку.
- Я не могу отправить все племя на вызволение Серебра Звезд и Бежевицы. Он мне шею свернет, если я так поступлю, - нервно расхаживая из стороны в сторону, мяукнула Ручей, впервые ощущая на себе груз ответственности, который прочно поселился на плечах пятнистого лидера.
Который прежде нес её отец, Бурозвезд.
- Если мы пойдем его вызволять... это самоубийство, - тише добавила серая, переглядываясь с Оцелоткой как с более старшей и опытной кошкой, которая ко всему прочему была пропавшему сестрой.
- Мы должны дождаться разведчиков, - с нажимом повторила синеглазка, будто пытаясь убедить саму себя в правильности принятого решения.
Если Серебро Звезд не вернется, его кровь останется на моих лапах.

Отредактировано Ручей (2018-08-11 00:20:38)

+5

64

Беда пришла оттуда, откуда не ждали.
- Каштанка и несколько из котят оказались пленниками у Двуногих. Я... не одобряю такого резкого порыва и таким маленьким составом, но все-таки Серебро Звезд пошел её вызволять. И многим уже неспокойно, - с тревогой в голосе поделилась Ручей, объясняя внезаный уход предводителя. Дербник немногословно, но понимающе кивнул: оставить второй раз соплеменников в беде казалось дикостью, но отправиться на подмогу почти в одиночку было еще большим безумием. Взглянув на Сивую и разбредающихся неподалёку котят, горец напряженно выдохнул: перед Двуногими каждый был уязвим, даже он сам. Внутри невольно колыхнула холодная ярость, ведь он помнил тот пожар, как будто всё случилось вчера. Последний взгляд матери Дербник до сих пор видел во снах, проклиная тот день, когда Соломник, доверившись своим Двуногим, обрёк их на вечную разлуку.
- Ручей. У меня важные новости, пожалуйста, выслушай меня, - всех вдруг сбило с толку неожиданное появление Ассоль, и серебристый, вынырнув из воспоминаний как будто из сна, мгновенно ощутил под шерстью легкую дрожь, словно его окатило волной из ледяных брызг. Поймав тяжелый взгляд Урагана, горец прищурился, вслушиваясь в сбивчивый рассказ кошки: предчувствие худшего не обмануло никого из них.
- Я не могу отправить все племя на вызволение Серебра Звезд и Бежевицы. Он мне шею свернет, если я так поступлю, - впервые столкнувшись с отвественностью за всё племя, Ручей не находила себе места. От прежнего воодушевления и радости возвращению домой не осталось и следа: холодная, напряженная, синеглазка была вся в себе, ища поддержки умудрённой лунами Оцелотки.
- Я пойду, - почти без раздумий и с не меньшим нажимом в голосе отозвался Дербник. Ручей была у руля, но у руля своего племени.
- Я знаю Двуногих, я с ними жил. Лезть на рожон не будем - это не коршун. Попробуем выждать, - пытаясь вселить в серую воительницу хоть каплю уверенности в то, что у них может что-то получиться, бывший небесный едва заметил, как лапы начинало сводить от одной только мысли столкнуться с теми, кто не приносил ничего, кроме смерти.
- Сможешь показать мне дорогу? - решительно выступив навстречу Ассоль, великан нахмурился: к черту страх, не боятся лишь те, кто так и не познал настоящей смелости.
- Если ничего не выйдет, уйти я всегда смогу, - оборачиваясь к Ручей, Дербник вновь сдержанно кивнул: успокаивал ли этим он только её? Однако горец, пожалуй, слишком хорошо знал себя: без тех, кому нужна помощь, ему так просто уйти точно не получится.

Отредактировано Дербник (2018-08-13 15:19:58)

+6

65

Ассоль медлила с ответом. В критичных глазах пятнистой этим она только усугубляла собственное незавидное положение. По ней было видно, что весть, которую она принесла Речным котам, ранее вызвавшись добровольно показывать их предводителю дорогу в возможную западню, тяготила домашнюю киску. Наверное, она даже боялась. В любом случае, Оцелотке не было никакого дела до чувств белой. Будь на её месте сейчас брат – тот ещё проницательный психолог, он бы первым делом попытался успокоить несчастную, чтобы она смогла, наконец, начать говорить по существу, но в данный момент Серебра Звёзд не было рядом, и в том отчасти виновата была сама Ассоль. Взбалмошная сестра лидера умела лишь запугивать таких как она, и её нисколько притом не мучила совесть.
«Это надо быть таким мышеголовым, чтобы после всего, что уже пережило его племя, сломя голову почти в одиночку нестись спасать Каштанку и её котят!» - это была сложная ситуация, Оцелотка знала, как тяжело далось её брату решение оставить лагерь и увести выживших в безопасное место. Золотистая не ведала простит ли их соплеменница, вернётся ли обратно домой. Мысли гудящим осиным роем кружились в голове воительницы, не желая «осесть» и позволить, как следует обдумать их. Впрочем, на то у неё не было времени. Решать проблемы она предпочитала по мере их поступления, главной же трудностью сего мига для неё была белошерстная мямля, которая, слава предкам, проглотила свой страх перед настороженными лесными котами до лучших времён:
- Серебро Звёзд пытался освободить Каштанку, когда откуда ни возьмись взялись двуногие.
Поймав хмурый взгляд Ручей, Оцелотка во власти негативных эмоций прижала к голове треугольные уши, совершив невольный шаг в сторону Ассоль. Краем более-менее адекватно мыслящего сознания, кошка понимала, что белая не желала такой участи её брату. Она не была воином и не могла помочь Бежевице и Серебру Звёзд в их беде. Все что было в силах одиночки — это прибежать сюда и рассказать об увиденном. То было очевидным, вот только переполнявшая золотисто-рыжее тело ярость требовала немедленного выхода наружу, угрожая разорвать Оцелотку изнутри.
С трудом заставив себя остановиться, она усилием воли перевела горящий взгляд на Ручей, которая, к её чести, из последних сил старалась удерживать спокойный и невозмутимый вид. Правда, и она уже начала нервно расхаживать по мшисто-каменистой земле из стороны в сторону, принимая непростое в данной ситуации решение пока Ассоль что-то говорила ей о Двуногих и их повадках. По правде говоря, Оцелотка её уже не слушала.
- Я не могу отправить все племя на вызволение Серебра Звезд и Бежевицы. Он мне шею свернет, если я так поступлю.
Не прекращая тихо рычать и вспарывать когтями уже лишенную зелени почву, пятнистая видела отчаяние соплеменницы, и, ненавидела её в сей миг за отчаянную справедливость произнесённых во всеуслышание слов. Равно как и себя саму за бездействие. Ручей была права: бросаться спасать предводителя прямо сейчас всем племенем было бы самой большой глупостью. Брат бы их никогда за неё не простил.
Но нужно было что-то делать!
- Мы не можем просто сидеть и ждать! – не в силах совладать с собой Оцелотка не заметила, как рявкнула об этом вслух. Её буквально распирал гнев, она не могла ничего с собой сделать.
- Ручей, - ей удалось приглушить рычание в голосе, потому что бросаться на серую кошку золотистая не имела желания. Та была не виновата, что на неё повесили ответственность за Речных котов. – Мы могли бы отправить небольшой отряд на разведку. Нужно хотя бы оценить обстановку. Мы не можем просто сидеть и ждать, - повторила она, выразительно глядя в синие глаза воительницы.
- Отыскать их по запаху в такую жару не составит труда. Если Змея и остальные разведчики скажут, что нам можно возвращаться в лагерь, ты и Толстолобый уведёте всех домой. Я знаю, мы рискуем, но чем дольше мы решаем, тем меньше времени у нас остаётся. Сейчас ещё есть шанс изменить ход событий, - убеждённо говорила она, стараясь донести до Ручей разумное зерно, которое сама видела в собственных доводах.
- Мы не можем потерять Серебро Звёзд сейчас. Просто не имеем права! – да, он был её братом, самым родным котом, но ко всему прочему пятнистый был их предводителем. Его избрали предки, в него верило племя. Он был нужен им всем. К тому же, он увел с собой в западню Бежевицу, у которой была ещё вся жизнь впереди. Оцелотка собиралась отстаивать своих соплеменников у Двуногих пока в ней есть силы и надежда на светлое будущее для Речных котов.
Она в нетерпении переступила с лапы на лапу, все ещё глядя на серую кошку, видя сейчас только её одну, ведь от решения соплеменницы завила жизнь и смерть.
Дербник отвлёк её слегка от Ручей, заставив бросить на него взгляд.
Он был полон решимости идти прямо сейчас, но бывший Небесный слыл теперь одиночкой, хотя вот прямо сейчас Оцелотка была готова простить ему его нынешний статус.
И пойти с ним.

Отредактировано Оцелотка (2018-08-11 12:38:27)

+6

66

Лагерь Грозового племени --->

Стоило Цепкой выйти за пределы лагеря Грозового племени, как ее словно бы тушкой Камня огрели по голове. Былой задор мгновенно испарился, а вместо него пришло осознание КУДА они направляются и ЧТО они могут там увидеть.
Резко стало не до шуток, когда ученица вспомнила, как они уходили из родного лагеря. В воздухе плавали клочки разной шерсти, стоял удушающий запах страха, он был, казалось, повсюду, а на земле была кровь. Хоть сама Цепкая и не была ранена, привкус крови чувствовался на языке, такой мерзкий, отвратительный металлический привкус. Его кошка запомнила на всю жизнь.
Прошло столько лун, а желтоглазая все это время старалась не думать об этом, не вспоминать тот кошмар. Это выходило непроизвольно. Но сейчас, в этой самой желанной и одновременно самой мучительной дороге, Цепкая уже не могла отогнать эти мысли прочь. И картина гибели отца вновь и вновь появлялась перед её взором. Вот огромный изгнанник несется к ней с матерью, его глаза горят торжеством, он, казалось бы, уже ощущал восторг победы над ними, но вот ему на перерез выскакивает тщедушный силуэт, в котором кошка не сразу признала отца. Он как это обычно и бывало, был в это время где-то, но не с ними. Однако, когда им угрожала смертельная опасность, он забыл обо всем и бросился на помощь. Его отчаянный крик "бегите!" смог перекричать звуки битвы, заставил мать с дочерью сдвинуться с места. "Кого я обманываю..." Мать просто схватила Цепкую за загривок и потащила прочь, в то время, как она не могла оторвать взора от того, как замахнулся изгнанник своей огромной лапой на отца.
Коричнево-белая резко тряхнула головой отгоняя эту картину. По телу пробежали мурашки, а шерсть встала дыбом. "А вдруг он все еще лежит там, посреди главной поляны?" Но в то же время кошка понимала, что это маловероятно. За этими мыслями она и не заметила, как окружающий их пейзаж изменился. Оруженосец слепо доверила Клоповнику себя вести, и сейчас оглядывалась по сторонам. Целитель и сам молчал всё это время, либо недоумевая, почему Цепкая не язвит, либо ему тоже было что вспомнить.
Наступать на лапу всё еще было больно. Но если сцепить зубы и думать о чем-то отвлеченном "Как там Камень сегодня с репейником спать будет?" или "А как там Вспышка? Куда он убежал?", то вытерпеть это было вполне реально.
- Ах, да, - Внезапно подал голос Клоповник, что Цепкая от неожиданности запнулась и оперлась на кота чуть сильнее, чем до этого. - Когда мы только-только попали в Грозовой лагерь, среди нас было слишком много больных. Тебя, видимо, Кашель обошел стороной, потому как я бы точно запомнил твою физиономию в палатке, но не в этом суть.
- Зараза к заразе не липнет, - Фыркнула Цепкая, но повернула голову к целителю, чтобы не пропустить ничего важного.
- Мы с Орехом использовали первоцвет, листья брусники и мать-и-мачеху. Конечно, можно было использовать и иные растения, например, тот же зверобой, да только сезон не тот. Зверобоем ты сможешь лечиться сейчас, скажем, либо чуть позже, если вдруг умудришься в Сезон Зеленых Листьев подхватить Кашель. - Ученица внимательно слушала каждое слово Клоповника, повторяя их про себя. На названиях трав желтоглазая пыталась вспомнить, как те выглядели, но в итоге вспомнила только как цветет мать-и-мачеха, придя к выводу, что она и не знала, как выглядят остальные растения. "Зверобой, вот это название! Ух!"
Целитель как-то странно улыбнулся и посмотрел на Цепкую, а та недоуменно прижала уши к голове. "Чему он улыбается?" Но буро-белый не дал ученице даже возможности вставить какую-то колкость и продолжил свой рассказ.
- Если я увижу нужные травы, то непременно дам тебе знать. Описания может не хватить: главное – видеть. - Желтоглазая с готовностью закивала, соглашаясь со словами Клоповника. Мало ли что могло нарисовать ей её воображение со слов целителя, потом еще доказывай ему, что она так "видит" этот зверобой, не являющийся на самом деле даже близко лекарственной травой.
Солнце припекало всё сильнее, в какой-то момент кошке захотелось все бросить и окунуться в холодный, бурлящий речной поток. Но сразу несколько вещей заставляли её оставаться на месте. Слишком интересный рассказ Клоповника, который Цепкая старалась запомнить практически дословно, отсутствие рядом этого самого холодного, бурлящего потока, ну и, конечно, больная лапа. Оруженосец то и дело ловила на себе взгляды соплеменников, каждый думал о чем-то своём, когда видел ковыляющую ученицу, но сейчас желтоглазой казалось, что все думают только о том, какая же она неудачница.
- А, ну и да, первое время мы обрабатывали палатку запахом лаванды и сосновыми шишками. Надо запомнить и к следующему холодному сезону запастись так, чтобы не потерять никого из племени. - Продолжил Клоповник, а коричнево-белая хмыкнула.
- Ну уж сосновые шишки я точно не перепутаю! А вот с лавандой могут возникнуть проблемы. Как и со зверобоем, брусникой и первоцветом. - Сейчас ей так хотелось проявить себя с лучшей стороны, показать, что она еще не совсем потеряна. Но и совсем без колкостей Цепкая не могла.
На нагретых камнях целитель отстранился от желтоглазой и ушел вперед, а кошке оставалось лишь сесть и прижать больную лапу. Ну и вытягивать шею, чтобы таки увидеть, что же там впереди происходит, что так заинтересовало Клоповника. "Одиночки? Нужно содрать с них шкуру и оставить нам на память," с неожиданной яростью подумала Цепкая, сощурив свои глаза. Но чем больше она слушала новостей, тем сильнее уши прижимались к голове. "Не одна беда, так другая, да что же это такое?" Кошка проследила взглядом за тем, как буро-белый отошел от основной массы котов и углубился в травы. "Решил оставить меня здесь? Ну уж нет, дорогой."
- От меня так просто ты не отделаешься, - Прошипела Цепкая, допрыгав на трех лапах до целителя. - Здесь наверняка есть какая-то полезная трава. - Кошка кивнула на заросли перед ними. - Может быть вот это зверобой? Или вот это? - Из-за больной лапы ей приходилось тыкать носом в разные травы. Наверно со стороны это выглядело очень странно. Стоит ученица на трех лапах и тыкается носом то в одну траву, то в другую. Но сейчас ей было абсолютно все равно на то, что о ней могут подумать или даже сказать. Цепкой казалось, что она стоит на пороге чего-то очень важного, чего-то, что может изменить всю её жизнь. Ей было страшно. И жутко интересно.

+7

67

- Мы ждем отряд разведчиков. Они пошли в лагерь, и как только вернутся, мы узнаем, стоит ли возвращаться домой прямо сейчас.
Ответила серая, на что Ассоль кивнула и отвела в сторону взгляд. Возвращение или не возвращение в лагерь было одной из насущных проблем, но не самой важной.
- Я не могу отправить все племя на вызволение Серебра Звезд и Бежевицы. Он мне шею свернет, если я так поступлю.
- Мы не можем просто сидеть и ждать!
Последняя фраза принадлежала Оцелотке. Буйная пятнистая кошка, казалось, из последних сил сдерживала себя, чтобы не рвануть к лагерю двуногих или не перегрысть белой вестнице глотку. Печальная ухмылка скользнула на губах Ассоль. Ах, если б можно было ей тогда погибнуть в зубах лисы вместо сына. Но в таком случае она бы никогда не встретила Каштанку и котят... никогда б непривязалась к ним, не чувствовала боль и не была бы вынуждена принимать тяжёлые решения, как там, несколько часов назад на берегу озера. Всё было бы куда проще. И всё таки Ассоль до сих пор жива.
- Я пойду. - Раздался голос большого серого кота. Ассоль не видела его раньше, как и всех остальных Речных, но почему-то именно в его принадлежности этому племени она сомневалась. - Я знаю двуногих, я с ними жил. Лезть на рожон не будем - это не коршун. Попробуем выждать.
Так подтвердились догадки кошки. Он не был Речным, по крайней мере в прошлом. И ещё... есть у них что-то общее, вот только к Ассоль плеся настроено резко отрицательно, а к нему уважительно-положительно.
- Сможешь показать мне дорогу?
- Да.
Сразу же ответила одиночка, будто всё время ждала только одного этого вопроса. Она была совсем не против вернуться туда. Она хотела вернуться и помочь, даже не зная как именно. Она бы сделала всё, чтобы спасти Каштанку... нет, она сделает всё.
- Сейчас ещё есть шанс изменить ход событий. Мы не пожем потерять Серебро Звёзд сейчас. Просто не имеем права!
Заключила Оцелотка, тогда как Ассоль в последний раз окинула взглядом Мявру и Плавничка. "С ними всё будет хорошо".
- Тогда выдвигаемся?
----------->Лагерь двуногих(?)

Отредактировано Ассоль (2018-08-12 16:24:40)

+5

68

Ручей боялась собственной паники: это чувство изредка подкрадывалось на подкорки сознания, но серая всегда держала себя в лапах, не давая собственным эмоциям захватить контроль над разумом, который сейчас ох как пригодился бы. Ощущая в ушах гулкий стук пульса, кошечка незаметно облизнула обсохшие губы, лихорадочно шаря глазами в поисках ответа.
Впрочем, побоявшись показаться застигнутой врасплох, воительница уставилась в одну точку между расщелины камней, словно надеясь, что ответ змейкой выскользнет из темноты.
- Я пойду.
Низкий голос серебристого горца остановил пульс, и Ручей резко вскинула голову. Дербник, который мог бы покинуть их племя еще на землях Грозового, остался не только помочь с котятами, но и теперь, рискуя жизнью, отправиться за лидером.
Серая потрясенно молчала, лихорадочно обдумывая действия самца.
- Я знаю Двуногих, я с ними жил. Лезть на рожон не будем - это не коршун, - короткая, почти безумная усмешка кольнула губы речной воительницы.
- Попробуем выждать, - и прежде, чем дымчатая кошка дала добро, не в меру самостоятельный горец обратился к Ассоль, которая явно опровергала известное мнение двуногих о кошках, приносящих несчастья: дай выбирать Ручей, она бы уж точно сказала, что белые.
- Сможешь показать мне дорогу? Если ничего не выйдет, уйти я всегда смогу, - добавил, будто бы надеясь успокоить ее, Дербник, и дымчатая кошечка нервно фыркнула.
- Ты мог уже быть где-то в горах, - напоминая серебристому коту о том, что он может потерять, Ручей почувствовала легкую искорку надежды, но куда большее, затемняющее чувство терзало сильнее: дикое, ненавистное беспокойство.
Оцелотка бесновалась, и серая понимала, что вела бы себя на ее месте точно так же. Да и... где-то там, внутри, душа помнила вспыхнувшие когда-то чувства к пятнистому лидеру, которые отчего-то слабели день за днем, перерастая в тихую преданность и колоссальное доверие. Та Ручей наверняка бы уже неслась сквозь дебри вызволять серебристого предводителя, но сейчас эта же Ручей лапами Серебра Звезд оказалась прикована к месту грузом ответственности.
И, увы, она должна была сказать в глаза Оцелотке то, что намеревалась:
- Нет, - как отрезала, внимательно вглядываясь в глаза сестры предводителя, - ты должна остаться.
Два быстрых шага, как выстрели, обрекли Дербника на отправку в одиночку, но Ручей должна была, приблизившись к пятнистой кошке почти вплотную, быстро и негромко сказать:
- Племени должно быть спокойно. Ты уважаемая всеми воительница, ты должна подавать пример спокойствия и осознания, что Речное племя крепко и едино. Если ты уйдешь, а на нас нападут, мы можем не справиться, - намекая на ушедший и еще не вернувшийся отряд разведчиков, донесла свою мысль Ручей, зная, что Оцелотка поймет: она была эмоциональной, но не глупой.
С сочувствием и неприкрытой виной во взгляде серая отвернулась от пятнистой кошки, не в силах смотреть ей в глаза.
Где этот чертов отряд. Если бы племя уже было в лагере, если бы больше воителей было бы на защите... предки, да я бы сама уже бежала к этим звездоцаповым двуногим?
Оставался Дербник. Подойдя чуть ближе, она снизу вверх заглянула в морду серебристого кота, долгим, почти интимным взглядом. Хмурая мордашка не окрасилась и тенью улыбки, но отчего-то Ручей ощутила себя хитрой, почти коварной.
А если он спасет Серебро Звезд? А если... Он позволит Дербнику остаться?
Вот такой простой расчет. Горец не вернется в Небесное племя. И к родичам своим... не к кому уже возвращаться.
И только в синих глазах читалось неприкрытое, слишком явно осознанное желание рыбачить с этим котом бок о бок до самого последнего дня.
- Возвращайся, - тихо мяукнула Ручей, отступая на шаг назад и давая этой проклятой Ассоль увести Дербника.

Отредактировано Ручей (2018-08-12 21:50:53)

+7

69

Сивая нарадоваться не могла на котят: несмотря на максимально непривычную им ситуацию и чуждую (как странно было говорить такое о родной земле!) местность вокруг, они пытались слушаться взрослых и особо не разбегались. Кошка оглядела соплеменников, понимая, что если сейчас она станет прислушиваться ко всем разговорам вокруг и вникать в происходящее, то точно отвлечется от малышни - а этого нельзя было допустить. Втянув носом свежий, напоенный запахами влаги и свежей пойманной рыбы воздух, кошка улыбнулась. Как же, несмотря на тревожность вокруг и разошедшиеся по важным делам патрули, было хорошо.
Сокольница подвела знакомиться Плавничка, котенка Каштанки, выросшего в условиях, когда у него не было возможности познать свое настоящее родное племя. Краем уха она слышала, что он защищал странную одиночку, и могла понять мальца: он привык к совсем иной жизни. Теперь от нее многим придется отвыкать, но все они справятся, я уверена. Ободряюще улыбнувшись Плавничку, отправившемуся общаться с юными товарищами, Сивая вместе со всеми обратила внимание на вернувшуюся чужачку. Кажется, она была в составе отряда, что увел Серебро Звезд... Но почему-то вернулась лишь она одна. Плечи напряглись, и схожее волнение ощущалось вокруг. Оно исходило от многих соплеменников вокруг. Ручей не скрывала страха за главу племени и волнения, Оцелотка была недовольна и горяча, но готова действовать, кто-то явно не доверял чужачке... По ее виду Сивая ощущала: не врет.
Душа настоящего гордого воина Речного племени рвалась помочь, вызволить попавших в беду друзей, но немощное тело показывало знак "стоп" и оставляло Сивую на своем старом месте, приглядывать за котятами, которые хоть и разбредались по своим важным делам, но были в пределах секундной досягаемости.
- Не уходите далеко, держитесь меня, - негромко позвала их старейшина, напоминая о своем пристутствии, и на время погрузилась в общую суматоху.
- Я пойду. Я знаю Двуногих, я с ними жил. Лезть на рожон не будем - это не коршун. Попробуем выждать, - первым же вызвался Дербник, и его рвение было понятно и приятно серой. Она почувствовала теплую благодарность, поднимающуюся от сердца. Этот кот был большим молодцом. А если Дербник и вправду способен сладить с Двуногими, то дело было не столь паршиво, как казалось сначала по новостям от Ассоль.
- Спасибо, Дербник, - негромко бросила кошка, чуть прикрыв глаза.
Действовать, причем быстро и горячно, была готова и Оцелотка, в чем Сивая не сомневалась - так оно и должно было быть. Эта воительница порой смущала и расстраивала серую своим темпераментом, но сейчас все было не зря. Вот только уходить столь мощной поддержке племени не стоило: итак слишком многие сейчас находились в опасности. Лагерь стоило защищать и, положа лапу на сердце, Сивая была готова признать, что из нее защита паршивая.
Нет, ты должна остаться. - Ручей была права, опередив не только слова, рвущиеся из уст серой, но и некоторые ее мысли. Подруга, из тебя вышла бы отличная предводительница...или хотя бы глашатая. Ты бы справилась с любой проблемой достойно и почти без потерь. Серая улыбнулась своим ощущениям. Племя было цельно впервые за долгое время, оно объединялось и дышало в одном ритме, готовясь отвоевать свои земли, свой дом. Это чувство давало силы жить.
- Ручей, они все вернутся живыми и целыми, - тихонько мяукнула подруге старейшина, когда отряд покинул импровизированный лагерь. Она понимала волнение кошки, сама его чувствовала, пусть и не столь сильно. - Я уверена, скоро вернутся оба отряда, и мы сможем продолжить путь, - уже громче добавила она, так, чтобы слышали соплеменники вокруг. Уверенность в своих словах была крепкой, словно скала, и ее-то серая и пыталась донести до остальных.

+6

70

◄главная поляна речного племени►

Под лапами было еле слышно шаги, плавными и лёгкими движениями кошка преодолевала расстояние между прыжками, интенсивно повторяя один прыжок за другим. Стараясь далеко вперед не забегать, кошка всё ещё следила за своим небольшим отрядом, ныне ряд завершал Вспышка, а перед ним двигались Аконит с малышкой Мускатницей. Завороженная мыслью о том, что вскоре все будет так, как раньше, Змея и не замечала, как пару раз забегала слишком далеко, настолько, что ей приходилось сбавлять нарощенный темп. События явно выводили старшую из колеи, непривычно взбудораженная кошка, которая по обычаю своему, всегда легко и не сложно скрывала свои эмоции, сейчас, почему-то, не могла себе этого позволить. И взять себя в лапы удалось ей только на середине пути к временному пристанищу речного племени. «Ручей наверное уже волнуется, нельзя заставлять ждать её ещё больше», белокурая на пути встряхнула веющей гривкой и вздохнула полные лёгкие теплого, освежающего воздуха.
Погода явно не радовала большинство котов всего леса, жаркая и изнуряющая жара, топью заполоняла всех котов, имеющих густой шерстяной покров. Змея же напротив, как и каждый раз в жару, чувствовала себя весьма комфортно, поскольку к началу сезона зелёных листьев её шерсть всегда слегка редеет и опадает, это и позволяет не "умирать" в такую погоду. Старшей воительнице не хотелось особо подгонять отряд, поэтому сейчас они двигались в привычном темпе, позволяя себе даже помедлить некоторое время, но затем вновь нагонять бег.

Впереди уже повиднелись первые шкуры соплеменников, белокурая с радостью воспрянула, «наконец-то, мы добрались!», впечатлительно взглянув на временный лагерь реки, кошка вдруг смутилась и опешила. Как только отряд слегка помедлил и вовсе был остановлен, поляну окинула какая-то тревожная смута, уже более беспокойно кошка продвинулась к Ручей, назначенную старшей в лагере, но уже более уверенно восторжествовала: — Лагерь пуст! Но он находится в весьма ненадлежащем состоянии... И у меня есть опасения, что если двуногие побывали там один раз, они могут вернуться туда и второй, — сглотнув мешающий ком в горле, Змея вдруг перевела взгляд на белую кошку, которая, кажется, назвалась Ассоль, и именно она была отправлена вместе с Серебром Звёзд в лагерь двуногих. Порыскав взглядом среди многочисленный речных тел, она не приметила предводителя, и ещё более встревоженно глянула на одиночку, а затем и на Ручей. Хвост нервно подёргивался, «что стряслось, что вообще могло произойти за такой срок, что-то случилось, что-то явно случилось!», алые глаза кошки налились недопониманием и непонятной злобой, взгляд был обращён именно к назвавшей себя Ассолью, «какое странное имя», впившись когтями в землю, она начала интенсивно вводить и выводить их из земли,
— Ручей, что стряслось? —

+5

71

Отчаяние и страх за предводителя и пойманных Двуногими Речных котов в глазах Ассоль были такими же сильными, как и у остальных племенных. Дербнику это показалось странным, самоотверженным, но таким знакомым. Многие ли готовы отдать всё за тех, кто их даже не признаёт? Пожалуй, большинство считает это безосновательной глупостью, обманом, но подобное никогда не сможет объединить слабаков, ищущих наживы, а лишь тех, кто по зову собственной чести способен на что-то ради других.
Получив от кошки уверенный, твёрдый ответ, горец в знак признательности прикрыл глаза: никаких сомнений, что она его обманет или подведёт. И тут же возвращаясь к Ручей, великан уже ничуть не удивился её лёгкому, но мягкому укору.
- Ты мог уже быть где-то в горах, -  напоминая серебристому коту о том, что он может потерять, вновь бросаясь в омут с головой, речная лишь фыркнула на его попытку хоть немного её успокоить. Схватка с коршуном, наверное, уже казалась не самым худшим, что могло с ними произойти. Однако сейчас серая воительница не давала страху выйти наружу и бывший небесный это видел, понимая, что нет - Ручей могла справиться со всем, что на неё возложил лидер, но никак не заслуживала потерять себя и стать чёрствой как все вожаки. Как Звездошейка.
- Мы не можем потерять Серебро Звёзд сейчас. Просто не имеем права! - пытаясь разжечь в синеглазке огонь решимости, Оцелотка - сестра предводителя - упорно стояла на своём. Её запал чувствовался в каждом движении и был заметен не только в горячем взгляде, но и в каждом нетерпеливом взмахе хвоста, в то время как Дербник, переживая бурю внутри, усилием воли был невозмутим - соколиный, по-хищному холодный расчёт и закалённое жизнью в суровых скалах мужество давали ему этот необходимый контроль над собой. Но все же оставалось то, перед чем он всегда будет пасовать.
- Спасибо, Дербник, - негромко бросила Сивая, и бывший небесный неловко кивнул, оставаясь в замешательстве от такой простой искренности, некого признания. Так часто внутренний голос шептал ему, что он сбился с пути, но сейчас Дербник почему-то знал и был уверен, что поступает правильно: он видел, как это доказывает благодарность молодой старейшины, решимость, почти слепое доверие Оцелотки, готовой пойти с ним, и долгий, открывшийся только ему взгляд Ручей, которая верила в него и хотела ему верить. Которая сейчас, смотря на него с откровением, видела в нём намного больше, чем просто одиночку и бывшего Небесного кота.
- Возвращайся, - тихо мяукнула синеглазка, кажется, четко осозновая, что не только слова и долг смогут вновь вернуть свободолюбивого горца: он наконец почувствовал и увидел сердцем то, чего не мог добиться всё это время.
- Вернусь, - на одном выдохе пророкотал великан, и его словно прошибло молнией: несколько лун назад всего лишь какие-то пара слов, которые он почти предпочёл чувствам и обесценил, могли бы всё исправить и изменить. Только в который раз Дербник осознал это слишком поздно, поэтому сейчас, встретившись взглядами с Ассоль, ощутил лихорадочный страх вновь опоздать, упустить момент.
- Тогда выдвигаемся? - ожидая команды, белоснежная кошка бегло попыталась найти кого-то глазами, в то время как горец твёрдо взглянул на Оцелотку: он вернётся только вместе с её братом. И резко взмахнув хвостом, кот без лишних слов и сожаления сорвался с места прямиком в чёртово пекло. Медлить было нельзя.

Лагерь Двуногих ►

Отредактировано Дербник (2018-08-13 15:18:10)

+6

72

Оцелотка была готова осточертя голову броситься спасать попавших в беду соплеменников.
Оцелотка была готова рвать врагов когтями и зубами, будь то банда предателей или паршивые Двуногие.
Оцелотка была готова в сей же миг сделать что-нибудь, чтобы защитить своё племя и отстоять честь Речных котов.
Оцелотка была готова, вот только одной готовности пятнистой кошки оказалось недостаточно…
Она едва не взвыла от отчаяния и злобы глядя в глаза Ручей, что таили на синем дне понимание и толику вины. Оцелотка возможно и даже наверняка была чрезмерно несдержанной и эмоциональной дамой, но это не делало её глупой кошкой, так что она понимала всё, что пыталась донести до неё серая. Другое дело, что ей до одури не хотелось принимать правоту Речной воительницы. Куда проще было презрительно фыркнув, сорваться с места, проигнорировав её слова. Конечно, пришлось бы разбираться потом с последствиями своего поступка, но разве Речной кошке было не привыкать каждый раз разгребать своё же дерьмо? Разве этот конкретный случай отличался от тех других, оставшихся в прошлом? Или с лунами золотисто-рыжая растеряла свой знаменитый несносный характер? Неужто остепенилась?!
- Племени должно быть спокойно. Ты уважаемая всеми воительница, ты должна подавать пример спокойствия и осознания, что Речное племя крепко и едино.
Раздражённо хлестнув себя по боку длинным хвостом, Оцелотка с силой сцепила зубы, чтобы не огрызнуться в ответ. Даром далось ей это всеобщее уважение, если оно ничем не может помочь в спасении брата! Да и к тому же, Ручей переигрывала утверждая, что выдержка пятнистой будет примером для их племени.
«- Нашли самую спокойную, нечего сказать, молодцы! Равняйся на меня, молодняк, смотри как опытная старшая воительница с трудом удерживается от прямого неповиновения приказам, в то время как сама мечтает порвать глотку домашней киске, пусть та лишь отчасти виновата в том, что случилось!» - мысли в голове насквозь пропитались желчью, но к собственной чести Оцелотка сдержала все порывы озвучить оные вслух. Когда к Ручей приблизилась Сивая, золотистая кошка отошла от соплеменниц, кинув убийственный взгляд в сторону уходящей Ассоль.
«- Все верно, теперь очередь серого горца идти в западню, наше время ещё придёт. Дай только этой выскочке волю».
Серая напутствовала Дербника в дорогу, в то время как пятнистая, испытывая глубоко в душе небывалую признательность к бывшему Небесному воину, старалась отвлечься словами молодой старейшины. Она не жалела хромую кошку в том понимании, в котором, быть может, жалели её некоторые соплеменники. Оцелотка знала, что Сивая не терпела к себе жалости. Несмотря на увечье она оставалась уверенной и гордой воительницей. Такая сила духа была достойна самого искреннего уважения, и Речная охотница не скрывала его в отношении серой.
- У этих двоих лучше меня получается сплотить наше племя, - себе под нос пробормотала кошка, отойдя подальше от своих, и самое главное – от той стороны, куда ушла Ассоль, дабы пересилить в себе желание кинуться следом.
- Ручей, - внезапно вспомнив о важном, Оцелотка окликнула соплеменницу немного резче, чем ей хотелось, но это уже было не важно.
- Мы с Бархатцем поймали немного рыбы на берегу реки, котятам я уже отнесла часть. Наши воины тоже должны поесть прежде чем вернётся патруль.
- Лагерь пуст! – едва пятнистая успела договорить, в нос ей ударил знакомый запах, а воодушевлённый голос Змеи оповестил всех в импровизированном лагере о возвращении одного из отрядов.
«- Хоть тут у нас хорошие новости…»
Белоснежная воительница, видно, сходу уловила напряжение, витавшее в воздухе, а потому сразу задала тревожный вопрос:
- Ручей, что стряслось? 
Оцелотка сразу же поравнялась с подругой, едва заметно задев её бок своим хвостом в молчаливом приветственном жесте. В отличие от Змеи золотисто-рыжую тревожили озвученные ранее подозрения соплеменницы о возвращении Двуногих тварей в их разрушенный лагерь. С другой стороны, если эти мерзкие существа заняты сейчас другими делами, они возможно не станут возвращаться туда, где уже были. В это хотелось верить.
- Может, Ручей расскажет о последних событиях в пути? – недовольно мяукнула Оцелотка, у которой подушечки лап буквально потрескивали от желания сойти с этого осточертевшего ей места. – Рыбу тоже можно забрать с собой. Поедим в лагере. Главное, в нём не осталось разбойников. Двуногим сейчас не до нас, я думаю, - поморщившись от своих же слов, она решительно взглянула на Ручей.
- Речное племя готово вернуться домой. О том, что делать дальше можно подумать уже там.
Её шерсть ещё искрилась от раздражения, и все же Оцелотка справилась с собой, правда, ни одна живая душа не догадывалась, как сильно кошка истощает себя, усилием железной воли подавляя гнев, сжирающий Речную изнутри.

Отредактировано Оцелотка (2018-08-13 14:30:06)

+7

73

— Угу, соберёмся все в кучу и расплавимся от жары. Отличный план, тёть, — на замечание взрослой хромой кошки котёнок закатил ивово-карие глаза, фыркнув. Имени соплеменницы он, конечно же, по своей никуда не ушедшей за луны привычке не помнил — то ли Серая, то ли Сивая. Наверное, всё-таки Сивая. Благозвучно и гораздо более оригинально, нежели простое указание на весьма тривиальный лесной окрас. А раз более оригинально, то оно так и есть. К слову о. Внезапно ещё одна взрослая кошка подтолкнула до трёхцветной сестры Искринки незнакомого субъекта. Мелкого относительно воинов, однако большого относительно самого полосатого. Видимо, он уже ученик. Хотя. Если бы это было так, то буро-белый точно видел бы его ранее в Грозовом лагере. Ведь, как однажды с беспокойством сказала мама папе, где-то вдали, по другую сторону реки остались лишь котята с королевой. — Значит, он тоже котёнок, за всей суматохой просто непосвящённый вовремя. Мы с Ужик и Щучкой тоже на луну задерживаемся, — почему-то данный факт, факт общего выброса за обыкновенные племенные рамки, сразу породнил представившегося Плавничком большого котёнка с детьми глашатая в сознании одного из последних.

— Приве-е-ет, — возникнув на месте быстро ушедшей по неизвестной причине сестры, юнец весело протянул гласные и улыбнулся, — я Искринка. Если тебе тоже тяжело даётся запоминать имена, то просто спутай пару раз про себя меня с икринкой какой-нибудь. Так точно запомнишь, — Речной лучисто рассмеялся, потягиваясь. Засиделись они тут, однако.

— Не знаешь, чего мы тут вообще хвосты жарим на солнцепёке и в лагерь не идём? Там всё ещё небезопасно? О-о, ты ведь там был, да? Просто я ни разу не был. Лагерь видел только Грозовой. Хочешь про него потом послушать? — тёплый янтарь переливался всеми оттенками радости, ибо обладатель оного нашёл интересного собеседника, с коим можно устроить отличный обмен накопленными знаниями. Как-никак, они с Плавничком ведь росли в совершенно разных условиях.

Порой сын глашатая оборачивался на суетящихся взрослых — те занимались, как всегда, не самыми интересными делами. О чём-то беспокоились, советы созывали и отзывали, волновались. Тьху. — Вот подумаю, что уже скоро мне самому придётся разбираться во всей этой скучной иерархии, непонятно кому нужной, да патрулировать одни и те же места изо дня в день. Не-не-не, не сейчас. Потом надо будет обязательно встретиться с Хрустальным да спросить у него, как он справляется со всей этой рутиной, — в понимании котёнка их с лучшим другом встрече вообще ничего не мешало, да-да. — Границы вообще вымышлены, придуманы, как те же мифы. Надо будет спросить у кого-нибудь, зачем их придумали, — или не надо, или лучше пожить подольше. Впрочем, это же Искринка. Инстинкт самосохранения у него конструкцией предусмотрен не был.

+7

74

Привет. Меня Ужик зовут. Обязательно встретимся позже, хорошо, Плавничок? В лагере, - Плавничок и среагировать не успел, как трехцветный хвостик скрылся из поля зрения.
- Чего? - удивленно и недоумевая буркнул себе под нос Плавничок и плюхнулся пятой точкой на землю. Приподняв переднюю лапку, он наклонил голову в бок и молча проводил взглядом Ужик.
"И что это было?" - серый толстячок как-то не привык получать в свою сторону такие короткие  и ничуть не занимательные диалоги. Да какой же это диалог? Пришла, поздоровалась, ушла.
"Какие у меня интересные соплеменники, однако."
Серо-белый Плавничок остался сидеть и наблюдать за Ужик. В какой-то степени было даже обидно, что она вот так вот, своего потенциального друга отшила! Да еще как! Ничего-ничего, Плавничок нагонит упущенное. И если озеро не идет к коту, то кот пойдет к озеру!
— Приве-е-ет, - Плавничок резко перевел глаза влево и увидел чуть ниже себя забавного котенка. Да, судя по шилопопности именно котенка. Помахав лапкой в знак приветствия, серый широко улыбнулся и застыл с улыбкой во все зубы, — я Искринка. Если тебе тоже тяжело даётся запоминать имена, то просто спутай пару раз про себя меня с икринкой какой-нибудь. Так точно запомнишь, - Плавничок расхохотался и весело взмахнул хвостиком.
- Ага, теперь самое главное не начать  путать какое твое имя настоящее - Искринка или Икринка, - котик звонко рассмеялся и так дружески, по-свойски, положил на плечо Искринки свою увесистую лапку, - Понятия не имею. Я вообще сюда пришел случайно. Оно само как-то вышло. А тут все Речное племя подтянулось, - голубые глазенки забегали по своим новым соплеменникам. И как их всех запомнить? - Так я только что из лагеря! Там были эти, кожаные, лысые такие, стрё-ё-мные, как... как мышка без шкурки или улитки без ракушки, фе-е-е, - Плавничок демонстративно замотал лапкой у носика, выказывая свое отвращение, - Там и мама моя с братом и сестрой была, правда они в какую-то другую сторону побежали и я их пока не видел. Но они очень умные, по-любому где-то на другой части территории прячутся, - озадаченно почесал лапой у уха Плавничок и взглянул на Искринку, - О-о, Грозовой лагерь? А что вы там делали? А как он выглядит? Я хочу все-е-е знать. Я думал, Речное племя распалось или убежало из леса. Дядя Лютоволк говорил, что Речное племя пало, - но глаза не обманешь. Вот они, Речные. Целые и невредимые. Правда, сам пухляш еще не догадывался, что выжили далеко не все и сейчас рядом с ними не хватает около трети соплеменников. Но откуда ж ему было знать. Речное племя вообще смотрелось сейчас как заморская диковинка.

Отредактировано Плавничок (2018-08-13 15:34:58)

+8

75

Серошкурый не знал, сколько простоял так, задумчиво поглядывая в даль и витая в собственных мыслях, пока над ухом не раздался уже ставший знакомым голосок.
В... Влоп? Волп? Можно мне тот каме... О, Ассоль!« Ассоль? » Воитель, непонимающе заморгав, быстро обернулся за спину, туда, куда глядели янтарные глаза пленницы. Выпорхнув из-под тени папоротников, к котам на нагретых камнях быстро приближалась белая одиночка, которая чуть ранее увела Серебра Звёзд спасать Каштанку и её выводок. Только вот мраморно-пятнистого предводителя с ней не было.
Чё-та не так, грю те, Вэлп, — подала голос Мявра и, да видят звезды, коротколапый еле удержался от того, чтобы не зыркнуть злобно на разорвавшую напряженную тишину кошку. « Я не Влоп-Клоп, не Волп, и уж точно не Вэлп! Я Вопль, В-о-п-л-ь! А если ты и дальше будет трещать над ухом, то мне придется собственнолично показать тебе, что означает мое имя! » — хотелось прошипеть речному, но вместо этого кот полностью повернулся к ней спиной, ожидая последующих объяснений белошкурой.
Ручей. У меня важные новости, пожалуйста, выслушай меня.
Янтароглазый махнул полуоблезлым хвостом перед носом черно-белой одиночки, приказывая той хранить молчание. Прожигая своим напряженным взором хрупкую фигурку Ассоль, старался дышать ровно, но вскоре грудь стало распирать от нехватки воздуха. Хотя, быть может, всё не так уж и плохо, и участвующие в вылазке к двуногим предводитель с соплеменницей просто немного отстали? Наверное, они смогли вызволить Каштанку и теперь переносят котят?..
Серебро Звёзд пытался освободить Каштанку, когда откуда ни возьмись взялись двуногие. Бежевица поспешила на помощь, но не смогла ничего сделать. Их поймали и засунули в клетки, как и котят с Каштанкой и Лютоволком.
В груди у серошкурого что-то ёкнуло, лапы, похолодев, приросли к земле, а колючая шерсть на загривке приподнялась, открывая глазам окружающих ужас, проникший и пустивший свои колючие корни в душу речного кота. Самый худший из возможных поворотов событий стал реальностью. « Их поймали! »
...Ручей, я видела много клеток там. Отвадить отсюда двуногих будет непросто, пока они не добьются своей цели. Я знаю, вы можете не хотеть слушать меня, но в лесу опасно. Не знаю, стоит ли вам возвращаться в лагерь... в то место, где двуногие уже бывали, в то место, которое они знают.
На нагретых камнях тут же поднялся гул: каждый считал своей обязанностью высказать мнение о предстоящем спасательном патруле. Янтароглазый даже не успел полностью "расставить по полочкам" в голове всю полученную информацию, когда вперед вышел бывший небесный, вызвавшись пойти в лагерь двуногих.
Почему мы должны верить ей?! Вдруг это ловушка, и она хотела заманить нас в лапы к Двуногим, или, чего похуже — Лютоволк вовсе не был пойман и теперь ожидает нашего появления где-нибудь в засаде? — взвыл Вопль в спину уходящим котам, то и дело вертя головой в попытках отыскать огоньки понимания в глазах окружающих. Плохо скрытая паника ощущалась в его крикливом, надтреснутом голосе.
Да, он не знал Дербника; да, ему было всё равно на его судьбу; да, он не доверял ему из-за его туманного прошлого. Тем не менее этот серебристый одиночка был другом Ручей, предложил её соплеменникам помощь и теперь рискует собственной шкурой ради спасения чужого предводителя — бывший небесный сделал то, чего сам он, Вопль, сотворить был не в силах по причине собственной природы и характера. Именно готовность пожертвовать собой ради других и вселяла в речного воителя некое подобие уважения к золотистоглазому незнакомцу.

Отредактировано Вопль (2018-08-13 22:28:26)

+13

76

- И раз уж у тебя появилась ученица, - Ужик тревожно дернула ушками. Ученица? В таком ключе о старшем друге малышка еще не думала. Да и не может же она сама решить, кому ее отдадут в ученики. Конечно, можно попросить отца, он, как глашатай, скорее всего смог бы посодействовать. Но все таки предводителю виднее. Потому, пропустив мимо ушей остальные слова Оцелотки, котенок устремила взгляд своих медовых глазенок на Бархатца.
Длинный хвост лег вокруг тела кошечки и серебристый объяснил, что за воительница только что общалась с ним. Понимающе кивнув, Ужик оглянулась ушедшей кошке в спину и вздохнула.
- По-моему я ей не понравилась..
В ответ она получила порцию описаний разной рыбы и радостную новость, что одна из этих тушек принадлежит теперь ей. Уставившись на форельку, Ужик завороженно следила за переливами света на чешуе. Так же переливался ласковый голос Бархатца в ее крупных ушах. Ну почему, почему его голос так сладко оплетал ее мысли? Встряхнув ушами, она выгнала из своей головы заполняющую мозги глупость.
Подхватив форель, с легкостью отвлекшись от разговора, она потрусила за Бархатцем в укромное местечко. Жадно облизнувшись, кошечка осмотрелась, оценивая, нет ли рядом потенциальных претендентов на "ее добычу".
- Осторожно, косточки.
Трехцветная захлопала ресницами.
- Кости? Как в мышке? - Она засмеялась. - Это не страшно же, ты чего.
Припав перед тушкой, кошечка втянула запах аккуратным носиком. Чуть солоноватый, сырой, непривычный, сначала он даже заставил ее отпрянуть. Но речная кровь закипела и легкая пряность заставила Ужик запустить свои острые зубки в мясо. Оно мгновенно разошлось на волокна, гораздо более мягко, чем все то мясо, которое ей уже выдалось попробовать.
Но молодая, жирная форель приберегла для Ужик свою подставу. Острая мелкая косточка воткнулась в небо и, громко взвизгнув, дочь Толстолобого отскочила назад, зажмурившись. На глазах выступили слезы. Хорошо, что кость не осталась в ранке, но Ужик замерла, прижав язык к ранке во рту.
Боль почти сразу утихла, но второй раз к рыбе кошечка уже подкралась гораздо осторожнее и, мягко подцепив когтем мясо, осмотрела косточки. Плюхнувшись на живот, она посмотрела на друга, надеясь, что тот не сочтет ее поведение совсем уж глупым.
- Беру свои слова назад.. - Она неловко усмехнулась и вновь попыталась откусить кусочек от добычи. - Это чертовски вкусно. Хочешь сказать, что речные котята едят это едва ли не первой пищей? - Она облизнулась. - В таком случае я им даже завидую. - Ужик припала к форели, осторожно, но достаточно быстро принялась поглощать куски рыбы. Немного насытившись, трехцветная решила перевести дух. На ум сразу же пришла тема для разговора. - Бархатец, а твоя тетя.. сказала что-то про ученика. Что у тебя теперь есть ученик. Что она имела ввиду, как думаешь? - Кошечка слегка лукавила, но ей вдруг стало интересно, что об этом думает ее друг.

Отредактировано Ужик (2018-08-14 20:33:59)

+3

77

--- из лоу

Вот не годился он на роль глашатая. Никогдашеньки не годился. Что ни раз - так всё дурью маялся в самый что ни на есть неподходящий, можно сказать, момент. Вот и сейчас, как завидел водицу - так и плюхнулся всей тушей - хоть и впроголодь они долго жили, только он всё равно остался...крупненьким таким, кругленьким, пушистым.
Вода, водица... Эх, хорошо-то как, как давно не плавал. И - ушёл с головой под воду, надолго. А там и рыбка подоспела, чтоб поплыть наперегонки - и до чего он ловкий был в воде, словно бы не был увальнем, а милой ученицей-тростиночкой - вцепиться в чешую, и уж тогда - назад, к бережку, к камням к тёплым.
Ну и пропустил всё мимо ушей.
Звездоцап тебя дери, Брякозвёздушка. А ты, Ручей...вот хорошая была бы глашатая, куда как лучше, чем я, дурак-Толстолобый.
- Если и эти не вернутся - соберём отряд и надерём двуногим их лысые задницы, - бросил мрачно, а у самого душа в пятки. - Ручей, ты всё хорошо решила.
До чего ж я жалкая рванинка-то! Самому пора в глупые королевы, а Малютка и то бы лучше моего глашатайствовала.
Рыбу бросил наземь.
- Котят накормите, а то, небось, оголодали. И все ли на месте? Плавничка вижу, привет, пропажа. Икринка-Искринка, вот ты где...Ужик, так...а Щучка? Куда забрела?
Всё наперекосяк.
Стиснул зубы до скрежета.
- Ждём отряд из лагеря. Не разбредайтесь. От вестей будет зависеть, что там уж делать будем. Если лагерь чистый - займём его и патрули выставим. Больше никто нас оттуда не посмеет прогнать. - Выходило жёстко, всё жестче, всё больней. Они убили Очеретника, Они убили Черепа, они лишили нас дома. Звездоцап дери, мои дети родились на чужой поляне и даже матери толком не знали, а уж отца... Я любого двуногого порву на подстилку, если он попытается выгнать нас из лагеря!
...ошибусь, конечно. Как всегда. Ещё ни разу правильно не решал, да только одно хуже - вовсе не решать и сидеть до морковкина посинения.

- Если занят - посмотрим, что скажет Дербник. Сможем ли мы вызволить Серебро Звёзд, есть ли хоть малейший шанс - и тогда хоть всем племенем пойдём и выручим!
Змея и её спутники вернулись первыми.
- Ну что ж. Тогда - все домой.
---- лагерь реки

+10

78

- Не, ну я ж говорила! - Мявра покачала головой. - Я иастер угадывать новости...
Кошечка поёжилась и положила голову на лапы. Ей хотелось крутиться и двигаться, но этот кот-сова с непонятным именем был хмурый, бешеный и страшный, и уж последнее, чего хотела Мявра - это влезть в перепалку с ним. Проти-и-ивный! Мявра скосила глаза на своего "охранника" и, увидев, что тот отвлечён, показала ему язык. Удовлетворённая своим крайне храбрым поступком, кошка перевела взгляд на Ассоль, которая толкала свои плохие новости Племенным.
- Серебро Звёзд пытался освободить Каштанку, когда откуда ни возьмись взялись двуногие. Бежевица поспешила на помощь, но не смогла ничего сделать. Их поймали и засунули в клетки, как и котят с Каштанкой и Лютоволком.
- Клетки?.. Их повезут в белые пещеры! - Мявра посмотрела на котят, играющих неподалёку и замолкла. - Там плоха. Там колются ежиными иглами.
Малышам не стоит знать о таких ужасах. Мявра сама бы не хотела знать, но память порой штука слабо подконтрольная.
- Эй, Вло...
- Почему мы должны верить ей?! Вдруг это ловушка, и она хотела заманить нас в лапы к Двуногим, или, чего похуже — Лютоволк вовсе не был пойман и теперь ожидает нашего появления где-нибудь в засаде?
Мявра сразу же крепко зажала рот. Намёк понят, его лучше не дёргать. Но тогда кого мне дёргать?!
Чё делать-то! Стойте, Ассоль ОПЯТЬ туда пойдёт? Там же прямоходы! Они уже звёздного кота захватили, хватит! Пускай забирают, и так кучу поймали! Ассоль, не-е-ет!.. Мявра махнула хвостом, открыла рот и беспомощно оглянулась, желая найти какую добрую душу, которая вот сейчас прочтёт все её мысли и побежит останавливать белоснежную одиночку. Кто-нибудь! За ней! Мне нельзя! О нет! Я опять одна!.. У-у-у-у, глупая Обскура ушла, вот она бы им всем на морды села и показала бы. У-у-у-у... И Ассоль ушла, она бы их всех заговорила. У-у-у... Кошка закрыла глаза лапами и попыталась сжаться в максимально маленький комочек. Никто Мявре не поможет. Они все всегда уходят! Надо спрятаться, надо укрыться... Мявра потянула лапы вперёд, чтобы встать на землю, но тут встретиалсь взглядом со своим охранником, и сжалась обратно в комок. Всё будет хорошо, всё будет хорошо...

+6

79

Провожать - вот, что страшно. Вроде еще не так давно ушел маленький отряд предводителя, с ним же, но в другую сторону - разведчики, и вот снова. Снова серая кошка стоит, беспомощно повесив хвост и тяжелым, цепким взглядом провожает Ассоль, которая уводит Дербника в заведомо опасное место.
А у тебя ведь нет девяти жизней, дурачок.
- Ручей, они все вернутся живыми и целыми, - рядом мяукнула Сивая, и серая на мгновение прикрыла глаза. Чуть опустив голову, давая себе мгновенную, секундную слабость, Ручей чуть тряхнула головой и снова выпрямилась, держа профиль стройгим, стойким. Скосив синий взгляд на подругу, воительница устало прижалась щекой к ее щеке. - Я уверена, скоро вернутся оба отряда, и мы сможем продолжить путь.
- Хорошо бы, - тихонько мяукнула серая. Но когда взгляд снова коснулся зарослей, ни Дербника, ни Ассоль - никого. И след простыл.
Хуже всего был взгляд Оцелотки. Убийственный, негодующий, свирепый взгляд пятнистой воительницы Ручей выдержала, но понимала ее лучше многих. Когда сердце просится куда-то за любимыми, воинский закон отчего-то теряет вес. Пообещав себе позже, когда-нибудь, поговорить с Оцелоткой ближе, Ручей благодарно кивнула на следующее:
- Мы с Бархатцем поймали немного рыбы на берегу реки, котятам я уже отнесла часть. Наши воины тоже должны поесть прежде чем вернётся патруль, - добавила Оцелотка, и отчего-то на сердце дымчатой воительницы отлегло. Как бы то ни было, пятнистая кошка не могла не думать о племени прежде всего остального, и это внушало недюжинное уважение.
Вот, каким должен быть настоящий воитель.
Краем глаза уловив движение, Ручей вскинула голову, с видимым облегчением на морде примечая отряд, который возглавляла Змея. Целый и невредимый, он вернулся, и, судя по всему, с хорошими новостями.
Более того: оживился Толстолобый, готовый взять на себя командование племенем, и почти весь груз медленно сполз с плеч серой кошки. Она выдохнула, и захотелось съежиться, отоспаться где-нибудь, свернувшись комочком.
- Лагерь пуст! Но он находится в весьма ненадлежащем состоянии... И у меня есть опасения, что если двуногие побывали там один раз, они могут вернуться туда и второй.
- И все же, нужно возвращаться, - помотала головой Ручей, подходя ближе к Толстолобому. Оцелотка поддерживала это мнение, подгоняя воителей чуть скорее, чем, быть может, следовало. Но...
Но.
Все хотели домой.
- Речное племя готово вернуться домой. О том, что делать дальше можно подумать уже там, - решительный взгляд Оцелотки воодушевлял даже несмотря на смертельную усталость дымчатой кошки. Слабо улыбнувшись соплеменнице, серая повернулась к Змее: та была явно обеспокоена.
- Похоже, у наших оруженосцев работенки прибавится, а? - упоминая ужасное состояние лагеря, грустновато улыбнулась Ручей, кивая: - Я тебе объясню по пути, что здесь произошло. Толстолобый, вон, всех собирает, - кивнув на здоровяка-глашатая, воительница направилась к нему, по пути плечом потеревшись о плечо Вопля.
- Мявру веди в лагерь. А там уже Серебро Звезд решит, что с ней делать, - дружелюбно мурлыкнула она, переглянувшись с котом тяжелым взглядом.
Череп... а вдруг он еще там?
Тряхнув головой, воительница поравнялась с Толстолобым. Этот добряк всегда был особенно близок ей, и Ручей была рада подменить его в трудный момент.
- Ручей, ты всё хорошо решила.
Предки, как это было важно услышать! Груз сплеч спадал все больше, и она почти открыто улыбнулась, дружелюбно бодая глашатая в плечо.
- Веди нас домой уже. Разболтался, - фыркнула она, шутливо подбивая кота бедром. Хоть немного отвлечься.
В последний раз обернувшись туда, где скрылся Дербник, воительница едва заметно содрогнулась.
-...хоть всем племенем пойдём и выручим! - раздался громкий голос Толстолобого. Решительно кивнув, Ручей поторопила котят и направилась со всей процессией в лагерь.
Домой!

---> лагерь Речного племени

+5

80

- Это не страшно же, ты чего, - смех звоном колокольчиков вырвался из уст соплеменницы и она сразу же, понюхав добычу, воткнула зубки в тельце рыбы, а Бархатец так и не успел сказать, что рыбные кости ну совсем не похожи на кости мышки: мелкие и острые они, если не углядеть, могут сильно ранить. Судя по душераздирающему визгу, от которого воитель инстинктивно прижал уши, и отпрянувшей от форели Ужик, она все-таки почувствовала на себе что бывает, если проглядеть косточку и откусить вместе с нежным мясом. Ее медовые глаза стали влажноватыми, и серебристый мигом оказался рядом, ободряюще-успокаивающе прошелся шершавым языком по трехцветной макушке и обворожительно улыбнулся.
- Сильно больно? - беспокойство промелькнуло в его голосе, а в васильковых глазах всего на один только миг можно было заметить искру, за которой скрывалась забота. - В следующий раз будь осторожнее.
Котенок на этот раз послушалась, и даже кое-как попыталась выбрать косточки из мяса, поэтому Бархатец мог спокойно приняться за своего карпа. У него потекли слюнки, когда он подумал о том, как его зубы разрежут плоть. Он откусил кусочек и стал пережевывать, медленно, наслаждаясь вкусом, который невозможно забыть и за которым он безумно скучал. Ах, если бы не кости, он бы уже набросился на карпа и проглотил бы его целиком!
- М-м-мф. Мф, да, - Ох как неприлично говорить с набитым ртом, но оторваться просто невозможно, да и не ответить на вопрос Ужик - непосильная задача для Бархатца. Проглотив еду, он облизнулся и весело посмотрел на подругу. - Но ты-то теперь у нас тоже настоящая речная! Речной кот - не речной кот, если не пробовал рыбы.
Воспользовавшись тем, что Ужик вновь вернулась к трапезе, кот доел остатки своего карпа, оставив лишь кучку из маленьких и больших острых костей, окрашенных в красный и старательно вылизаных да очищенных от любых признаков мяса. Еще никогда Бархатец не оставлял кости настолько голыми, обычно хоть немного, но оставалось, а сейчас... он не ел рыбу настолько длительное время, что негоже было бы дать нежному мясу пропадать зря.
- Я не знаю, Ужик. Все же, Оцелотка - сестра предводителя. Кто знает, может ей уже известно кому Серебро Звезд желает отдать вас на обучение? Уже скоро должно быть посвящение, семь лун как-никак. А тетка моя могла просто проговориться. Ну, знаешь, забыть, что мне еще неизвестно кого мне дадут в ученики и дадут ли вообще, и открыть тайну, что ты будешь моей... - и Бархатец всей душой этого желал, - ученицей.
Поспешно добавил, так как эта пауза могла зародить подозрения в трехцветной головке.
- Разумеется, ученицей. Кем же тебе быть еще? - добавил еле слышно, себе под нос, пытаясь заставить сойти румянец с щек, успокоить выпрыгивающее сердце.
Краем уха он еще пытался вслушаться в разговор старших, поэтому знал, что Серебро Звезд в плену у Двуногих. Не будь он так опьянен разговором, он бы сразу начал волноваться за отца... хотя бы потому, что племя осталось без предводителя и главарю грозит опасность.
- Ну что ж. Тогда - все домой.
Бархатец встал - о, как не хотелось прерывать эти прекрасные минуты разговоров с Ужик! - и улыбнулся котенку. Ничего, они продолжат говорить по дороге домой. Дороге туда, где их место.
- Ну что, будущая защитница Речного Племени, готова к путешествию?
Главная поляна Реки-->

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни