cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни


нагретые камни

Сообщений 41 страница 60 из 86

1

http://s2.uploads.ru/8szfw.jpg


Исторически сложилось так, что Нагретые Камни частенько были спорной территорией племени Реки и Грозы, но бравые рыболовы отвоевали себе большую каменистую насыпь, которая даже в сезон Голых Деревьев нагревается так, чтобы на ней было лежать тепло и комфортно. Наставники любят приходить сюда с учениками, чтобы те могли понежиться в тепле между тренировками, да и воители в перерывах на охоте не упустят случай погреть кости и помурчать вдоволь.


0

41

Воитель смотрел на воду, сидел неподвижно, и ничего больше для него не существовало: только он и чарующая взор река; сын и мать. Поэтому, когда где-то позади послышался знакомый голос, Бархатец вздрогнул, повернув голову на источник звука. Увидев Оцелотку, он приветственно взмахнул хвостом, но от глаз не могло укрыться то, что серебристый раздражен. На слова тетушки о маленькой форельке, воин лишь нервно дернул ухом, устремив взгляд на воду. У него не было ни малейшего желания спорить со старшими.
- Ш-ш-ш... Всю рыбу распугаете, тетушка, - тихий шепот птенчиком вылетел из уст Бархатца. Он хоть Оцелотку и уважал, но время от времени она была просто невыносима. Как, например, сейчас. А может это полосатый не был расположен к разговору, и дело было только в нем. Да вот только колкое замечание все-таки задело его. И он, хоть немного с опозданием, встал на защиту своего подарка. - Той, кому предназначена, эта рыбка в самый раз...
Испуганно прикусил язык, бросив быстрый взгляд на Оцелотку. Надо было ему такое сказать! Молчал бы лучше. Раскрасневшийся то ли от жары, то ли от чего-то доселе непонятного, Бархатец решил, что воительница пропустила эти слова мимо ушей, слишком увлеченная рыболовлей. Её победный взгляд ледяным ветром дунул на сердце серебристого, и тот отвернулся, ведь смотреть в голубые осколки стало просто невозможно.
Он почти не общался со своей теткой, да и она не давала ни малейшего шанса. Спрятала свою душу за стеной из шипов, и не подпускала к себе ни на шаг. Да и сам воитель не очень-то старался сблизиться с родной кошкой. Банальные, притянутые за уши разговоры, в которых Бархатец не находил для себя ничего нового, обычно не ставали чем-то большим, поэтому полосатый не сомневался, что и сегодня к его персоне быстро пропадет интерес.
Золотистый диск припекал в голову; воитель здорово нагрелся; солнечные блики, играющие на реке, слепили глаза, но кот был упрям во всем, что касалось охоты. Он был готов ждать столько, сколько потребуется.
Заметив, не без радости, что хоть что-то проплывло совсем близко к поверхности, Бархатец приготовился. Вот хвостик издает тоненький хлюп, пускает волны вокруг себя, а полосатая серебристая лапа молнией обрушивается на рыбу. Точный удар о камень. Ого-го! На этот раз рыбаку повезло: попался достаточно крупный карп. Он заботливо положил его рядом с форелью, а затем посмотрел на Оцелотку.
- И что ты скажешь на это? - позабыв о манерах, речной ответил своей тетке тем же голосом, что и она наградила им Бархатца, невольно перейдя на "ты".

Отредактировано Бархатец (2018-08-06 14:12:24)

+3

42

Лагерь Грозового племени.

Чем больше отдалялся лагерь Грозового племени, тем сильней Клоповника охватывала мелкая дрожь. С одной стороны, целитель был не против вернуться на родные территории, и более того – его, как чистокровного речного, тянуло на родину так сильно, что бело-бурому даже казалось, что он даже под страхом быть пойманным одиночками пойдет вперед несмотря ни на что. Но с другой же – за столь продолжительный срок Грозовые запахи стали ему безмерно родными, и звездное небо, упрятанное за кронами деревьев, которые Клоповник за время обитания в лагере соседей видел лишь пару раз, отличалось от того, что целитель видел в угодьях Реки. Честно признаться, ему было страшно возвращаться, но не потому, что масштаб поражения может быть колоссален, а потому, что последние ночи, проведенные в лагере Реки, были один на один с Очеретником за разговорами о разнотравье и величайших целителях. Клоповник бы все отдал за то, чтобы вернуться туда, к живому целителю. Но, в сожалению, прошлое не воротишь. Поэтому, оставалось только смириться и, собрав в лапы все своё мужество, поблагодарить почившего целителя за обучение. Чего и сделал бело-бурый, едва его взгляд коснулся небесных просторов. Зажмурившись, он пару раз мурлыкнул, а затем улыбнулся да подмигнул небосклону. Клоповник обязательно приведет племя к уменьшению болезней, обязательно научится всему тому, что Очеретник не успел передать, но очень сильно хотел. И уж тем более прыгнет выше головы да превзойдёт учителя.
Наверное, именно такие мысли и открывали в тощем тельце целителя второе дыхание, и кот с радостью пустился бы вскачь, игнорируя вереницу соплеменников, если бы не Цепкая, которую Клоповник вел рядом с собой. Временами он забывал о том, что самый, по мнению Клоповника, шумный оруженосец сейчас находится рядом с ним – слишком уж было тихо. Он не знал, пользуется ли случаем или недоумевает, а потому молчал тоже. По крайней мере, джо тех пор, пока не вспомнил, что хотел рассказать ей про лекарственные травы.
- Ах, да, - весело выдохнул целитель, а затем осмотрел отряд Речных, намереваясь выследить, нет ли среди соплеменников кашляющих или прихрамывающих. Затем, он обратив взгляд на Сивую, задумчиво дернул ухом и продолжил мысль: - Когда мы только-только попали в Грозовой лагерь, среди нас было слишком много больных. Тебя, видимо, Кашель обошел стороной, потому как я бы точно запомнил твою физиономию в палатке, но не в этом суть. Мы с Орехом использовали первоцвет, листья брусники и мать-и-мачеху. Конечно, можно было использовать и иные растения, например, тот же зверобой, да только сезон не тот. Зверобоем ты сможешь лечиться сейчас, скажем, либо чуть позже, если вдруг умудришься в Сезон Зеленых Листьев подхватить Кашель.
Задумчиво переведя взгляд на Цепкую, он смущенно улыбнулся, понимая, что названия растений ничего, в принципе, и не скажут буро-белой ученице, а в некоторых случаях могут сыграть с ней злую шутку. Так например, еще далекий от целительства Клоповник однажды спутал ядовитые ягоды с лекарствами и довольный принёс их Очеретнику.
- Если я увижу нужные травы, то непременно дам тебе знать. Описания может не хватить: главное – видеть. А, ну и да, первое время мы обрабатывали палатку запахом лаванды и сосновыми шишками. Надо запомнить и к следующему холодному сезону запастись так, чтобы не потерять никого из племени.
Он остановил бурный поток речи и замер, слушая голоса. Судя по тому, о чем переговаривалось племя, впереди были одиночки и кто-то из котят. Шерсть тут же встала дыбом, и Клоповник сделал несколько шагов вперед, напрочь забывая о Цепкой. Серьезно взглянув на Плавничка, а потом, переведя взгляд на двух незнакомок, целитель обеспокоенно оглядел каждого, но не заметил никаких признаков болезни. Подходить слишком близко, вмешиваться в переговоры, бело-бурый не стал, лишь сел, укрыв лапы хвостом да прищурился, всматриваясь в морды одиночек. Одну из них – черно-белую – он точно знал: видел тогда, во время боя. К горлу подступил комок, застрял единственный вопрос. Подернув плечами, целитель бросил быстрый взгляд на Вопля, понимая, что именно этот самый вопрос и связывает новоявленного воителя и целителя между собой. Вот только ответа Клоповник не хотел знать – испугался.
Как испугался и новых известий – двуногие, Звёзд на них нет, решили штурмовать Лагерь Реки. Подняв удивленно брови, кот обернулся и, не желая слышать продолжения, отошел к траве, стараясь высмотреть что-либо из лекарственных растений. Или, по крайней мере, делал вид, что хочет что-то найти: он устал от неприятностей, сваливающихся на их головы. А еще так жарко и так хочется сорвать с себя шкуру.

+5

43

главная поляна грозового племени >>>

Переход оказался намного сложнее, чем она себе представляла. Солнце жарило всё сильнее с каждой минутой, будто даже оно поддерживало настрой Бабочки. Худенькой кошечке не так сложно было спрятаться в чьей-то тени, но только пока светило не поднялось достаточно высоко, а потом она лишь чаще топала по краешку озера, охлаждая хотя бы горящие подушечки. Но, в конце концов, отряд Речных добрался до своей территории. В лесу было странно тихо, но кошка предпочитала об этом не думать, наслаждаясь уже тем, что в тени деревьев можно было спрятаться от палящего солнца. Лес не такой густой, как у Грозовых. Зато ручьи есть, да, у нас много воды. Самое то в эти Зелёные Листья. Но Бабочка, видевшая территории рыболовов, только когда её уносили из захваченного лагеря, не могла в полной мере оценить ущерба, нанесённого жарой. Река и многие ручьи обмелели, а некоторые небольшие русла и вовсе остались высушенными. Впрочем, ученицу это мало волновало сейчас.
Отряд остановился у нагретых камней, отец быстро раздал указания и удалился, и его дочь обиженно нахмурилась. Похоже она до старости провозится с этим разговором, раз за разом не успевая отвлечь отца от его важных дел. Сестра, уже назначенная в разведку, тут же упорхнула с Аконитом, и Бабочка почувствовала себя брошенной. Ну и ладно. Проваливайте. Занимайтесь спасением племени. У меня... есть важные дела. Кошка принялась блуждать между соплеменниками, пытаясь отыскать целителя. После недолгих поисков она вышла к наставнице, которую, кажется, оставили за главную (надо же, какая честь!), и хмурым взглядом окинула её компанию в виде котёнка, одиночки и некоторых речных, видимо, прситавленных сторожить последнюю.
- Ам... Ручей. Ты не видела Клоповника? - Бабочка обернулась, как бы показывая, что искала целителя в толпе и не нашла, но тот вдруг сразу попался на глаза рядом с Цепкой. Ученица насупилась. - Да, вот он, спасибо.
Она отошла на пару шагов и в растерянности уселась на землю, издалека сверля взглядом лекаря. Бесполезные мысли роились в голове, к которой как следует припекало обозлившееся на весь кошачий род солнышко.

+5

44

Вспышка, Змея, отправляйтесь на разведку в лагерь, будьте осторожны и не суйтесь, если там есть двуногие или превосходящие вас по силам одиночки. Как разведаете обстановку, сразу возвращайтесь и докладывайте мне. –  раздался голос Серебра Звёзд, принимая все внимание на себя. Вспышка весь напрягся и собрался, когда его все же назначили разведчиком, и с готовностью отправился вслед за остальными котами, впоследствии резво вырываясь вперед. Пусть только попробует хоть одна живая душа оказаться на нашей поляне! Впрочем, ему пришлось приуменьшить его пыл почти сразу же. Они аккуратной волной продвигались к лагерю, стараясь не пропустить ни малейшего шороха или движения. Вспышка, беззвучно переставляя лапы, принюхивался. Он понимал, что после нескольких лун проживания одиночек им понадобится много сил и времени, чтобы восстановить лагерю бывалый вид. Между тем, где-то в закромах его души оставалось цепкое ощущение, что он может вообще не узнать родной лагерь, и еще долго время тот будет казаться чужим, как когда-то казался таковым Грозовой. Сейчас Вспышка бы предпочел его Речному. Слишком долго они там прожили и уже успели привыкнуть к Грозовому запаху, который теперь казался таким родным и домашним. Родные же территории провоняли каким-то чужим тошнотворным запашком, смешанным и неоднородным, неприятно раздражающим слизистую носа. Вокруг было тихо - никогда он еще не видел свой родной дом таким пустым и мертвым. Жутковатое ощущение не покидало его. Казалось, из-за деревьев вот-вот да выпрыгнет двуногий с ружьем. Резкий шум заставил Вспышку подпрыгнуть на месте и испуганно округлить глаза - просто птичка взлетела с дерева, задевая шебутную листву. Он досадливо фыркнул, упрекая себя во мнительности. Голоса соплеменников и других котов стихли за его спиной.
---->>> ГП Реки

Отредактировано Вспышка (2018-08-07 13:04:22)

+3

45

Пока Ручей настороженно сверлила взглядом Мявру, пятнистый лидер сходу решал ситуацию, да настолько быстро, что синеглазка упустила очень, очень важный момент, насчет которого она бы с удовольствием поспорила с лидером.
- Что? К двуногим? - однако растерянный голос кошки, вопрошающей к вожаку, остался без внимания: Серебро Звезд твердо решил отправиться, и как бы серенькой ни казалось, что зря предводитель оставляет племя в такой момент, речной кот уже все для себя решил. Более того: взял с собой белую одиночку, которая, судя по виду, готова была оторвать лапы каждому, кто прикоснется к Плавничку.
- И Бежевицу? - удивленно вытянулась морда речной кошки. Совсем молоденькую воительницу в такое дело брать? Удивление воительницы легко читалось на серой мордашке, пока вожак распоряжался:
- Ручей, ты за главную. Помни, в случае опасности от двуногих веди племя в заросли камышей – там они не смогут пройти, - кошка послушно глянула в сторону зарослей и коротко кивнула: она одобряла эту идею, но мысль о вылазке предводителя вытесняла все прочие идеи.
- Если всё будет в порядке, по возвращению организуем пограничный патруль, который ты возглавишь. Подумай, кого возьмешь с собой.
- Да, Серебро Звезд, - несколько настороженно добавила Ручей, провожая маленький отряд чуть недовольным взглядом. Беспокоил целый рой мыслей: неуютное ощущение перед Толстолобым, чьи обязанности Серебро Звезд сейчас вот так легко поручал ей; беспокойство о состоянии Плавничка и его словах о том, что речные бросили Каштанку с котятами - что ж, правда же. Но все это меркло и бледнело по сравнению с тем фактом, что лидер взял и отправился в самое пекло с совершенно небоеспособными кошками! Бежевица, конечно, умница, но она еще совсем неопытная.
Тряхнув головой, воительница обернулась к своим. Оцелотка, к её уважению, уже отправилась за пропитанием с Бархатцем, и Ручей заурчала.
- Все соскучились по рыбе, - желая удачи на охоте, серая проводила взглядом пятнистую сестру лидера, которая по праву считалось одной из самых уважаемых кошек племени.
- Сокольница, отведи Плавничка к остальным котятам, они вон там, с Сивой и Дербником. Что? Клоповник? - Ручей пыталась ухватить все и сразу, мгновенно отвлекаясь на свою ученицу. Она, впрочем, уже нашла взглядом целителя и Цепкую, которая пострадала на недавней тренировке, и понуро отправилась к ним. Состояние Бабочки беспокоило синеглазку, но сейчас... сейчас не время.
Впрочем, речная не могла не видеть, что ее подопечная тянется к делу Клоповника, и этот факт... что ж, стоило, видимо, поговорить с буро-белым о возможной судьбе Бабочки. Несмотря на желание воспитать из дочери Серебра Звезд достойную воительницу, Ручей было попросту жалко смотреть, как душа малышки рвется к совсем иному.
- Вопль! Присмотри за ней, - кивая на Мявру, серая настороженно сощурила глаза: - Давай без глупостей и резких движений, и до прихода Серебра Звезд все будет мирно и спокойно, - надеясь на благоразумие безобидной на вид одиночки, Ручей кивнула Воплю, доверяя бродяжку воителю. Она знала, что коту непросто возвращаться в лагерь, где погиб его наставник, и надеялась, что задание отвлечет его.
Посоветовав нескольким воителям постоять на страже, Ручей прошла мимо Толстолобого и ободряюще, хоть и чуть виновато, улыбнулась ему. Она была уверена, что Серебро Звезд попросту пожалел многодетного отца и дал ему время совершить переход вместе с котятами и подругой.
- А у вас тут как дела? - бодро мяукнула Ручей, подобравшись к Сивой, Дербнику и их ясли-саду.

Отредактировано Ручей (2018-08-07 15:41:45)

+3

46

→ прощайте, милые грозовые друзья

Предками заведено, предками установлено на луны, десятки и сотни лун, на непреложную нерушимость — слова Ореха эхом отдавались в ушастой голове, множились, расходились, отравляли. То есть он, после всех добрых слов, после умилённых улыбок дружбе Речных и Грозовых, хотел теперь сказать, что Речные и Грозовые должны закрыться, стать друг для друга не большим, нежели растущие по соседству деревья? И совершенно не важен взгляд глубже — туда, где у этих деревьев общие корни? Глупая, глупая шутка. Как же кареглазый не любил всё глупое. Например, границы между племенами, ага.

Занятый отчаянно грустными, полными бессильной злости мыслями, котёнок не сразу заметил резкую смену окружающего ландшафта. Лучше бы, наверное, вовсе не замечал — с осознанием пройденного расстояния боль потоком хлынула из сознания в ещё не окрепшие толком, сложенные чрезмерно легко лапы. Буро-белый даже остановился, чуть отстав от взрослых. — У-у-у, вот вам и новая отрицательная сторона этого перехода. Вместе с тем, положительных пока нет вообще, — яркая детская обида затапливала разум, однако весьма недолго — внезапно зудящим подушечкам пальцев вдруг стало весьма приятно-прохладно. Обладатель оных с искренним, непосредственным удивлением уставился на небольшую жилку бьющей ключом… воды? Нет, мама рассказывала про реки, про озера и ручьи, но за свою короткую жизнь Искринка видел лишь ту воду, которая падает с неба. И всегда хотел увидеть ту, которая на небо возвращается — дождь наоборот.

— Хм-м, а ты на небо не хочешь? Вдруг хочешь и у тебя даже получается, а потом ты становишься дождём. Хотя нет. Сначала, наверное, облаками. Ведь дождь идёт из облаков, — вслух, с выразительной задумчивостью рассуждал Речной, даже ухом не ведя на то, что все котята вообще-то должны были дружно скучковаться меховой гурьбой у лап двух сереньких взрослых. Мысли о загадочных перемещениях жидкой прозрачной штуки на время вытеснили нужду выплеснуть обиду в семейном кругу — познание мира всё-таки превыше. Оно, знаете ли, и спасает, и развлекает, и ведёт по жизни.

+4

47

Черно-белая кошка, поймав направленный на неё взгляд, поглядела на молодого воителя примерно также, как обычно смотрят на какой-нибудь пень или куст.
Чвой ты? Да не сбегу я, куда мне.
Речной  прищурился, пытаясь не выдавать свою растерянность. Странно, обычно своих триумфов не забывают, особенно когда речь касается битв, но полностью непонимающий вид одиночки говорил об обратном. Может, скрывает, что б ненароком не нарваться на неприятности? В её положении это очень даже вероятно. « Либо у кого-то плохая память, либо уж кто-то очень искусно скрывает свои эмоции. » Хотя, что же, он не должен осуждать одиночку из-за того, что та позабыла свою победу над ним: наоборот, кот должен чувствовать облегчение, что его честь не подставят под удар на глазах у собравшихся соплеменников. Серошкурый даже представлять не хотел, что было, если бы Мявра при всех начала пересказывать детали той позорной дуэли. Да, каждому свойственны взлёты и падения, но всё же Вопль, всё время трясущийся над своей репутацией, хотел быть "несбиваемой птицей".
Хотеть то он хотел, только вот "птицу" за её короткую жизнь уже успели раза два вжать в землю, пусть и она, отряхнувшись от пыли, старательно делает вид, что ничего такого не произошло. Однако помятые перья и отчаяние в глазах, хорошо видимые в собственном отражении на тихой водной глади, ещё долго будут напоминать своему хозяину об его поражениях и ошибках.
Махнув хвостом, кот решил для разнообразия переключить внимание на дела соплеменников. У самой воды, сливаясь с множеством прибрежных камней, в одиночестве виднелась серая фигурка Бархатца, отправленного глашатаем на охоту. Вопль уже было от скуки направился составить тому компанию, как к его соседу по палатке приблизилась Оцелотка. На том охота для янтароглазого и была закончена. Вздохнув то ли от того, что поохотиться рыбу после долгого отсутствия на родных территориях ему не удалось, то ли от сострадания к молодому коту, которому не повезло попасться в цепкие лапы сестры предводителя, серошкурый хотел было незаметно покинуть толпу вечно галдящих соплеменников и побродить где-нибудь в одиночестве, когда его окликнула Ручей, приказывая сторожить недавно пойманную пленницу. Кивнув серой воительнице, вновь перевел взгляд на черную с белым одиночку. Видят звёзды, сегодня точно не его день.
Если не хочешь новых проблем себе на двухцветную... спину, то советую держать язык за зубами, — сдержанно промолвил янтароглазый, стараясь не выплескивать в словах все свое отвращение к ней подобным. Получалось не очень, — Иначе все может закончиться несколько плачевно для некоторых особ.
Окончив свою речь, воитель поспешно отвернулся от кошки, показывая там свое нежелание продолжать разговор. Подставил морду под каскад солнечных лучей, под их приятный жар, смотря куда-то в темную чащу леса. Оставаться здесь, на нагретых камнях, ему не хотелось.

+5

48

Вернуться домой и правда было потрясающе!
Плевать, что в лагере могут шастать двуногие. Оцелотка не питала, конечно, на их счёт ложных надежд, но всё равно думала, что они что-нибудь придумают, ведь главное – Речное племя вернулось на землю, вдоль и поперёк истоптанную его предками, которые неусыпно наблюдали за своими потомками куда бы не занесли Речных причудливые виражи судьбы. Одно осознание этого затопляло разум чистой неподдельной радостью, а гибкое кошачье тело будто наливалось жизненной силой с каждым новым шагом по берегу чуть обмелевшей от жары реки. Восторг пятнистой слегка омрачало беспокойство за брата; ей бы хотелось броситься за ним следом несмотря на негласный приказ оставаться на месте, но все-таки она привыкла ему доверять значит, придётся набраться терпения. Хотя бы на первое время его должно было хватить. 
Именно из-за боязни нарушить более-менее мирную атмосферу, царившую между Речными и одиночками, которым далеко не все были рады здесь и сейчас, Оцелотка бросала свои силы, чтобы сосредоточиться на охоте. Ну и, так и быть, Бархатце. Ей просто нужно было чем-то себя отвлечь, потому как от одной мысли о чужаках на своей территории мех на спине кошки начинал опасно шевелиться. Что и говорить, пятнистая никогда не умела находить общий язык с котами из других племён. Одиночек она вовсе презирала. К счастью, ума хватало держать шершавый язык в пасти. Ради Серебра Звёзд Речная могла даже «проглотить его». Увы, лишь на время.
Если бы молодой воин проигнорировал родственницу, золотистая смогла бы отстать от него, проявив интерес к другому соплеменнику, но он, как она ожидала, проявил свой характер. Ей нравилось наблюдать за тем, как племянник отстаивает своё «я» перед ней. Оцелотка никогда не любила робких мямлей. Бархатец на её взгляд обещал стать отличным Речным котом, вот только…
- Той, кому предназначена, эта рыбка в самый раз...
- В самый раз значит? – прищурив яркие бирюзовые глаза, она по старой привычке медленно склонила голову набок. Правда, во времена ученичества маленькая Оцелотница таким образом проявляла свой живейший интерес. С возрастом почти ничего не изменилось: любопытство сохранилось, да только теперь этот её жест стал полностью осмысленным. Кошке нравилось совершать намеренные движения перед «взрывом». Тем, кто её хорошо знал сразу становилось понятно, чего ожидать дальше. Обманчивое спокойствие стало для пятнистой чем-то вроде затишья перед бурей.
- Очень надеюсь, что ты имеешь в виду наших кошек, а не своих новых друзей из Грозового племени, - почти проурчала Оцелотка, выпустив и втянув когти одним незаметным движением. Да, она бесспорно была благодарна соседям, конкретнее – Грозозвёзду за понимание, помощь и предоставление Речным котам убежища, и ей, по правде говоря, не терпелось вернусь этот долг, тем не менее, золотистая воительница оставалась яростной патриоткой. Она допускала взаимное товарищество между племенами в трудные времена, но не считала приемлемым водить межплеменную дружбу. И не собиралась спускать подобную глупость другим. Особенно мышеголовым молоденьким котикам.
Возможно, если бы не его неоднозначная реакция, Речная просто съязвила на сей счет, или ещё лучше – пропустила бы реплику мимо ушей, но видимо повышенная тревожность в разы усилила подозрительность кошки. И она не стала скрывать её от полосатого, практически вылив в обвинение. 
Недовольно хлестнув кончиком хвоста по земле, пятнистая тихонько рыкнула на серебристого воина.
- Не будь глупцом, Бархатец! – «вспыхнувшая» кошка кивнула на пойманного карпа. – Твоя дерзость похвальна, но прямо сейчас ты выкинешь из головы всякую чепуху, наловишь достаточно рыбы, и накормишь своё племя как положено преданному Речному воину!
«Для твоего же блага, племянничек.»
Отвернувшись, чтобы не привлекать к себе внимания, что было на неё совсем непохоже, золотистая охотница раздраженно фыркнула, вернувшись к рыбалке.
Удача снова улыбнулась ей, так как четвёртая внушительная рыбина оказалась рядом с уже добытыми ранее. Настроение воительницы портилось с каждым мгновением. Ей не нравилось заниматься рыбалкой, хоть она и понимала пользу этого занятия. Беспокойство за предводителя и его спасательный отряд стремительно росло, отчего Оцелотка распалялась сильнее, из последних сил удерживая эмоции в узде, срывая злость на серебристого родственника.
Правда, её негатив был вполне оправдан.   
Так она считала.
Даже если была не права.

Отредактировано Оцелотка (2018-08-07 21:19:07)

+6

49

► лагерь грозового племени

Уж насколько бодрой и полной сил себя чувствовала серая кошка, покидая лагерь Грозы, - казалось бы, более живой быть нельзя. Однако с каждым шагом, что приближал племя к границам, ей становилось легче. Больная лапа не мешала, хромота пусть и была заметна, но не сковывала движений и не тормозила. Поглядывая на котят, с не особенно довольными мордашками идущими домой, серая не могла перестать улыбаться.
Вот границы. Запахи воды слабы, но ощущаются. Тут воздух совсем другой, и чем дальше к территориям, вглубь, к лагерю и к реке, тем лучше. Но в лагерь нельзя. Племя двигалось к нагретым камням, и под лапами периодически оказывалась сырая земля, а то и мелкие ручейки и ключи. Сивой хотелось зарыться всем телом в эту землю, а потом стрелой долететь до реки и окунуться в стремительные воды и плыть, пока силы не кончатся. Но - надо следить за котятами.
- Дербник, а как ты к воде относишься? - негромко поинтересовалась серая, пытаясь поймать желтый взгляд приятеля Ручей.
Интересно же. Многие племенные не переносят лишних купаний и вообще стараются по жизни не замочить лап. А уж предложи им рыбку - скривят носы и убегут, строя гримасы отвращения. М, рыбка! Сейчас бы маленького, нет, огромного карпа заточить - в одиночку! Кошка облизнулась, ощущая легкую дрожь предвкушения. Что бы ни происходило сейчас на землях Речного племени, их не выгнать снова. Они, исконные хозяева этих земель, останутся дома.
Когда все - почти все - котята собрались рядышком, Сивая огляделась. Неподалеку обнаружился чуть отставший Искринка. Его-то кошка поторопилась позвать.
- Искринка, не отходи далеко, хорошо? Я за тобой слежу, - притворно нахмурившись, позвала котенка она. Судя по выражению мордочки юнца, его очень занимало количество воды вокруг. Он привыкнет. Они все привыкнут и смогут отвлечься от того, что было в лагере Грозовых.
- А у вас тут как дела? - голос Ручей отвлек от наблюдений за малышами. Старейшина заурчала, вновь приветствуя подругу.
- Как видишь, не жалуемся, - обведя взглядом окружение, она и не пыталась скрыть сверкающей радости в глазах. - Я все еще не могу поверить, что мы вернулись.

+4

50

► Главная поляна (Грозовое племя)

Речное племя воспрянуло духом, при виде чего нельзя было остаться равнодушным. Все спешили домой, в родные края, и даже Сивая, хромая на одну лапу, кажется, совсем не чувствовала неудобств. Задумчиво прищурившись, горец украдкой взглянул на увечье кошки: не похоже, что она получила его в последнем бою.
- Дербник, а как ты к воде относишься? - негромко поинтересовалась серая, резко отвлекая от мыслей. Рядом с ними мелко семенили котята, и бывший небесный, резко зацепив взглядом чей-то мелькающий впереди крохотный хвостик, напряжённо расправил плечи.
- В далеком детстве я несколько лун жил у озера вместе со своим дядей. Плавать он меня не учил, но я любил гонять птиц по мелководью, - придаваясь теплым воспоминаниям, Дербник немного расслабился: тогда в округе каждая утка знала и боялась юного сокола.
- Я бы и сейчас не отказался, - чувствуя, как летнее солнце припекает спину, серебристый с любопытством покосился в сторону приближающегося речного берега. Интересно, как скоро Ручей решит показать ему обещанную охоту на щуку?
Но путь к реке преградило множество валунов, и Серебро Звёзд зычным призывом остановил плотные ряды соплеменников. Дербник, лишь краем уха уловив суматоху вокруг двух одиночек и найденного котёнка, мгновенно пересчитал оставленных им с Сивой малышей - отвлекаться было нельзя.
- Искринка, не отходи далеко, хорошо? Я за тобой слежу, - подозвала последнего кошка, после чего горец выдохнул: вроде все на месте. И как за ними успевать?
Предводитель без лишних объяснений вскоре увёл патрули на разведку, оставив за главную Ручей. Бывший небесный едва ли удивился: синеглазой воительнице не составило труда собрать котят по всему грозовому лагерю, что уж говорить о руководстве целым племенем?
- А у вас тут как дела? - между делом спросила серенькая, и ответ Сивой не заставил долго ждать.
- И правда не жалуемся, - поддержав слова молодой старейшины, горный великан пожал плечами: пожалуй, это меньшее, что он мог сделать для Ручей и её племени. Только вот стоило отвлечься, как любопытные мальки в миг нашли себе занятия как можно дальше от них.
- Там что-то случилось? Серебро Звёзд как-то быстро исчез, - кивнув в сторону зарослей, где скрылся отряд речного вожака, Дербник слегка нахмурился. Он не выглядел обеспокоенным, но внутри почему-то осела тревога: хотелось верить в лучшее, однако легко ничего и никогда не доставалась. Даже собственный дом.

Отредактировано Дербник (2018-08-08 00:29:32)

+4

51

Иногда Бархатец, славящийся своей молчаливостью, мог удивлять всякими глупостями, ненароком срывающимися с языка. Порой, он удивлял даже себя. Тетушка очень бурно среагировала на его ответ, поэтому серебристый пожалел, что нельзя вернуть время обратно.
- Разумеется наших! - немного возмущенно, с долей обиды мяукнул воитель. Он тихо вздохнул. Этот вздох был тяжелым, и полностью передавал его душевное состояние. Возможно, этот жест не укрылся от Оцелотки, но объяснятся кот точно не будет.
Может, если бы это была кошка из Грозового Племени, все было бы не так уж и плохо. Но это была речная кошка, и именно от этого все становилось сложным и запутанным. Скорее всего, подруга детства сразу оторвет Бархатцу голову, если узнает, что в мыслях его сидит образ её маленькой дочери. Он любил Малютку, любил всем сердцем, а Ужик... ему нравилась эта кошечка, жизнь прямо-таки светилась в её медовых, таких похожих на очи подруги, и таких горячо любимых, глазах. И не хотел потерять ни одну, ни вторую.
Серебристый совершил еще одну попытку поймать рыбину, подумав было, что на этом их с тетушкой разговор окончен. Но не тут то было, она взорвалась, начиная обвинять Бархатца в предательстве, от чего он выпустил уже зацепившуюся хвостом за коготь рыбу, и тихо чертыхнулся себе под нос. 
Он спокойно выслушал тетку и повернул голову в её сторону. Нервно дернул ухом. Она могла обвинить его в чем либо, даже в том, что он крутит роман на стороне, или ленится, или недостаточно внимания уделяет на тренировки, но сказав, что Бархатец недостаточно предан, она использовала запрещенный прием, ударила ниже пояса. В васильковых глазах застыла боль, вязкая и липкая, словно трясина, вперемешку с горькой обидой. Он, с щепоткой отчаяния, тихонько взвыл. Солнце нещадно палило своими лучами, припекая голову.
Бархатец хотел смолчать, но вместо того, чтобы прикусить язык, он наоборот открыл пасть, позволяя словам свободным ручьем вытекать из нее.
- Я - преданный воитель Речного Племени, а если вы, дорогая тетушка, в этом сомневаетесь, вас ничего не держит рядом со мной!
Он рыкнул, указывая хвостом куда-то в сторону, мол, иди, и сам испугался от такой слишком бурной реакции. Похоже, настроение Оцелотки передалось и ему.- И если вам так интересно, в Грозовом Племени у меня нет друзей. Да и здесь их не так уж и много. Больше у меня родственничков, которых ни с того ни с сего стала волновать моя жизнь.
Кот многозначительно посмотрел на тетку, ясно давая понять, что это он сейчас о ней говорит. Серебристый отвернулся, почувствовав себя виноватым, что пошел на провокацию и нагрубил старшей, да еще и Оцелотке. Он ударил хвостом о землю, когда, задумавшись, снова упустил шанс поймать рыбку. А она ведь совсем близко проплыла.
Повисло молчание.
- Оцелотка... - он замялся, явно не решаясь еще раз обращаться к тетушке, ведь это могло еще больше её разозлить. Но он чувствовал стыд, и все внутри пылало. Хотелось просто исчезнуть, или, еще лучше, чтобы этого разговора никогда не было. - э... В общем... я повел себя неправильно и...
Он снова не мог связать пары предложений, заметно разволновавшись. Какой он все-таки грубиян! Хотя мог бы и смолчать.
- Простите.
Гнев уже давно утих, осталась только пустота. Приятная пустота и морда, не выражающая никаких эмоций. Для себя Бархатец пообещал, что такого никогда не повторится. И даже если Оцелотка снова начнет его обвинять,он найдет более спокойный способ, чтобы все объяснить.
Наконец-то удалось поймать еще одного карпа. Он, конечно, был поменьше первого, но выглядел так же аппетитно.
Бархатец понял, что у него в горле пересохло, и почувствовал, что жара стала невыносимой. Он наклонился к самой воде и маленькими глоточками утолил жажду. Нужно было поймать еще рыбы, и поскорее спрятаться в спасительную тень.
Он выпрямился и вновь уставился на реку, стараясь не смотреть в сторону Оцелотки. Блеснула чешуя, быстро промелькнул хвостик, и вот еще плюс одна рыбина к его улову. Бархатец довольно облизнулся, осматривая их с тетушкой улов.

Отредактировано Бархатец (2018-08-08 14:06:09)

+5

52

Берег озера <----------
Ассоль бежала со всех лап. Иногда ей даже казалось, что двуногие следуют за ней, вот-вот выпрыгнут из-за кустов и подстрелят... совсем как Серебро Звёзд. "Всё ли с ним в порядке сейчас? Жив ли? Цел? У лесных предводителей, Даркнесс говорила, по девять жизней. Не накручивай себя, Ассоль, всё будет хорошо. Ты совсем близко". Кошка перешла на шаг и затормозила чуть поотдаль от камней вниз по течению. Речные, казалось, уже обжились здесь: двое рыбачили, несколько котов что-то бурно обсуждали, другие присматривали за котятами... Они были единым племенем, таким, каким никогда не была банда, и вряд ли смогла бы когда-нибудь стать. Белая сглотнула вставший в горле ком и уже хотела выйти из тени, как что-то вдруг побудило её остановиться. "А если не поверят? Вдруг они сочтут меня предательницей?... глупости, я уже она в их глазах и вряд ли стала лучше, уведя за собой к двуногим их предводителя". Переминаясь с лапы на лапу, она всё ещё оставалась на месте. Сейчас ей бы точно не помешал хороший пинок сзади, чтобы лететь, не думая, к Речным, доказывать им свою правду, пытаться спасти Каштанку, котят, Серебро Звёзд, Бежевицу... На глаза Ассоль попался Плавничок. Там, среди Речных он выглядел таким одиноким. Она, Ассоль, оставила его одного. Всё к лисе в пасть, кошка вышла на свет и рысцой подбежала к импровизированному "лагерю" на берегу. Речные всполошились, и кошка замедлила шаг. Она готова была поклясться, некоторые прямо сейчас желали ей смерти просто за то, что она из банды, что она одна, и кинуться на неё им мешал только страх неизвестности. Действительно, почему она заявилась сюда в одиночестве?
- Ручей. У меня важные новости, пожалуйста, выслушай меня.
Только заметив серую шубку, достаточно громко окликнула Речную кошка. Вот теперь так точно большинство пар глаз уставились на неё в недоумении и ожидании. Пока Ручей отозвалась, белая столкнулась взглядом с Плавничком. Она не могла ничего ему сказать сейчас, но надеялась, он прочтёт в её взгляде только два слова: "Я рядом".

+8

53

» начало игры.«

Урагану казалось это странным: возвращаться домой после стольких лун пребывания в Грозовом племени. Всякий раз, вспоминая о доме, кот чувствовал, как в груди что-то болезненно сжимается от тоски по родным местам. Абсолютно оправданное, правильное чувство, включающее в себя каплю патриотизма. Всякое новое утро начиналось с мысли о том, что все не так, не совсем правильно. Противоестественно. И Ураган думал, что будет чувствовать себя просто отлично, направляясь домой.
Когда же этот день наступил, пришло другое осознание. Неожиданное. Оно появилось вместе с непонятной, необъяснимой тоской. В последний раз окидывая лагерь соседей беглым взглядом, кот внезапно понял, что будет... Скучать? Пожалуй, это можно было бы назвать так. Да, дом всегда был и останется самым родным местом, поселившимся в сердце еще с первых секунд жизни, когда он, еще котенок, впервые вдохнул такие привычные теперь ароматы. Но Грозовое племя...
Подумать только - он пришел к ним еще учеником. Теперь же он гордый Речной воин, он вырос, стал немного сдержаннее и на порядок опытнее. Он завел слишком много новых знакомств, слишком привык к запаху Грозового племени, что прежде неприятно щекотал нос. Раньше его хотелось выгнать, вытолкать из себя, как едкий дым; теперь же этот запах стал настолько обычным, что вообще не вызывал эмоций. Словно так и должно быть, словно от шкур окружающих его котов всегда исходил этот чисто лесной аромат.
Когда-то давно он назвал бы это безумием. Что же теперь? Что же...
Теперь безумием представало в его глазах возвращение в родные края. Одна только затея казалась неправильно опасной. Воителю хотелось развернуться и рвануть обратно со всех лап, теряясь среди спасительных могучих стволов, чьи кроны своим буйством зелени почти скрывали от глаз небосвод.
Но Ураган, разумеется, не сделал этого. Ему не оставалось ничего, кроме как шагать покорно вслед за своим племенем, любимым и родным. Идти за котами, ради которых он пожертвовал бы собой без колебаний, все равно ощущая противоестественную для Речного тягу туда, обратно, в ставшие правильно-привычными края.
Помимо этого тяготения, было и еще что-то из ряда странных ощущений. Ураган не мог никак понять, что именно не так, но после долгих и упорных стараний все же ухватил крепко за хвост паразита, что ел его изнутри. Рассмотрел его пристально и понял: тревога. Он ощущал тупую тревогу, что птицей билась теперь в самом сердце, что рвалась прочь, к кому-то самому родному. Всей грудью воин ощущал оцепенение, чей источник - страх. Беспричинный страх. Правда же?.. Ведь все в порядке!
Не в силах мириться с этим чувством, поискал взглядом маму, дабы убедиться, что с ней все хорошо. Взгляд встретился со взглядом ее глаз, таких родных и похожих на его собственные. Взрослая воительница кивнула сыну, мазнула взглядом по его шкуре и улыбнулась, произнеся что-то одними губами. Ураган не разобрал: вскоре кто-то закрыл кошку от него, и он, немного успокоившись, попытался расслабить напряженные мышцы.
А мозг все вырисовывал какие-то образы, что менялись, лепились во что-то иное. Пока откуда-то, прямо из глубины его собственного сознания на него не устремился взгляд тех самых глаз. И он, кажется, все понял. Сам еще не зная, что за догадка его гложет, почему он так напуган и встревожен, Ураган прошептал одними только губами:
- Бежевица...
Его милая, его самая любимая, пусть и сводная, сестренка. Воителю казалось, что с тех пор, как она ушла с отрядом других Речных, прошло слишком много времени. Будто она отсутствовала чертову вечность, и без нее мир постепенно терял краски. Словно серел и иссыхал.
Мозг взорвался ужасающими предположениями и страшными сюжетами. Трясти головой и жмуриться было бессмысленно: они засели внутри крепко, надежно. И прогнать их можно было лишь увидев ее. Зарывшись носом в ее мех. Втянув в себя ее особенный запах. Чтобы понять, что она в безопасности, что с ней не случилось ничего.
Сейчас же Ураган был уверен: случилось. Или, быть может, что-то произойдет в скором времени. Иначе откуда эта тревога, непонимание, страх и подступивший к горлу ком? Иначе почему он задыхается от безысходности? Почему...
Кот поискал в толпе Ручей: она ведь осталась за главную? Буквально врезавшись взглядом в ее спину, кинулся к кошке. Все так же задыхаясь. Понимая, что будет выглядеть невероятно глупо, расплескивая эти одному ему понятные эмоции.
- Ручей, - на резком выдохе, - Слушай. Тот отряд, что отправился к Двуногим... Их уже довольно давно нет, и у меня нехорошее предчувствие. Я готов пойти и проверить, все ли у них в порядке - с твоего согласия, разумеется.
Ураган не успел получить ответ на свою фразу: в поле его зрения внезапно появилась Ассоль. Явно взволнованная, она двигалась к Ручей, чтобы сказать что-то важное: это читалось в ее глазах, в выражавших волнение несколько резких движениях. Воитель ощутил, как напрягается: в голову закралась осторожная мысль о том, что его опасения не напрасны.
Что-то было не так.
- Ручей. У меня важные новости, пожалуйста, выслушай меня.
С трудом удержавшись от того, чтобы не задавать лишних вопросов, Ураган тяжело опустился на землю, дабы узнать, где же остальные. Почему-то он был уверен, что новости Ассоль его отнюдь не успокоят.

Отредактировано Ураган (2018-08-08 17:04:18)

+8

54

- Мама не разрешает мне общаться с незнакомцами.
Кошка слегка опешила, глядя в голубые глаза котёнка.
- Но мы не чужие, мы твоё родное племя, в тебе течёт та же кровь, что и во мне! - воскликнула воительница, вид у неё был такой, будто она сама котёнок и услышала от своего товарища по детской такие слова.
- Вы даже не попытались вернуться за нами. Оставили нас одних с мамой. И спасибо, что одиночки оказались такими хорошими. И они нас не бросили, даже когда в Лагерь ворвались эти... кожа... Двуногие.
Сокольница покачала головой, опустившись на уровень с Плавничком.
- Мы не могли, друг, - хрипло сказала Сокольница, ей было больно вспоминать о произошедшем. Как они позорно бежали, как им пришлось оставить котят и Каштанку. - Одиночек было слишком много, мы бы с ними не справились. Они не скованы Воинским Законом, у них нет морали или кодекса, они бы убили гораздо больше, если бы мы не ушли. Всё это время мы жили не очень хорошо. Мы жили у наших соседей, в Грозовом племени. Им приходилось делиться пищей, но еды на два племени едва хватало. Да ещё и хворь, будь она неладна. Мы очень ослабли. Мы бы не смогли, Плавничок, вас вызволить. Но сейчас, когда мы победили все болезни и окрепли - мы готовы занять, то что по праву рождения принадлежит тебе, мне и всему Речному племени.
Воительница слегка подрагивала, то ли от радости возвращения, то ли от горечи воспоминаний.
Она наклонилась к уху серого котёнка и тихо сказала, чтобы её услышал только он:
- Да и по правде, я знаю, что не все одиночки такие уж плохие. Я не хочу, чтобы мы вступили с ними в сражение. Но пойми, мы должны вернуть наши земли, а иначе все коты, которых ты сейчас видишь - умрут. Ты, Плавничок, совсем скоро станешь большим, очень большим, тогда защита племени ляжет и на твои могучие плечи, тогда ты поймёшь, как важно Речное племя и его сохранность.
Но тут полосатая резко вскочила и воскликнула:
- А хочешь, я дам тебе обещание, нет... клятву, которую даже тысячи одиночек и две тысячи двуногих не смогут разрушить?
Кошка была настроена весьма решительно, ей было очень важно вернуть этому малышу веру в Речных котов. Пусть это немного эгоистично прозвучит, но веру в неё! Может быть когда-нибудь именно он будет её первым учеником, в которого она вложит всю свою любовь?
- Сокольница, отведи Плавничка к остальным котятам, они вон там, с Сивой и Дербником.
- Ох, точно! - ударила себя по лбу воительница. - Ты же ещё не видел других котят! Славные ребята! Они тебе понравятся и надеюсь вы подружитесь. Пойдёшь? - игриво виляя пушистым хвостом, спросила Сокольница. В глазах её горели весёлые огоньки.

Отредактировано Сокольница (2018-08-08 21:36:15)

+5

55

Плавничок выглядел растерянно. Все слова, что говорила Сокольница разбивались о тысячи стен, тщательно выстроенных в качестве первой обороны в голове у котенка. Ему хотелось верить, очень хотелось. Но поступок Крестовничка четко дал понять - в этом мире никто не будет считаться с твоим мнением и жизнь не такая уж беззаботная и солнечная. В этом мире есть место и лжи и предательству.
"Никогда не прощу его."
К глазам снова подступили слезинки, но серый пухлячок гордо проморгался и смахнул лапкой мокрое.
- Но мы не чужие, мы твоё родное племя, в тебе течёт та же кровь, что и во мне!
"Я так же про Крестовничка думал. А в итоге он оказался настолько чужим и неродным..." - Плавничок недоверчиво оглянулся на Сокольницу, но не стал предпринимать каких-либо действий и что-либо отвечать. Он не видел в ней прямой опасности. Да и с другой стороны, хочешь - не хочешь, а интересно обзавестись новыми связями и узнать что-то новое. Даже несмотря на такую плачевную ситуацию в его семье. "Интересно, как там мама с сестрой и братом?"
- Мы не могли, друг... - Сокольница начала свой поистине долгий и красочный рассказ. Плавничок плохо помнил тот день, когда одиночки ворвались в их жизнь, но четко запомнил удаляющиеся спины соплеменников, которые вот так просто оставили их. Словно и не было Плавничка и его семьи. Будто бы так и надо. Хотелось верить в слова Сокольницы, но вера никак не вдалбливалась в маленький мозг котенка. Он жил в своем маленьком, тесной и очень уютном мирке, никого не трогал. Пока в его мир не ворвались одиночки, Крестовничек и Двуногие...
- Но почему вы даже не попытались узнать, живы ли мы? - возразил Плавничок и опустил глаза вниз. Еще никогда он не был столь подавлен и растерян. Слишком много взвалилось на его детские плечики. Но ведь постоянно не будет хорошо, правда ведь?
- Да и по правде, я знаю, что не все одиночки такие уж плохие. Я не хочу, чтобы мы вступили с ними в сражение. Но пойми, мы должны вернуть наши земли, а иначе все коты, которых ты сейчас видишь - умрут. Ты, Плавничок, совсем скоро станешь большим, очень большим, тогда защита племени ляжет и на твои могучие плечи, тогда ты поймёшь, как важно Речное племя и его сохранность, - Плавничок аж воспрял духом. Подняв голову, он внимательно посмотрел на Сокольницу и расправил плечи.
- Когда я стану большим, я не брошу свое племя в беде, - воображал Плавничок, а затем глянул на Мявру и подбегающую Ассоль, - я бы хотел, чтобы они остались. Ассоль и Мявра хорошие.
- А хочешь, я дам тебе обещание, нет... клятву, которую даже тысячи одиночек и две тысячи двуногих не смогут разрушить? - котенок отрицательно замотал головой, мол, не нужно никаких клятв. Серый малыш был достаточно доверчив, чтобы поверить просто "на слово", - Ты же ещё не видел других котят! Славные ребята! Они тебе понравятся и надеюсь вы подружитесь. Пойдёшь?
Плавничок неуверенно взглянул на новоприбывших.
- Ну... - замялся на месте серо-белый и посмотрел на резвящихся котят. Что уж точно было не отнять у Плавничка, так это дикое любопытство к сверстникам. А уж какие истории можно рассказать! Сколько игр придумать! Можно даже отвлечься от Крестовничка, - конечно пойду! - воодушевленно мяукнул котенок и встал. Все-таки Сокольница была не столь плохой. По крайней мере она попыталась  разложить всю информацию по полочкам.
Вокруг было слишком много незнакомых морд. Казалось, что Плавничок их видит в первый раз. На деле же, он просто забыл всех соплеменников. Поэтому чувствовал себя крайне некомфортно. Но никакого смущения или стеснения он не испытывал. Раз уж его тут принимают тут за "своего", то чего бояться? Тем более вон, Ассоль присматривает. Уж ее взгляд Плавничок точно не упустил из виду.
Медленно подойдя к своим сверстникам, коих имен он пока не знал (Ужик, Искринка), Плавничок уверенно представился:
- Привет, я Плавничок! - голубоглазый искренне улыбнулся.

+8

56

Кот-сова смотрел хмуро и серьёзно. Мявра надула щёки и посмотрела на него "серьёзным" взглядом в ответ. К сожалению, незнакомец о чём-то раздумывал и с ответом не торопился - а когда собеседник с ответом не торопился, Мявра начинала терять фокус и нить беседы. Кошечка дёрнула ухом и обернулась, чтобы поглядеть на Плавничка и ту грубиянку-кошку, что забрала его к себе. Малыш не пытался скрыть своё возмущение, своё...
Доверие. И видят все кошачьи Боги, Мявре было приятно. Кошка тепло улыбнулась. Благодарность была редким и ценным даром. Почти как жёлтые дурманящие песчинки Прямоходов. Вроде, Ба звала их валерьян... валерьянкай?.. Кой?..
- Если не хочешь новых проблем себе на двухцветную... спину, то советую держать язык за зубами.
Мявра обернулась и сразу же приняла надутый вид. Даже до неё доходило, что этот кот не славный. Я не мусорная куча. Я девочка! Почему мне в стражники дали такого буку? Я хочу того полосатика, что на меня запал! У-у-у-у... Кошка тяжело вздохнула. Но этот тоже симпатичный, сойдёт.
- А тебе я советую не хмурить бровки, тогда кошечки будут видеть твои глаза лучше и чётче, ага? - Мявра надулась. - Ты типа если так будешь, то морда на всю жизнь такой останется, ага.
По крайней мере, так Ба говорила.
- ...Иначе все может закончиться несколько плачевно для некоторых особ.
- Ассоль-то за что, Ассоль слав?.. А. А-а-а. Поняла. - кошка фыркнула, видя как незнакомец демонстративно от неё отворачивается. - Лады-лады...
Мявра плюхнулась на землю, явно больше раздасадованная тем, что ей ограничивают движение и активность, чем своим положением заложницы. Сидеть ровно у Мявры получалось редко. Кошка начала скучающим взглядом осматривать всё вокруг. Ба-боч-ка, об--ла-ко... О, там... Камень. Матушки-кошечки, камень! С царапками! Моими царапками! Я под ним должен быть секретик. Пищалка, точно пищалка. Ща я её... Кошка вытянула вперёд одну лапу, надеясь, что сможет достать до заветного камня, но без успеха. Чёрно-белая сразу же поникла. У-у-у... Кошка повернула голову на бок и со следами всемирной скорби наблюдала за разговором воительницы и котёнка. Ловко она его...
- Когда я стану большим, я не брошу свое племя в беде, я бы хотел, чтобы они остались. Ассоль и Мявра хорошие.
- Просто не забывай Мявру, Мявре этого будет достаточно. - Ни одно Племя никогда меня не примет. Я глупая и жалкая. Я... Кошка посмотрела на камень, лежащий в нескольких метрах от неё. Я не должна думать о плохом. А секретики хорошие.
- В... - Как го там зовут-то?.. - Влоп? Волп? Можно мне тот каме... О, Ассоль!
Мярва радостно, по-собачьи замахала хвостом при виде белоснежной кошки. Я ТАК СКУЧАЛА! Кошка радостно посмотрела на Плавничка. Пузатенький, Ассоль вернулась! Так быстро! Вот здорово-то!
Но что-то было не так. Мявра чувствовала.
- Чё-та не так, грю те, Вэлп.

Отредактировано Мявра (2018-08-08 22:52:22)

+10

57

- Когда я стану большим, я не брошу свое племя в беде. Я бы хотел, чтобы они остались. Ассоль и Мявра хорошие.
- Конечно, не бросишь, - улыбнулась серая воительница, широко махнув хвостом. - я не могу тебе обещать ничего на их счёт. Всё решает предводитель - Серебро Звёзд, - робко мяукнула кошка.
А на приглашение к котятам, к облегчению Сокольницы, котёнок согласился:
- Конечно пойду!
Фалька улыбнулась, едва не замурлыкав.
- Тогда пойдём. Пойдём скорее! - воскликнула кошка, ведя за собой малыша.
С другими котятами котёнок вёл себя более дружелюбно и был открыт общению, что не могло не радовать кошку.
- Привет, я Плавничок!
- Плавничок, это Ужик, Щучка и Искринка. Надеюсь вы подружитесь, ребята, - промурчала Сокольница, показывая и называя Плавничку каждого котёнка.
- Ручей. У меня важные новости, пожалуйста, выслушай меня.
У серой закололи подушечки лап от напряжения. "Только не это!" Отчаяние волной захлестнула Сокольницу, заставляя яростно вцепится когтями в землю."Неужели они попались? Двуногие их съели? Я так и знала! Серебро Звёзд! Что же мы будем делать без предводителя?"
Нервно подрагивая кончиком хвоста, Фалька подошла к Ручей, смотря на неё весьма тревожно.

Отредактировано Сокольница (2018-08-10 17:16:11)

+4

58

► Лагерь грозы


Дабы не мешаться под лапами у всех окружающих, Ужик уверенно мешалась под лапами Сивой. Она шла.. домой? Совершенно еще не понимая, что вообще такое дом. Первые луны своей жизни она росла с одной мамой, затем постепенно "познакомилась" с родной мамой и росла уже подле нее. А теперь еще и место нужно сменить, да разве такое бывает?
В любом случае теперь нужно топать. От жары ужасно хотелось спать, пить. Рядом был берег, но котятам недопустимо было без присмотра лезть в неспокойную стихию, пусть в их жилах и текла кровь, разбавленная речной водой.
К Ужик, шагавшей рядом с Искринкой (брат, неожиданно, даже не пытался бросить ее одну), вдруг обратился серый котенок, до этого совершенно незнакомый дочери глашатая. Из-за всей этой суматохи с жизнью в чужом племени, она совершенно не умела отличать своих от чужих.
- Привет, я Плавничок! - представился котик. Ужик осмотрела его от кончиков ушек до лап. Большой. Выглядит добрым.
- Привет. Меня Ужик зовут. - В очередной раз взглянув на серебрящуюся поверхность, трехцветная заметила знакомые очертания. - Обязательно встретимся позже, хорошо, Плавничок? В лагере. - Быстро и весело выпалила она.
Вильнув под тонкими лапами серой кошки, Ужик поскакала к серо-полосатой знакомой спине. Ну да, нельзя, сказали сидеть в общей детской куче, но Бархатец-то друг ее мамы, он явно не даст котенка в обиду. Он и сам ее никогда, так скажем, не обижал.
- Бархатец! - Радостно завопила она, плюхаясь коту на хвост. Рядом с ним на камнях переливались два каких-то чудовища, и только из описаний, которые Ужик слышала, она смогла определить их как рыбу. - Ты что, рыбачишь? - Произнесла она почти шепотом, округлив медовые глазенки, в которых заиграли отблески от воды. - А ты будешь плавать? Очень жарко, а я слышала, как воины обсуждали, что в воде жара переноситься легче. - Кошечка заглянула серому в глаза. - Представляешь, как было бы здорово, если бы мы сейчас всем племенем поплавали?
Тут она заметила, что Бархатец не один. Поежившись, Ужик плотно обвила передние лапки хвостом и посмотрела на пятнистую воительницу.
- Здравствуйте! Извините, что я вас прервала, мне очень неловко. - Честно произнесла кошечка. - Просто Бархатец так много рассказывал о рыбалке и рыбе. И даже обещал поймать мне рыбу. Я хотела посмотреть..

Отредактировано Ужик (2018-08-09 11:05:26)

+5

59

Ручей не смогла сдержать довольной улыбки и рвущегося наружу воодушевления: дома и земля лечит, и оставалось надеяться, что отряд, отправленный на разведку в лагерь, принесет добрые вести.
Сивая тоже была явно в духе: присматривая за котятами, старейшина светилась как солнечный блик на воде, и Ручей в сотый раз думала, когда уже её подруга решится завести потомство, ведь из нее выйдет ну совершенно необычайная королева.
Малыши резвились, хотя некоторые из них - ожидаемо - были в растерянности. Рожденные и вскормленные в лагере Грозового племени, несчастные котята не понимали, зачем их уводили из "дома", и у Ручей сердце сжималось от жалости к комочкам - но, тем не менее, разорвать эту ненужную связь с чужим племенем было необходимо, словно избавиться одним резким движением от клеща, присосавшегося к лапе.
Им понравится дома.
- Там что-то случилось? Серебро Звёзд как-то быстро исчез, - спросил Дербник, оставленный за усатого няня котятам. Обернувшись туда, где скрылся лидер в компании двух кошек, Ручей повела плечом и кивнула на Плавничка, который заново знакомился с сородичами.
- Каштанка и несколько из котят оказались пленниками у Двуногих. Я... не одобряю такого резкого порыва и таким маленьким составом, но все-таки Серебро Звезд пошел её вызволять. И многим уже неспокойно, - кивая на подходящего к ним Урагана, который был очевидно влюблен в Бежевицу, Ручей обменялась с горцем обеспокоенным взглядом и повернулась к юнцу, распрямляя плечи. Непривычно быть за главную.
- Ручей, - на резком выдохе мяукнул серый кот, - Слушай. Тот отряд, что отправился к Двуногим... Их уже довольно давно нет, и у меня нехорошее предчувствие. Я готов пойти и проверить, все ли у них в порядке - с твоего согласия, разумеется.
Серая кошка скрипнула зубами, нехотя разделяя беспокойство Урагана: лидера действительно не было слишком долго.
- Нам нельзя разделяться, Ураган. Не сейчас, когда... - она запнулась, поскольку в лагерь белой вспышкой влетела испуганная кошка, в которой Ручей с ужасом узнала Ассоль.
- Что случилось? Где Серебро Звезд? Бежевица? - воительница не узнавала свой голос. Какой бы ужас ни сказала сейчас белая кошка, серая не раз подумает о том, что эта невинная овечка заманила в ловушку лидера, соплеменницу, а теперь - захочет заманить туда и все племя? Кончик хвоста подрагивал, и Ручей откровенно нервничала, молясь предкам, чтобы Толстолобый принял в этом участие.
- Говори, - требовательно мяукнула серая на взволнованном, повышенном тоне. Ручей чувствовала, как рядом разнервничалась Сокольница, и понимала, что паника может захватить все племя целиком.

+4

60

- Разумеется наших!
Оцелотка лишь насмешливо фыркнула, всем своим надменным видом давая понять серебристому полосатику, что ни на коготь ему не верит, и только Звёздные предки знали, что на самом деле пятнистая кошка никогда всерьёз не ставила под сомнение преданность Бархатца. Конечно, таким не шутят. Оцелотка сама это прекрасно понимала, но что поделаешь, когда альтернативы не остаётся? Самым удобным для неё способом расправы с собственным беспокойством, или хотя бы частичным заглушением оного всегда был и остаётся он – всплеск эмоций. В данном случае слегка негативный. Забавно, что именно степень вспыльчивости на ровном месте являлась верным показателем душевного состояния золотистой охотницы. К счастью, Бархатец об этом не знал. Скажем, Змея, Ручей или Сивая могли бы что-то заподозрить. Не говоря уже о Речном предводителе.
«- Который что-то подзадержался в спасательном отряде…  лишь бы ума хватило не геройствовать в одиночку…» - Бежевица была слабой поддержкой, вернее, недостаточно опытной. К белой одиночке по имени Ассоль Речная вовсе не питала доверия.
Рассеянно кивнув головой, воительница внезапно наткнулась на раскаявшийся взгляд племянника. И пусть всё это время Оцелотка смотрела прямо на него, кошка будто впервые увидела молодого воина по-настоящему. Оказывается, он только что извинился за вспыльчивость, хотя по правде, прощения у него нужно было просить ей. И всё бы было хорошо, умей она найти нужные слова в подходящее для них время, но как говорится, увы и ах.
- Забудь, - резковато выдохнула охотница. – Ты славный воин, Бархатец, и ты нужен своему племени, - это было редкостью – услышать почти похвалу. Оцелотка признавала, что перегнула палку, и это был её способ сказать «прости». Поймёт ли полосатый?
Кошка с интересом ждала продолжения, но внезапное появление рядом маленькой говорливой Ужик заставило её подняться на все четыре лапы. Дернув ухом на торопливое извинение кошечки и её сбивчивое оправдание, пятнистая неопределённо хмыкнула, глядя на малышку сверху вниз. Затем её вниманием снова завладел Бархатец.
- Отнеси часть рыбы нашим, они, должно быть, соскучились по ней не меньше, чем мы. И раз уж у тебя появилась ученица, - Оцелотка перевела взгляд изумрудных глаз на Ужик. – Я надеюсь, ты присмотришь за ней, а заодно объяснишь, что котята должны делать то, что им велят старшие, - в голосе мелькнула стальная нота, но отвернувшись, золотистая кошка подобрала с мокрой земли скользкую рыбину, направившись в сторону своих соплеменников, собравшихся вокруг Ручей, которую Серебро Звёзд оставил за старшую.
Проходя мимо котят, она бросила им рыбу.
- Вот, перекусите немного. Для возвращения домой вам понадобятся силы.
Оцелотка видела, что Речные воины обеспокоены задержкой лидера не меньше, чем сама пятнистая. Бросив быстрый взгляд на Дербника, что первым озвучил мучившее её беспокойство, золотистая молча посмотрела на серую воительницу. Следом в поле зрения попал Ураган, который наверняка с ума сходил от тревоги за Бежевицу. Ручей честно пыталась их успокоить, но кошка заметила зеркальное волнение в синих глазах охотницы, не сомневаясь, что ту посещают схожие мысли.
Последней каплей переполнившей чашу терпения стала выскочившая из камышовых зарослей Ассоль. Оцелотке пришлось с силой впиться когтями в землю, чтобы не броситься на одиночку, ведь она явилась к ним одна!
«- Где мой брат?!» - низкое рычание исторглось из груди воительницы; она чувствовала, как шерсть на загривке встаёт дыбом. Ручей, к счастью или нет, справилась с собой, лишь тревожно повысив голос.
- Мы все тебя слушаем, - из последних сил сдерживая живую ярость, громче рыкнула пятнистая, сощурив горящие бирюзой глаза.

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни