cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни


нагретые камни

Сообщений 1 страница 20 из 83

1

http://s2.uploads.ru/8szfw.jpg


Исторически сложилось так, что Нагретые Камни частенько были спорной территорией племени Реки и Грозы, но бравые рыболовы отвоевали себе большую каменистую насыпь, которая даже в сезон Голых Деревьев нагревается так, чтобы на ней было лежать тепло и комфортно. Наставники любят приходить сюда с учениками, чтобы те могли понежиться в тепле между тренировками, да и воители в перерывах на охоте не упустят случай погреть кости и помурчать вдоволь.


0

2

главная поляна ▼ 

Бесшумный и едва осязаемый, словно струившийся туман, Мираж пересек стену из камышей и осоки, на несколько мгновений замирая неподалеку, чтобы убедиться в отсутствии преследователей. Тихие голоса соплеменников доносились с поляны, он понимал, что с каждой секундой задержки растет вероятность быть обнаруженным. Но от чего-то, так удачно начавшийся, решительный рывок загнал разум в тупик, лапы отяжелели, а на спину упал груз похлеще мертвого тела, заставляя прижиматься к земле как ползучему гаду. Силой заставив себя сделать несколько шагов назад, черношкурый попятился, а после резко развернулся и помчался сквозь березняк к реке, уже не пытаясь унять бешеную пляску сердца.

Адреналин разгонял кровь, ударял в голову, нагонял чувство нереальности происходящего. Длинные лапы глубоко утопали в снегу, но Миражу казалось, что он мчится громадными прыжками, будто воин тигриного племени. Эта мысль давила на голову, он не хотел признаваться себе в том, насколько спешит.
Знакомый, хоть и такой изменившийся, запах застал его врасплох. Мираж не ожидал учуять его здесь, в сердце территорий, да еще и возле реки. В голове всплыли слова Воплелапа о третьем лице в их компании, неужели Сталь и на приватную встречу притащил кого-то лишнего? Длинная морда непринужденно скривилась, это так было на него похоже. Мираж понимал, что собственными лапами загоняет себя в смертельную ловушку, ничем не отличаясь от идиотов-соплеменников, но что-то внутри заставляло идти ва-банк; он знал, что в противном случае все эти мысли, копошения в собственной голове утроятся, доведут до полного опустошения, и, на этот раз, не только морального.

  — Ты хотел меня видеть, - неслышно ступив на берег позади двух фигур, он раскрыл себя несколькими мгновениями позже, тихим, окутывающим басом. Это не было похоже на тот надсадный рык, которым обычно разменивался с собеседниками черношкурый, но вряд ли он сам это осознавал.

Отредактировано Мираж (2018-01-22 15:35:30)

+2

3

»родник


К тому моменту, когда они с Обскурой приблизились к нагретым камням, он успел привести себя в порядок и смыть с белоснежной шерсти все пятна крови и подтёки, кои могли ещё оставаться. Сейчас он должен был выглядеть сытым, невредимым и убедительным: его старый друг не был бестолковым куском шерсти, как Толстолобый или кто-то из тех выродков, кто пытался вырвать власть из его когтей ещё тогда, в гнезде. И сладкие песни здесь будут играть не самую главную роль.
— Чем скорее отберём эти земли у этих увальней, тем лучше, — раздражённо бросил через плечо изгнанник, убедившись, что его немногословная спутница следует за ним. — впрочем, ничего не мешает нам забрать у них немного рыбы по дороге домой, — усмехнулся в усы кот, довольно улыбаясь. Он хотел помочь Обскуре перейти на рыбный рацион как можно раньше, чтобы к моменту, когда они убьют и Серебро Звёзд, и Толстолобого, она не испытывала дискомфорта, находясь в лагере. Разумеется, земля давала своим жителям ещё и редких мышей и, - если повезёт - водоплавающих птиц, но, как ни крути, они не были основной составляющей рациона.
Чем ближе они подходили, тем сильнее поднималась шерсть на загривке у Левиафана. А не свалял ли он большого дурака, отправившись сюда без хорошего боевого отряда? Впрочем, что-то внутри него подсказывало, что их не будет ждать никакая засада, во всяком случае, не в этот раз. Мираж, если он не изменился, захочет или увидеть его, или выцарапать ему оба глаза слишком сильно, чтобы вовлекать в это дело каких-то сторонних вояк. Знакомый запах неуловимо витал в воздухе, заставляя разноглазого кота застывать в предвкушении.
— Ты хотел меня видеть, — раздалось позади. Кот медленно обернулся, удовлетворённо разглядывая резкие черты. Нет, Мираж совершенно не изменился, как и он сам - чёрный и белый, оба так схожие внешне, они смотрели друг на друга. Губы Левиафана растянулись в подобии радушной улыбки, на которую он только и был способен.
— О, ты не представляешь, насколько, — мурлыкнул изгнанник, подходя ближе. Он махнул хвостом, велев Обскуре оставаться на месте, а сам неспешно обошёл вокруг застывшего воина. — я ждал этой встречи, Мираж. Каждую ночь, когда я засыпал в самой помойной яме, я закрывал глаза и представлял, что скажу тебе, — невозмутимый голос сорвался в лихорадочный шёпот, в котором уже заискрилась одержимость. — Представлял, как вернусь сюда и заставлю жалеть всех и каждого о том, что они посмели изгнать нас. Когда ты не ушёл вместе со мной, я уж было решил, что ты предпочтёшь служение племени, — последнее слово кот словно выплюнул, не скрывая отвращения, — но ты здесь, такой же, как был, а наш бывший туговатый на голову сосед по ученической палатке командует Речным племенем, выбрав себе в преемники желторотого юнца, — Левиафан хрипло рассмеялся, представляя себе настолько нелепое зрелище. Затем он резко оборвал собственный голос и немигающим взглядом уставился в тёмные глаза того, кто некогда был для него без преувеличения всем. — Так зачем же ты продолжаешь терпеть их? Ты лучше них, Мираж. Никто из них не стоит и когтя на твоей лапе.

+4

4

---------->Родник
Тело Обскуры изнывало от усталости и боли, но кошка стойко держалась и не подавала виду. Лишь хромота могла рассказать о сегодняшнем дне. Обскура старалась не отставать от своего лидера, поэтому стиснув зубы, уверенно ставила прокушенную лапу в снег и пыталась нагнать изгнанника. И если остальные раны успели запечься и перестали нудно болеть, то с лапы сочилась теплая кровь, оставляя на снегу дорожку из капель.
"Поскорее бы добраться. Надеюсь Левиафан не надумает новую драку", - подумала одиночка и заметила как отстает от Левиафана.
Напрягаясь всем телом, коричневая ускорила шаг, скрипя зубами. В какой-то момент терпеть стало невозможно и лапа инстинктивно подогнулась под тело кошки и та нырнула всем тело в снег. Испуганно обернувшись, Обскура наспех встала и отряхнулась. "Главное,
чтобы он не заметил. Нельзя показывать слабость, дура",
- ругала себя бродяга. К счастью, Левиафан похоже был занят абсолютно другим и наверняка не заметил неудачи спутницы.
Чем скорее отберём эти земли у этих увальней, тем лучше. Впрочем, ничего не мешает нам забрать у них немного рыбы по дороге домой, - Обскура словила строгий взгляд товарища и вмиг приосанилась. Коротко кивнув, она выпрыгнула вперед, чтобы поравняться с разноглазым. Благо прыжок был недлинным и сработать можно было лишь тремя лапами. Поравнявшись глазами, невысокая Обскура с надеждой глянула в голубой глаз Левиафана.
"Да пусть хоть костлявая рыба, чем гниль с помойки", - в принципе одиночке понравился вкус рыбы и она была бы не прочь съесть еще одну, если бы не важная встреча Левиафана с кем-то. Наконец, изгнанник сбавил ход и золотисто-коричневая облегченно расслабила плечи. Осторожно озираясь по сторонам, она ожидала, что их ждет засада и сейчас придется опять защищать свою и шкуру товарища. Но ветер доносил лишь морозную свежесть, а на снегу не было посторонних следов. Внезапно Левиафан остановился  и кошка настороженно глянула на его носатую морду.
- Ты хотел меня видеть, - Обскура заинтересованно глянула из-за плеча и увидела угольно-черного поджарого кота. Повернувшись к нему головой, одиночка холодно оглядела незнакомца с кончика ушей до атлетично сложенных лап и вновь приподняла подбородок, показывая, что не испытывает к тому ни малейшего страха. Что ж, все-таки драка двое на одного гораздо легче, чем вышло на роднике. Внезапный жест Левиафана заставил Обскуру удивленно дернуть ухом.
"Так вот с кем он хотел встретиться", - золотисто-коричневая еще раз осмотрела местность на наличие посторонних. Переведя взгляд на черного кота, она медленно моргнула, немо поздоровавшись. Похоже эти двоим было о чем поговорить. Но кошке и дела не было до их разговоров. Политика и вынашивание планов совсем не по ее части. А вот подрать кому-то красивую шкурку - всегда пожалуйста. Обскура оценивающе глянула на поджарое тело Миража.
Убедившись, что их жизням ничего не угрожает, она глянула под лапы и заметила под собой капли крови. Чтобы незнакомец не заметил ран, Обскура отвернулась от него и приземлила пятую точку аккурат в грязный от крови снег. Одиночка принялась вылизывать заднюю лапу, чтобы остановить кровь, медленно капающую на снег. Спустя какое-то время боль начала утихать. Обскура закончила умываться и вновь повернулась к своему лидеру мордой. Она ловила каждое движение мышц Миража, чтобы в случае чего защитить Левиафана от  когтей незнакомца.
Без особого интереса она наблюдала за двумя сильными поджарыми котами. Ей были неведомы разборки Левиафана с незнакомцем, поэтому кошка отвлекалась тем, что внимательно осматривала местность на предмет чужаков. К счастью, чем дальше заходил их разговор, тем сильнее приедался запах речных котов и Обскура чувствовала себя более уверенно в незнакомой обстановке.
Внимание одиночки привлек еле заметный посторонний запах, но, сославшись на то, что она ни разу здесь не была, золотистая медленно встала и быстрой рысью побежала за уходящим Левиафаном. Лапа саднила, но Обскура старалась не показывать дискомфорта.
—————>заброшенное гнездо

Отредактировано Обскура (2018-02-11 11:47:50)

+2

5

Белоснежная морда озарилась улыбкой и Мираж угрюмо свёл брови, до последнего удерживая пасть закрытой, не позволяя ей исказиться презрением. Он много думал и представлял их встречу, но Сталь, впрочем, как и всегда, переплюнул его воображение.
Вальяжный взмах хвостом заставил обратить внимание на его спутницу. Тщетно пытаясь не реагировать на заискивающий шепот бывшего соплеменника, Мираж прижал уши, мазнув взглядом по некрупной кошечке. Неужели Сталь таки отрёкся от своего любимого братика и нашел новую игрушку? Насмешливые искорки в темных глазах перемежались с горькой озлобленностью.

  — Ты бросил меня! - не выдержав, взвился, разворачиваясь и приближая собственный нос к чужому, упираясь взглядом в холодные разноцветые глаза - Оставил гнить в этой выгребной яме! И теперь смеешь глумиться? - мышцы напряглись, а передние лапы затряслись от усилия сдержаться. Мираж приподнялся на цыпочках, оскалился, после также резко отступая, будто внезапно сменилась полярность их внутренних магнитов. Хищно опуская голову, он с исступлением мерил шагами небольшой пятачок земли, размахивая длинным хвостом. Желание соскоблить одержимую улыбку когтями, засунуть сиплый смех в глотку мучило разум, срывало голос, делало каждое движение ломаным, а конечности непослушными.

  — Похоже ты уже выбрал достойных, Сталь, - оборвавшись глухим свистом, дыхание встрепенуло напряженную грудь, сердце билось внутри заключенной в тернии пташкой, разум командовал остановиться - неужели у вас такой недостаток душ, что ты решил побираться здесь? - голос лился ровным рокотом, Мираж обрел внешнее спокойствие, но внутри все затаилось в ожидании ответа. Он знал, что пойдет за этим котом еще тысячу раз, выследит его на краю тёмного леса и вернет в мир живых, прикрывая спину, до последнего оправдываясь желанием убить собственноручно. Знал, но не признавал. Никогда не признает.

+2

6

— Ты бросил меня! — ответил ему Мираж, в порыве приближаясь мордой к его собственной. Разноглазый напрягся, но не шелохнулся, упрямо вглядываясь в тёмную радужку. — Оставил гнить в этой выгребной яме! И теперь смеешь глумиться? — старший воитель в гневе был похож на него - ни дать ни взять чёрный брат-близнец, хотя... хотя их души обе были черны в одинаковой степени.
— Я бы никогда не бросил тебя, если бы ты не свернул на неверную дорогу! — взревел Левиафан, с силой вонзаясь когтями в снег и размахивая хвостом. Белый покров под его лапами быстро стоптался и покрылся глубокими отметинами, но он не шелохнулся, плотно прижимая уши к голове и не отрывая взгляда от Миража. Само предположение, что он по собственной воле бросил черношёрстного кота в канаве, именуемой племенем, моментально распаляло его изнутри и вводило в состояние неудержимой ярости.
— Похоже ты уже выбрал достойных, Сталь. Неужели у вас такой недостаток душ, что ты решил побираться здесь? — внезапно стих голос его собеседника. Изгнанник зарычал, скалясь, но не делая ни единой попытки напасть. Короткая шерсть на его загривке стояла дыбом, а мышцы слегка дрожали от перенапряжения, пока он пытался справиться с нахлынувшими эмоциями. Пытался, но так и не смог.
— Карпозуб и Призрак давно говорили мне, что ты не поддерживаешь нас, Мираж! — вновь на повышенных тонах начал говорить Левиафан, совершенно не думая о том, что ранее он орал так, что это могли слышать аж в лагере, — Ты не примкнул к нам, не примкнул ко мне, и не ушёл за мной в изгнание, оставшись в тёплом гнездышке! Мы давно избавились от Карпозуба, очень давно, — с отвращением бросил белый кот, скривившись. — и, если потребуется, я также вспорю глотку Лютоволку, который одержим такими же глупыми амбициями и молоденькими кошками. Но, несмотря на то, что было в прошлом, я снова хочу позвать тебя идти со мной, — разноцветные глаза сверкнули лихорадочным блеском, за которым нельзя было прочесть истинных эмоций кота, — Речное племя обречено, Мираж. Серебро Звёзд - глупец, который не имеет никакого понятия, как управлять племенем, а его глашатай и того хуже. Мне не нужен никто из этих рыбомордых живых трупов, только ты, — вновь сорвался на хриплый шёпот изгнанник, но затем выпрямился и вернулся в привычное холодно-непроницаемое выражение. — скоро мы отправим их всех к их сентиментальным предкам. Это последний шанс занять правильную сторону.

+4

7

Казалось, голос Стали мог оглушить. Его друг никогда не отличался спокойствием в проявлении эмоций, но сейчас напор бил все рекорды, заставляя отступать. Приподняв переднюю лапу, всеми остальными Мираж впился в мерзлую землю, упорно прижимая уши и с тихим рычанием скалясь на каждое слово. Словно непослушный пес жесткого хозяина, он щурился и огрызался, но не решался наносить удар, будто противник был окружен невидимым барьером, неподвластен.

  — Слушай больше эту плоскомордую сволоту и своего послушного братца, - гортанным гулом подзуживал, не в силах держать пасть закрытой на такие провокационные ответы. Мираж услышал что хотел, вновь смирился с чужим доминированием - тело сигналило об этом, но разум не собирался так быстро сдаваться. Сталь был в своем амплуа - с лёгкостью перевел стрелки, приправив красивыми словами, а черношкурый исполнял свою роль: плевался, сопротивлялся, но шел следом, вновь балансировал на грани, игнорируя чужие удары.

  — Пока ты развлекался, я был там все это время.. Как думаешь, кому как не мне это известно лучше всего? - отмахнувшись от слов разноглазого, с презрением прорычал, а от чужого шепота и вовсе замер, застряв в около-охотничьей позе. Чтобы собраться, понадобилось несколько мгновений; темные глаза скользнули по мускулистому телу, вычленяя мелкие огрехи в невербальных знаках.

  — Я.. -  в горле пересохло и он хрипло кашлянул. Только Сталь мог видеть его таким и невероятное облегчение от нахождения рядом с давним товарищем просачивалось в каждую жилку, заставляя тянуть мгновения - Лагерь очень разрознен после вашего нападения, - беря себя в лапы, Мираж поймал хладнокровный взгляд собеседника, привычно сводя брови в решительно-обдумывательной мине - совсем скоро из лагеря выйдет пограничный патруль и там совсем не останется боеспособных единиц. С момента вашего изгнания молодняка стало куда больше. Его тоже можно использовать, - черношкурый замолчал, отвернув морду в сторону лагеря. Со Сталью необязательно было договаривать слова до конца.

+5

8

— Слушай больше эту плоскомордую сволоту и своего послушного братца, — не остался в долгу Мираж, но Левиафан лишь склонил голову и упрямо мотнул ею, отмахиваясь от нехороших мыслей, как от надоедливой мухи. Тем не менее, в самой глубине чёрной души затаилось холодное подозрение, а ту ли он сторону выбрал, прежде чем уйти бок о бок с Карпозубом. — Пока ты развлекался, я был там все это время.. Как думаешь, кому как не мне это известно лучше всего? — продолжил чёрный воитель, вновь и вновь заставляя изгнанника отступать в этом словесном поединке. Разноглазый кот упрямо сжимал челюсти, размахивая хвостом из стороны в сторону и хлеща себя по бокам.
— Если бы ты знал, как я развлекался, то не позавидовал бы мне, — рыкнул тот, с неприязнью вспоминая вонючий и грязный город, а также все забытые предками дыры, куда он был вынужден соваться, чтобы не сдохнуть от голода или злобной бездомной шавки. Однако взгляд его лихорадочно бродил по морде бывшего соплеменника, пытливо ожидая его ответа. Вряд ли сам Левиафан осознавал, как он выглядел со стороны, замерев, словно напавшая на след гончая, страстно желающая броситься на охоту.
— Лагерь очень разрознен после вашего нападения, — кончик белого хвоста задрожал, слегка подёргиваясь. — совсем скоро из лагеря выйдет пограничный патруль и там совсем не останется боеспособных единиц. С момента вашего изгнания молодняка стало куда больше. Его тоже можно использовать, — наконец ответил Мираж.
— Этой ночью всё поменяется, — с хрипотцой прошелестел разноглазый изгнанник, глядя на своего собеседника с нотами того, что со стороны можно было бы принять за... обожание? — держи ухо востро, Мираж. Наши старые друзья придут забрать то, что принадлежит им по праву, а я... а я приду забрать тебя из этой дыры, — по морде расплылась усмешка, когда белый кот развернулся и, кивнув Обскуре, пошёл в сторону своего временного жилища, сделав для себя мысленную зарубку в голове познакомить Миража со своей спутницей, когда они наконец вышвырнут Речных увальней туда, где им самое место.

»заброшенное гнездо двуногих

+4

9

[NIC]Очеретник[/NIC]
[AVA]http://s5.uploads.ru/EH7dC.png[/AVA]
----------------------->Палатка целителя
Быстро перебирая лапами, Очеретник спешил к Лунному Камню. Казалось бы, минутная задержка в палатке, чтобы сделать перевязку соплеменнику, а Очеретник с Клопом уже вовсю несутся по территориям Речного племени. Пробираясь сквозь камыши, целитель то и дело подгонял своего ученика.
- А ну-ка давай растрясем весь жир на боках, Клопушка. Надо б поднажать, - настрой у черно-белого был куда более оптимистичный. Каждый раз приходя к Лунному Озеру, Очеретник с особым интересом общался с Звездными предками, выпытывая у них каждую мелочь. "Вот уж точно, там самый сговорчивые коты!" В этот раз собрание могло быть еще более интересным, поскольку целители половину луны усердно пытались найти лечение для неизвестной хвори. А значит простым "здравствуйте" никто не отделается.
Очеретник не без восторга взглянул на хоровод снежинок, кружащий прямо у носа и вдохнул полной грудью свежий морозный воздух. Ничто не могло испортить столь красивый вид. Пока до ушей целителя не донесся странный звук. Не то деревья, раскачивающиеся от ветра, не то пробегающая мимо полевка... Шепот все сильнее и сильнее разрезал тишину и Очеретник заинтересованно повернул голову в сторону звука. Ему бы очень хотелось, чтобы это оказалась неприступная полевка, которая сама же прыгнет ему в рот. Но нет.  В нос ударил свежий запах соплеменников.
"Неужели братец отправил ночной патруль? Зачем будить бедолаг среди ночи?" - недовольно прогудел внутренний голос. Целитель практически отвлекся от непонятного звука, предавшись красоте здешних пейзажей. Клоп, похоже, был очень увлечен их совместным походом к озеру, поэтому сильно убежал вперед. Черно-белый целитель ни на секунду не сомневался в своем ученике и позволил тому самому выбирать дорогу до места назначения.
- ...что ты не поддерживаешь нас, Мираж!
Отчетливые слова врезались в сознание Очеретника и он вмиг остановился. Уловив взглядом убегающего Клопа, кот хотел было продолжить поход. Если бы не одно "но". В воздухе явно витал чужой запах. А голос. Этот голос он уже где-то слышал... Это явно не патрульные... Мало кто из Речных решается так дерзить Миражу. Черно-белый начал принюхиваться, пытаясь понять, что же происходит буквально под его волнистым боком.
- Подождете, Клопонька, ничего. Без меня ничего не начнется, - пробубнил себе под нос целитель и развернулся в обратную от Лунного озера сторону. Его вел интерес, еще больше разгорающийся от предположений. Проскользнув в заснеженные кустарники, Очеретник, вспомнив охотничью стойку, начал пробираться сквозь голые ветки. Широко распахнув голубые глаза, он старался уловить хоть какое-то движение впереди, но кроме колючих веток, лезущих прямо в морду, ничего не было видно. Но чем ближе подходил Очеретник, тем отчетливее становились голоса. И приподнятое настроение тут же сменилось чувством тревоги.
- Речное племя обречено, Мираж. Серебро Звёзд - глупец, который... - "Чего?! Что тут, Цап его дери, происходит?!"
Внезапно зрачок уловил едва заметное движение и Очеретник остановился. Практически зарывшись носом в снег, он медленно переставлял лапы, пытаясь понять, с кем же беседует старший воин. Судя по разговору, эти товарищи были давно знакомы, что еще больше разогревало пламя любопытства. Как только кустарники начали редеть, целитель остановился и лег, внимательно наблюдая за обстановкой. Вокруг Миража кружился гибкий, такой же жилистый белоснежный кот, а возле них мирно сидела золотистая кошка. Черно-белый целитель прищурился. Два разноцветных глаза скользнули по кустам, в которых засел Очеретник и кот обескураженно приоткрыл рот. Сталь! Изгнанник! На их территории! Вопросов было больше, чем ответов. С чего бы Миражу не выпускать когти на предателя?
Лагерь очень разрознен после вашего нападения, совсем скоро из лагеря выйдет пограничный патруль и там совсем не останется боеспособных единиц. С момента вашего изгнания молодняка стало куда больше. Его тоже можно использовать, - Очеретник удивленно вылупил глаза. Голова кружилась от переизбытка информации.
"Этот подлец с самого начала поддерживал Карпозуба и его прихвостней? Лисье дерьмо!"
- Этой ночью всё поменяется, держи ухо востро, Мираж. Наши старые друзья придут забрать то, что принадлежит им по праву, - целитель резко дернулся от столь неожиданных слов. Стараясь сохранять спокойствие, он начал отступать назад. "Нужно успеть предупредить Толстолобого и Серебро Звезд!"
План Очеретника мог бы сработать... если бы не предательская ветка, шумно хрустнувшая под весом целителя. Черно-белый замер и тут же поднял голову. Карие глаза, не моргая, смотрели прямо на Очеретника. Кажется, его заметили...

+5

10

Злость кипела в крови, но едва заметный укол жалости отзывался мелким зудом под шкурой. Нет, он не жалел Сталь, что прозябал в городе без него и страдал совершенно заслуженно, - ему было жаль время. Время, что они потеряли, пусть даже проведенное на смердящей помойке или в гремящем кузове чудища. Разноглазый приобрел бесценный опыт, прошел множество испытаний - и все без него.
Тихий голос поглощал разум Миража, он застыл, не в силах оторвать глаз от этого взгляда, не желая отпускать долгожданные мгновения так быстро. Будто вся жидкость внутри его тела с шипением испарялась, разогревая изнутри каждое сплетение объемистых мышц, разгоняя сердце, суша губы.

Сталь первым прервал зрительный контакт. « Угу, » - невозмутимо, с явным довольством, черношкурый хрипло хмыкнул, приоткрывая пасть. Ему казалось, что он пробежал с десяток марафонов, а после окунулся в ледяную воду - контраст чувств обуревал и нагонял на разум приятную опьяняющую дымку. Только сейчас Мираж осознал, насколько же он устал. Смазанным взглядом провожая напарников, пока белоснежный кончик хвоста не скрылся в темноте березняка, воитель даже не пытался обдумать произошедшее. Долгожданная пустота разгоняла эхо залежавшейся ярости и накопленной злости; справедливость и истинное величие обещали быть восстановлены.

Неторопливо поднявшись, Мираж покосился на тёмное небо. Ему следовало сделать немало до часа икс, времени на сон совсем не было. Гибкое тело податливо прогнулось, разгоняя кровь в каждую клеточку, ухо непроизвольно дёрнулось, уловив посторонний звук.
Словно по щелчку, кот переменился, сгущаясь как туча, возвращаясь к своему привычному состоянию. Рядом кто-то был, он чувствовал это каждой вибриссой. Хищный взгляд без труда выцепил цель, сосредотачиваясь на поблескивающей синеве. Лишь подступив достаточно близко и уловив витающий, до этого относимый ветром в противоположную сторону, запах Мираж узнал в своем преследователе лекаря.

  — Заблудился, Очеретник? - низко пророкотал, обходя заросли по кругу, словно пёс, загнавший добычу на дерево. Он зашел с подветренной стороны, убеждаясь в том, что ни круглощёкого мелкого прихвостня, ни кого-то другого здесь больше не было - Говорят, целители стоят над воинским законом.. это правда? - Мираж срезал круг, остановившись в хвосте от синеглазого. Кончики ушей подрагивали, черношкурый широко расставил лапы, утверждая собственную власть над ситуацией; он был готов схватить врачевателя за загривок при любой попытке избежать разговор. Вряд ли этот увалень бы далеко убежал, но шуму наделать мог немало. Не балуй, - хмыкнул, приближаясь на шаг и выпуская когти - птички спят. И мышки спят - не забываай, - взгляд полыхнул тёмным пламенем, когда воитель нараспев протянул последние слова.

Отредактировано Мираж (2018-01-31 14:58:29)

+5

11

[NIC]Очеретник[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/Rh41g.png[/AVA]
И верно. Пронзительный взгляд Миража, кажется, прожег дыру в черепе Очеретника. Черно-белый нервно сглотнул, но не предался панике. "Ну, молодец, Очеретник, прекра-а-асно". Напрягаясь всем телом, он встал на полусогнутые, собирая своим пушистым мехом сухие ветки.
— Заблудился, Очеретник? - зычный голос Миража проникал сквозь все тело, укалывая острыми нотками тонкую кожу. Демонстративно отряхнувшись от снега, целитель с трудом заглушил чувство тревоги и, как можно более обыденно и отречено отшутился.
- На своей же территории? - Очеретник вглядывался в каждое движение воина, пытаясь уловить его дальнейший ход действий, - не знаю как у вас, воинов, а к нам, целителям, - последнее слово черно-белый особенно выделил среди остальных, чувствуя приближающуюся опасность, - травы сами в лапы не бегут, как рыбы в лапы в сезон нереста.
Целитель тут же замолчал. Мираж начал кружить вокруг черно-белого, а тому оставалось лишь наблюдать. Не отрывая глаз с воина, просто наблюдать. Очеретник всеми фибрами души надеялся, что Мираж пошел на разговор со Сталью лишь, чтобы обмануть и выудить нужную информацию.
- Говорят, целители стоят над воинским законом.. это правда? - целитель полностью поднялся на лапы и нервно дернул хвостом. Тревожно перерывая снег под своими лапами, он не знал, чего ожидать от данной ситуации. "Играл ли он с ним или это действительно правда и этот кусок дерьма обманывал все племя?" Очеретник не решился ничего ответить. Не давая находиться Миражу за спиной, целитель следовал движениям воина, топчась вокруг на одном месте. Внезапно речной двинулся прямо навстречу Очеретнику и тот прижал уши. "И какой дурак придумывал закон? Лишь защищаться, Очеретник, ты можешь лишь защищаться". Каждая фраза, вырвавшаяся из уст черно-белого сейчас могла стать решающей. Он до конца надеялся, что Мираж не станет пренебрегать законом и не нападет на целителя.
- Не балуй, птички спят. И мышки спят - не забываай, - Очеретник сделал неуверенный шаг назад, и повел плечами. Широко расставив лапы, он выпустил в снег когти. Уйти отсюда невредимым ему точно не удастся. Проникаясь каждым словом Миража, Очеретник все больше и больше убеждался, что все эти луны жил рядом с грязным подонком, ловко водившим за нос все Речное племя. Собрав волю в лапу, кот нахохлился и нервно зашипел.
- Речное племя не простит тебе этой ошибки, Мираж. Никто не простит, вшивый предатель!
Очеретник злобно бил себя по бокам длинным хвостом, параллельно слыша громкие удары сердца в ушах. Он был безумно зол на Миража, но не меньше напуган. На мгновение закрыв глаза, он медленно втянул в легкие воздух. "Я готов". Распахнув веки, он агрессивно оскалился и встал в боевую стойку. Хоть где-то пригодятся боевые уроки...
Очеретник был готов встретить свою судьбу. Живым или мертвым, но он постарается сделать все ради спасения собственного племени.

+7

12

Очеретник кружил на месте, словно загнанная в угол дичь, вороша инстинкты черношкурого. Отчего-то врачеватель даже не предпринимал попыток убежать, только глубже зарывая в снег уже подмокшую, начавшую завиваться, шерсть. Мираж, словно медленно заключавший добычу в кольца питон, не прерывал зрительного контакта ни на секунду; сам при этом не изменял мерно порыкивающей пустоте в голове, не чувствуя ровным счетом ничего. Бесшумный, под его лапами даже не хрустел снег, приблизился еще на два шага, когда целитель отошел на один. Судя по всему, Очеретник был настроен драться, а это значило лишь то, что осложнений вроде погони или лишнего шума не возникнет, хоть утолить внезапно разгоревшуюся жажду наживы Миражу и не удастся.

  — Ты упустил один момент, - он склонил морду, не отрывая взгляда от глаз лекаря, глядя на него из под бровей - Речного племени уже давно нет, - низкие вибрации едва слышно спустили с губ презрительные, пронизанные ненавистью слова, а в следующее мгновение Мираж стремительно взметнулся, оказываясь у правого бока целителя быстрее, чем тот смог сообразить произошедшее. Ловким движением перекинув лапу через кудрявую грудь, он вонзился в толстую шкуру Очеретника, с мощным давлением разворачивая того к себе, взрывая кожу длинными загнутыми когтями. Один удар сердца, Мираж уловил расширившиеся от страха глаза и с запаздывающим, тусклым сожалением осознавая, что курчавый приходился ему одним из далеких родственников. Клыки легко вонзились в горло, заполняя рот солоноватой кровью; чужое тело несколько раз встрепенулось и обмякло, расслабились мышцы делая и без того немаленького кота тяжелее. С презрением оттолкнув от себя навалившийся труп, Мираж провел языком по губам, вытирая лапы о снег. Пугающая пустота не нарушилась даже огоньком возмездия, слабый, он тут же потух, принося удовольствия не больше, чем от убийства дичи. На всю процедуру и правда ушло времени даже меньше, чем на охоту, подтащив отяжелевшее тело к берегу, Мираж зашел в ледяную воду, затаскивая бывшего целителя на глубину с достаточно сильным течением. Лапы свело и черношкурый рыкнул под нос, разжимая когти и зубы. Не хватало еще быть погребенным вместе с этим отъевшимся глупцом. Разогнав кровь, выйдя на сушу, воитель тщательно прочесал местность, скрывая все улики до последней. Вряд ли у соплеменников будет время досконально прочесывать березняк, но рисковать они не могли.

Лишь когда все было готово, а шкура начисто вылизана, он направился в сторону лагеря, проклиная Очеретника. Оставить этих мышеголовых без целителя было неплохим ходом, но, вместе с ним, в течении реки пришлось оставить непозволительно много драгоценного времени.

▼ главная поляна 

Отредактировано Мираж (2018-01-31 15:44:50)

+6

13

<--лагерь Грозы
Длиннолапый вырвался вперед своих соплеменников, успев при этом ободряюще задеть хвостом своего рыжего... друга? Друг в случае этих молодых и полных сил воителей - очень неподходящее слово. Друзей Бархатец выбирает сам, изучает своих избранников, цепляет каждое их движение своими зоркими глазами цвета васильков. Только пройдя проверку, и только тогда, кот или кошка сможет разрушить стену недоверия в ранимом сердце и носить гордое звание друга. А вот Лещ... с Лещом все намного сложнее. Бархатец его не выбирал, даже на секунду не задумался бы о том, чтобы по своей воле делить мышку с этим юнцом. Лещ - подарок судьбы. Как вот, например, дарит она братьев. Никто не выбирает братьев, природа сама нагло подсовывает их зад тебе под нос. Может, этот рыжий - в какой-то мере брат Бархатца? Своих родных серебристый старался избегать, поэтому не мог точно сказать, подходит ли определение "брат" под их с Лещом отношения. Единственное, что он точно знал - нить судьбы плотно связала котов в тот момент, когда какому-то архитектору-новичку захотелось проложить мост меж разных миров их сердец: непроходимыми джунглями, пугающими своей неприветливостью, и милым городишком с мощенными красным камнем улочками да всеми удобствами, что их придумало для странников человечество. Обладатель мягкой шерсти чувствовал, что последует за энергичным напарником куда бы тому не захотелось, куда бы не завела его дорога.
Неприметный, он подобно стреле мчался вперед, с легкостью одолевая все препятствия на своем пути, будь то какие-то ветки, валуны или деревья. Ничто не могло помешать, потому что он бежал домой. Чем ближе слышался шум реки, тем быстрее мелькали перед глазами деревья, тем сильнее Бархатец работал лапами. Вот уже она видна во всей своей красе, переливается на солнце, купается в его теплых лучах и завораживает своим блеском. Кот резко затормозил, разбрасывая землю вокруг лап. Из лёгких будто выкачали весь воздух, сердце норовило сломать ребра, но он был счастлив. Знал, что его дом в опасности, но отчего-то повеселел.
Пришлось подождать других членов маленького отряда: котик и не заметил насколько оторвался. Два, три... Вот они тоже поровнялись с серебристым воителем и, переглянувшись, словно по невидимой команде, взмахом красной тряпочки, пошли в воду. Они - речные, поэтому мокрая шкура не страшит, а наоборот приободряет. Когда они в последний раз мочили свой мех? Бархатец не знал ответа на этот слишком сложный и слишком болезненный вопрос. Сейчас его мысли были заняты другим. Река встретила своих детей ласканиями  прохладных рук. Вскоре песчаное дно ушло из-под лап, а воитель даже не заметил этого, выполняя привычную для себя работу. Кот чувствовал себя в своей стихии, ему не хватало только рыбьего хвоста и чешуи, чтобы полностью походить на своих сородичей-рыб. Вот и нагретые камни порадовали своим привычным теплом подушечки лап. Спорные территории, которые определенно стоят того внимания, что ним наделяют эти прекрасные места.
- Нужно скрыть наш запах, - тихо, будто давая дружеский совет, мяукнул Бархатец, отряхнувшись от капель на короткой шерсти. Ветер беспощадно дунул на маленькое тельце, заставляя невольно содрогнуться. Но не только холод заставлял прижимать уши: не хотелось, чтобы разведчиков заметили. Все-таки врагов намного больше. - Хоть река и смыла большую его часть, никогда не будет лишним перестраховаться, правда?
Под конец голос едва заметно дрогнул.
Воитель осмотрелся, но не заметив никаких следов, указывающих на то, что где-то поблизости вражеский патруль, кот посмотрел на соплеменников, вопросительно изогнув бровь. "Что дальше?"
Толстолобый приказывал пройтись по самому краешку, что, собственно, Бархатец и собирался сделать, но окончательное решение всегда оставалось за мнением большинства. Право скоординировать дальнейшие действия отряда юнец также решил оставить "большинству", так как не желал иметь дела со всякого рода ответственностью. Сказали - выполнил. Ни больше, ни меньше.

Отредактировано Бархатец (2018-07-19 20:59:18)

+2

14

Вылазка началась и Сом, признаться, нервничал. Больше не из-за того, что их могли обнаружить, а из-за скорого присутствия на родной территории. Он переживал перед встречей с домом, будто бы тот мог не принять его. Страшно подумать, как могла измениться территория Речного племени, под лапами корыстных одиночек. Почему именно они? Почему нельзя было сместить племя Ветра, Теней? Да тех же самых Грозовых, чем они хуже? Порой Сом не понимал, почему судьба так несправедлива с Речными котами.
Юный Бархатец рванул куда-то вперед и его серая шерстка затерялась среди листвы леса Грозовых котов. Черно-белый не беспокоился, он просто следовал за ним, рядом с Лещом. Тот, видимо, тоже не особо спешил. Откуда в сером коте было столько энтузиазма и расторопности? В шпионаже спешка — последнее дело. Тут нужна аккуратность и внимательность. В голову Сома заползла мысль о том, что Бархатец мог запороть всю операцию, но ... она быстро отошла на задний план. В конце-концов, не будут же посылать в разведку абы кого.

— Я чувствую этот запах, — Едва уловимый запах Речных меток и более ярким — одиночек. Шерсть на холке воина невольно зашевелилась. Будто всем организмом он отвергал присутствие бродяг, даже малейший их запах. Обиднее всего было то, что главарем всей этой шайки был никто иной, как дядя — Лютоволк. Может ли быть такое, что главарь одиночек приметил Речное племя только из-за того, что в нем были родственные узы серого злодея? Быть может, он недолюбливал своего брата Кокса и теперь, решил отыграться на сыне? Что творится у котов, идущих тропой войны — сложно понять. Ну вот у Сома, например, была явная причина не любить любимого дядечку — тот отнял у него дом. А как на счет обратной связи? Что Сом сделал такого, из-за чего родственник совершил подобное?

Знакомый звон ручья воин приметил сразу, как только он едва стал слышим. Запах сырости, такой родной и приятный и вот, наконец: бегущая вода, что приятно поблескивала в глазах, несказанно радовала путников. Двое уже нагнали Бархатца и теперь весь патруль стал перебираться на другую сторону. Речная прохлада охватила тело Сома, когда тот погрузился. Лапы толкались от дна, ощущая мягкий песок. Тело толкало течение, желая унести дальше, куда то прочь из леса Котов - Воителей. Воин бы охотно поддался, но, не сейчас. Для начала, следовало вернуть отчий дом и удостоверится в том, что племя будет счастливо жить.

- Нужно скрыть наш запах, - тихо выпалил серый кот, когда трое перебрались на другой берег. Замечательная идея, вот только как? Сом пробежался взглядом по берегу, в поисках того, что могло сильно пахнуть. Но, в этом он не особо хорошо разбирался. - Хоть река и смыла большую его часть, никогда не будет лишним перестраховаться, правда?- На эти слова черно-белый уже не реагировал, так как искал что-то подходящее и вонючие. Он приоткрыл рот, пытаясь что-то учуять. Какие-то цветы, может, помогут, но только какие?

— Что может сойти за маскировку? Кто-то разбирается в травах? Может, есть что-то подходящее, сильно пахнущее? Не будем же мы валяться в мышином помете?! — Или будем? Возмущенно прошипел Сом, продолжая озираясь по сторонам. Он, на мгновение забыл что находиться на территории с враждебными котами, потому сказанная им фраза была слегка громковатой. Он осекся, поджимая уши к затылку.

+2

15

————>Главная поляна
Плавничка  трясло. Он несся сломя голову сквозь камыши и заросли. Пухлые лапы утопали в береговой тине, но котенок продолжал бежать и глотать соленые слезы. Он и сам не понимал, что сильнее его напугало — кожаные создания, ворвавшиеся в их мирную жизнь или брат, в одночасье ставший таким чужим и... вообще не братом.
Дыхание было сбивчивым, как и сам темп бега. Серый котенок постоянно спотыкался и тряс головой, сгоняя мокрую пелену.
Он не имел право так говорить!
Плавничок и сам не заметил, как забрел на неизвестные ему территории. Лишь привычная река бурлела где-то сбоку. А впереди резко поворачивала влево, обнажая огромные валуны, тянущиеся от одного берега к другому.
Эти голые чудовища наверняка всех убьют!
Громко фыркая и хлюпая носом, голубоглазый лишь ускорился. Но как только лапы ступили на береговой песок, малыш тут же запнулся и упал вперед. Прочесав носом песок, он так и остался лежать на земле. Закрыв морду передними лапами, он еще громче завыл, не соглашаясь с несправедливостью мира. Сейчас ему даже было плевать где он и нацдет ли его кто-то. Просто хотелось быть как можно дальше от накалившейся обстановки.
До ушей доносились чужие голоса, где-то позади. В них Плавничок узнал Мявру и Ассоль. Наплевав на собственный вид, он изредка вытирал катящиеся с щек слезы лапой, испачканной в песке. Вообще, сейчас все тело Плавничка было покрыто влажным мелким песком. Но его, конечно же, мало волновал этот факт.

+3

16

Главная Поляна ------>

Было две новости: такая себе и ничего такая. Такая себе была в том, что Обскура куда-то ускакала. Прямо в тот момент, когда Мявра отвлеклась! Грубиянка! Никаких тебе секретиков! Пф! Ничего такая новость была в том, что рядом с Мяврой была Ассоль. Мявре нравилась Ассоль. Она была не особо разговорчивая, и весьма славная. Такие кошки дают Мявре болтать очень много. А болтать Мявра любит.
Потому что историй у ней навалом.
- ...Ну и я ему такая: "ах, твои слова делают моё сердечко бум-бум", ага? И знаешь что? Он мне поверил, вот неудачник-то! Не, ну я всё понимаю, но я до этого минут пять вполне успешно притворялась крысой(секрет в том, что я до этого три дня не умывалась, хе-хе), и вот так вот быстро... - Мявра огляделась. - Матушки-кошечки, где-то рядом мои секретики! Ассоль, ты любишь секретики? Я просто обожаю. Однажды я нашла в этом лесу красивый остров с огромным дубом, вон тама-то и главный мой секретик. Жаль, я забыла, как туда добраться... Но если нам повезёт, мы здесь найдём мятную пищалку, три блистяшки, восемь ракушек и смешной синий цветок!..
Мявра дёрнула ухом. О, кто-то ревёт. Это тот ушастенький? Как там его... Сухочёк. Молочёк. Матушки-кошечки, какие же у лесных имена СТРАННЫЕ, ага?!
- У лесных странные имена, ага? - сразу же выпалила свою мысль Мявра, и двинулась навстречу звуку. - Пойдём его с собой искать сек... э-э-э охотиться возьмём? А то если пропадёт, то женщина Лютого будет недовольна. И, может, из-за этого и сам тоже, ага. Оно нам надо? Не надо, ага. Судя по ору, он... Ага, вот он! Э-э-э-эй!
Мявра задрала голову, чтобы получше разглядеть Плавничка. Расселся тут, пока мы дела делаем! Не позволю!
- Эй, ты, э!..
Мявра некоторое время недовольно смотрела на котёнка, а затем обернулась к Ассоль.
- Как его там зовут, не в курсах?

+7

17

Бархатец не мог не заметить реакцию воина на присутствие запаха одиночек, ведь ему тоже ударила в нос эта мерзость. А вот Лещ, обычно слишком уж веселый, сейчас был до неузнаваемости молчалив. Может, так на него подействовало возвращение в место, откуда их выгнали?
Серебристый осмотрел территории некогда своего племени, и грусть сразу же отразилась в глади озера его васильковых глаз. Лес ни чуть не изменился. Деревья все в том же учтивом поклоне опускают ветви под порывом ветра перед разведчиками, трава шелестит, нашептывая приветствия, а река весело плещется. Кажется, что здесь все так же, как и было раньше. Но нет, если присмотреться, более внимательно окинуть взглядом пейзаж, принюхаться и прислушаться, то вы поймете, что здесь не так. Запах, характерный речным воителям, наглым образом перебит запахом врага, а где-то там, в самом сердце родной, но такой чужой территории, живут незнакомые коты. Они разрослись, словно бурьян, закрывая собой все вокруг. Они неприятны для глаз, их нужно вырвать. Вырвать с корнем. В глазах же кормилицы Речного Племени, мелькает грусть, а прекрасное ясное небо сковано цепями грозных туч, явно показывающих, что дома отряд не ждут.
Сом зашипел, пожалуй, слишком громко, и Бархатец испуганно зыркнул на него, не забыв поспешно оглянуться по сторонам. За ними уже выслали боевой отряд? Их услышали и сейчас возьмут в плен? Или убьют? Но топота разъяренных лап не было слышно, поэтому кот немного расслабил плечи.
- Я в травах не разбираюсь, и нет, мы будем валяться не в мышином помете... - Бархатец дал надежду своим соплеменникам, но потом решил её растоптать, подобно разбалованной девчонке, желающей сорвать прекрасный цветок в соседском саду. - Но вам это все равно не понравится.
Ему и самому было страшно даже думать о том, что он собирался предложить. Но выхода не было.
- Вы находитесь на территории полной вражеских меток, - спокойно, с некоторыми нотками торжественности, объяснил обладатель васильковых глаз. - А это значит - у нас есть шанс остаться незамеченными очень легко и просто, без использования помета. Мы должны, - Бархатец понизил голос, - изваляться в пограничных метках.
Ну, это все же лучше, чем в дерьме. Хотя нельзя сказать, что занятие приятное.
Серебристый воитель уже хотел исполнить свой план, как заметил какое-то движение. Он точно не мог сказать кто это, ведь было далековато. Но даже отсюда можно было увидеть, что оно очень маленькое.
- Эй, Сом, Лещ! - кот настороженно замяукал. - Вы тоже это видите, или мне только кажется, что там кот... точнее, котенок?
Нужно было подойти поближе, но была опасность быть раскрытыми. Ведь котята не могут сами разгуливать по территории, так ведь?

Отредактировано Бархатец (2018-07-27 13:31:59)

+4

18

Казалось, слова воина о том, что мазаться в помете никто не будет — воодушевили Сома. Если их поймают, то, первым оскорблением, которое залетит в них, будет именно " замечание " о их дурном запахе. Воину не хотелось лишний раз принимать в себя яд одиночек, по причинам, в которых он не виноват вовсе. Однако, последующая новость Бархтаца, заставило Речного воина все же вернутся к мысли о том, что мышиный помет не так уж и плох.

- изваляться в пограничных метках. - Сома будто в дрожь кинуло, ему не послышалось? Это было светлой идеей, бесспорно, но стоило ли оно того? Хотя, о чем это он? Что может быть важнее родного дома и жизней маленький Речных котят? Он стиснул зубы, представляя, какую духовную цену он заплатит за подобные вещи. Хотелось уйти, не принимать в этом никакого участия. Изваляться в пограничных метках, черт, как это мерзко. Это ужаснее чем жить в лагере с Грозовым котами.

Первым идти воплощать светлейший план в действие черно-белый не решался. И вот когда тело полосатого Бархатца уже дрогнуло, в предвестии о первом шаге, все замерли, - Эй, Сом, Лещ! - Не уэ то в его голову пришло что - то более лучшее, чем пограничные метки? Может, они каким - то образом изменят внешность? Выдадут себя за бродяг или что - то типо того? Сомнительно, что родной дядя, пусть и не самый хороший, пропустит схожие черты в морде Сома. Бред какой - то. Однако, молодой воин хотел сказать нечто, что не связано с их операцией, - Вы тоже это видите, или мне только кажется, что там кот... точнее, котенок?

Сом устремил взгляд как раз туда, куда смотрел его спутник. И правда, маленькое серое тельце бездумно плелось по границе. Но что это за малыш? Быть может, это один из тех котят, кто оказался в плену? Убежал? Решил позвать на помощь? Черно - белый воспрянул духом. " Значит, с ними все в порядке. У нас есть все шансы спасти их, если это, конечно, наш котенок ... " Пытаться распознать запах было не лучшей идее, наверняка, в окружении одиночек, пленные уже потеряли бы свой родной аромат.

— Он один. Нужно вывести его отсюда, — Вызвался Сом, тревожно перебирая лапами. Если это свора обнаружит малыша, ничем хорошим это не закончится. Малец мог бы много сообщить о том, что происходит сейчас в лагере. Но было сомнение: сам ли малыш пришел сюда или он служил эдакой приманкой, для таких как отряд Речных котов? — Или подождать ... — Менее уверенно прошептал Сом, ругая себя за столько быстрые выводы о ситуации. Не будь тут товарищей, он уже наверное бросился за малышом. А ведь он был старшим из присутствующих здесь, нужно держать себя в лапах.

+4

19

Родник<-----------
Неподалёку от лагеря Ассоль натолкнулась на Мявру. Не то что бы это была плохая новость для неё. Мявра - милая кошка, хоть и очень болтливая, иногда излишне приставучая. Сейчас это играло не совсем на лапу белой. Иные одиночки просто обошли бы её стороной, точнее, они бы пошли своей дорогой, а Ассоль уступила бы им эту дорогу. Но невозможно уступить дорогу тому, кто итак никуда не идёт. Как, она и сама не поняла, одиночка уже шла рядом с Мяврой в направлении совершенно противоположном лагерю. Черно-белая говорила и говорила о чем-то, по Ассольв своих мыслях тщетно пыталась соымещать переваривание получаемой информации и раздумывание над путями отступления. К несчастью, собеседница её полностью контролировала ситуацию, постоянно обращаясь к белой и той ничего другого не оставалось, кроме как послушно кивать и идти.
- ... Но если нам повезёт, мы здесь найдём мятную пищалку, три блистяшки, восемь ракушек и смешной синий цветок!.
Ассоль нервно усмехнулась и взглянула на говорящую. Только она хотела что-то сказать, как где-то неподалёку слух её уловил безостановочные всхлипы и тихие шаги маленьких лап. Она обернулась на звук. Это был котёнок Каштанки. Совсем один!
- У лесных странные имена, ага?
Белая не слушала дальше. Отвернувшись от Мявры, она в несколько прыжков настигла малыша и встала перед ним, загораживая дорогу дальше.
- Эй, ты, э..!
Ассоль не была уверена, к кому именно обращается одиночка. Она просто смотрела на побитого и погруженного в себя котёнка, и сердце её сжималось от одного только его вида. Лапа кошки медленно коснулась подбородка малыша и потянула его голову вверх, заставляя заплаканные глазки посмотреть на неё.
- Как его там зовут, не в курсах?
- Шшш! - Моментально отреагировала одиночка по отношению к Мявре, впервые, кажется, за долгое время издав хоть какой-то звук. - Плавничок, что случилось?
Котёнок выглядел таким запуганным. Но что могло произойти с ним здесь? И почему он один? Где Каштанка?
- Всё хорошо. Пожалуйста, не бойся. - Она опустилась к нему, спиной загораживая от ещё одной пары глаз, лизнула малыша в макушку. - Расскажи мне.

+4

20

Сомнения старшего в их небольшой группе, передались и Бархатцу. Он поднял переднюю лапу, не решаясь сделать первый шаг в сторону котенка.
Почему-то внезапно вспомнилась Ужик и то, что эту кошечку серебристый уж точно бы не бросил, так почему колеблется сейчас? Разве можно выбирать между тем, чтобы спасти котенка и тем, чтобы просто пройти мимо? Щеки Бархатца пылали от стыда, ведь он только что чуть не совершил самую глупую в мире ошибку. А может, совершает прямо сейчас.
Ай, пошло оно всё к Звездоцапу или еще куда дальше! Полосатый  рванул вперед, песок уходил из-под лап, а в васильковых глазах отражался маленький комочек, который отряд так хладнокровно хотел оставить здесь совершенно одного.
Когда возле малыша появилось две кошки, две чужие кошки, Бархатец перешел на шаг. Могло показаться, что это уверенная ходьба, но внутри серебристый воитель сомневался все больше: туда ли он ставит свои лапы?
Вот они уже в паре лисьих хвостов. Пути назад нет. И как раз вовремя, заглянув за спину белой одиночки, полосатый узнал в котенке Плавничка. Плачущего Плавничка.
- Этот котенок наш, - слова, сказанные слишком резко, заставили серебристого немного прижать уши и опустить взгляд. - И мы были бы очень признательны, если бы Вы отдали Плавничка нам.
Вы - нам. Вот самое важное, что Бархатец очень разумно выделил в своей речи.
Последнее было сказано намного мягче и дружелюбнее, после чего Бархатец заглянул в глаза белой. Той, что успокаивала малыша. Воителю именно она показалась более понимающей. В васильковых глазах горела надежда. Бархатец, как всегда, не желал применять силу, пока можно вести мирные переговоры.
Его взгляд опустился ниже, на маленького заплаканного комочка, и сердце невольно сжалось. Как он только мог задуматься над тем, чтобы оставить младшего соплеменника с этими... ради спасения своего пушистого зада от больших проблем?

Отредактировано Бархатец (2018-07-31 08:29:55)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » нагретые камни