cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » заводь


заводь

Сообщений 61 страница 68 из 68

1

http://sf.uploads.ru/t9p0Y.jpg


В отдалении от лагеря и шумного течения реки, которое непрерывно слышится на фоне, находится тихая, уютная заводь. Ответвление реки, превратившееся в небольшой закуток, что стал не только миловидным местом, но еще и хорошим местом для рыбалки: мелководье прогревается быстро и становится домом для мальков, мелких рыбешек, хищных рыб и даже уток, ондатр. Прекрасное место, чтобы отдохнуть, насладиться запахом реки и шумом камыша, а еще как следует порыбачить.


0

61

поляна реки.

Куда он вёл Цепкую – Клоповник сам не знал. Наблюдая за короткими лапками, он то и дело подергивал нервно хвостом и цеплял на шерсть ветки ближайших деревьев, будто бы хотел оставить как можно больше запахов родного племени на своих плечах. Отсутствие логичных мыслей, как таковых, наконец, не давили, а давали свежесть и бесконечную лёгкость. Клоповник даже остановился, но лишь на время, чтобы вдохнуть в лёгкие побольше воздуха. А затем обернулся на Цепкую да улыбнулся ей. Пожалуй, впервые за несколько лун он был по-настоящему счастлив.
Лапы привели его на заводь. Остановившись подле кромки воды, Клоповник испуганно взглянул на свое отражение и отметил, что сегодня выглядит необыкновенно хорошо. Впавшие после долгих лун бессонницы глаза казались живыми, а шерсть, обычно свисающая колтунами по бокам его худого тельца, выглядела прилизанной. Уж не Малютка ли заходила в перерывы между воинским ремеслом и отдыхом? Клоповник совсем выбился из сил. Ему бы тоже отдохнуть.
Вместе с тем, заводь его пугала. Он ощущал себя так, будто бы последний разговор с Очеретником, случившийся именно в этом месте, произошел несколькими днями ранее. Для Клоповника заводь была особенным местом, священным, точно его палатка. Точней, больше не его.
Он вспомнил взгляд немигающих глаз Черепа, легко улыбнулся и посмотрел на небо. Сколько Бурозвёзд не обещал ему в момент посвящения, ни черно-белый наставник, ни ледоглазый воин не приходили к коту во снах. Зато, совсем недавно его посетило нечто иное.
- Цепкая! – выдохнул он оглушительно громко, а затем с легким смешком повернулся к ней. С озорством во взгляде осматривая подругу, он отошел чуть дальше от воды – как раз на то место, где когда-то стоял Очеретник. Клоповник помнил этот день также ясно, как помнил расположение веток в своей шерсти: - Посмотри, какой сегодня прекрасный день! И как звонко поют птицы!они молчали, будто бы знали, к чему собирается подвести бело-бурый.
- На днях меня направляли Звёзды, Цепкая! Я могу с тобой поделиться, могу рассказать тебе всё, что знаю. Но для начала расскажи и мне, много ли ты усвоила за наше обучение? Могу ли я тебе довериться?
Клоповник знал – верил – напарница с легкостью поймет, что именно он вкладывал в слово «довериться». Осмотревшись по сторонам, он отметил пару-тройку лекарственных трав, затем жестом пригласил ученицу ближе к себе и загадочно сверкнул глазами. Ничто не могло заглушить песнь души, струящуюся тёплым потоком.
- Звёзды говорят, я должен уйти – они верят, что ты готова, и справишься.
Клоповник не знал, правильно ли он трактовал свои видения, однако, мысли о том, что он сможет выбраться из коробки, которая на протяжении долгого времени давила ему на голову, была радужней любых других. Он был готов мурлыкать под нос все лесные мотивы, которые только знал. Он, наконец, сможет увидеть мир.
Он даже не задумывался о том, что возможность увидеть мир лишит его возможности контактировать с племенем.
- Поэтому, я хочу, чтобы ты была первая и единственная, кто узнал об этом от меня. Я передаю тебе свои знания и свой статус. Теперь ты – полноправная и единственная целительница племени.
В мгновение его улыбчивое выражение морды сменилось серьезным и, казалось бы, мрачным. Смерив серьезным взглядом Цепкую, он переступил с лапы на лапу и вгляделся в её янтарные глаза, ожидая понимания.
Он знал, что его не получит.

Отредактировано Клоповник (2018-08-31 23:03:34)

+9

62

Главная поляна --->

Кошка со всех лап бежала на целителем. Ветви больно хлестали по бокам, но Цепкая больше обращала внимания на свою лапу. Иногда та умудрялась неожиданно подворачиваться, вынуждая желтоглазую чуть ли не зарываться носом в землю. Но теперь она знала, что со временем это пройдет. Лапа разработается и перестанет выкидывать такие фокусы. "По крайней мере Клоповник так говорил, но у меня даже лапы живут своей жизнью, а они еще и на язык мой жалуются, вот ведь наивные!"
С каждым шагом они все больше отдалялись от лагеря. Клоповник выглядел странно. Не похожим на себя. Не похожим на того сосредоточенного и серьезного кота, который был все это время. Он был... рад? Но чему? В лагере осталась раненная Ручей, Клоповник вряд ли оставил бы её одну без присмотра без важной причины. "Так что же это тогда за причина? Куда мы идем?"
- Цепкая! - Целитель остановился на заводи и обернулся к ней. Его громкий голос еще не успел раствориться в воздухе, как ученица остановившись, зацепила пушистым хвостом за что-то. Но разительная перемена во взгляде, внешнем виде Клоповника заставила её резко выдернуть хвост из плена даже не оборачиваясь. Он улыбался! Желтые глаза его сияли. Совсем как звезды. - Посмотри, какой сегодня прекрасный день! И как звонко поют птицы!
- Ты по дороге нигде не ушибся? Местом откуда уши растут. - Недоуменно спросила Цепкая и наклонила голову, вглядываясь в фигуру целителя внимательнее. Звенящая тишина опустилась на двух котов, остановившихся на заводи. Лишь тихий плеск волн говорил о том, что они не оглохли. Не было никаких птиц. Усиленно кошка пыталась понять, что прекрасного бело-бурый нашел в этом дне. Но не находила.
- На днях меня направляли Звёзды, Цепкая! Я могу с тобой поделиться, могу рассказать тебе всё, что знаю. Но для начала расскажи и мне, много ли ты усвоила за наше обучение? Могу ли я тебе довериться? - Желтоглазая прищурилась и подступила к Клоповнику поближе. Ей начало казаться, что это очередной урок. Он хочет её чему-то научить, что-то рассказать. Замерев в лисьем хвосте от целителя, Цепкая перевела взгляд на травы, куда тот кинул быстрый взгляд. Названия этих трав и как их применять она помнила. Совсем недавно они уже встречали эти травы в другом месте. Но сейчас Цепкой что-то подсказывало, что он не спрашивал про травы. Не спрашивал помнит ли она. (Да и сам ведь будил по ночам, чтобы спросить что-то из того, что они проходили, чтобы ученица могла оказать помощь даже если её поднимут среди ночи). Здесь дело было в другом. В чем-то очень важном. По настоящему важном.
- Ты можешь на меня положиться. Я не подведу. - Тихо сказала Цепкая, глядя Клоповнику прямо в глаза. Раньше она не задумывалась о том, как они были похожи. Два желтых взгляда, бело-бурые шубки. Вот только у Клоповника было озеро терпения, а у Цепкой - язвительности. Прекрасная пара.
"Он получил знак Звездного племени? Он хочет поговорить о нем! Наверняка это очень важно для племени!" - Мысли мгновенно закрутились в голове у кошки. "А может он хочет попросить у меня помощи истолковать этот знак? Поэтому такая секретность, поэтому спрашивает о доверии!"
- Звёзды говорят, я должен уйти – они верят, что ты готова, и справишься. - Улыбаясь, продолжил Клоповник.
"Что?"
- Поэтому, я хочу, чтобы ты была первая и единственная, кто узнал об этом от меня. Я передаю тебе свои знания и свой статус. Теперь ты – полноправная и единственная целительница племени.
"Что за дурная шутка?"
Но целитель больше не улыбался. Его глаза были серьезны как никогда. Сердце Цепкой, кажется, пропустило удар. Все остановилось. Теперь понятно, почему молчали птицы. Кошка медленно встала, не сводя взгляда с морды бело-бурого. Все так же медленно она стала обходить его по кругу, вглядываясь в мельчайшие детали на шубе Клоповника. Запоминая. Запоминая каждое мелкое пятно, запоминая мелкие отметины на шкуре друга.
Во всё такой же звенящей тишине Цепкая окончила свой обход и остановилась напротив кота. Резко рванувшись вперед, она повалила его на землю, навалившись сверху.
- КАКАЯ БРОДЯГА ТЕБЯ УКУСИЛА? - Оглушительно взвизгнула Цепкая прямо в морду не ожидавшего такого целителя. - ТЫ С ДУБА СВАЛИЛСЯ? ИЛИ ПЕРЕПУТАЛ ЗВЕРОБОЙ С ВАЛЕРИАНОЙ? Ты, - Уже тише добавила кошка. - Никуда не пойдешь. Я обучалась воинскому искусству, в отличии от тебя. И смогу тебя удержать. - Нос желтоглазой почти ткнулся в нос Клоповника. - Я не пущу тебя.

Отредактировано Цепкая (2018-09-01 00:01:00)

+10

63

Наблюдая за реакцией подруги, Клоповник поежился. В минуту ему стало зябко и одновременно стыдно находиться под таким пытливым взглядом ученицы, что он потупил взгляд, не в силах сдерживать минутные порывы перечить указаниям, данным свыше. Он нужен в другом месте – он чувствовал это еще тогда, когда вступил на поляну Речного племени после долгих лун скитания по территориям Грозы. Чувствовал, когда видел, как бывшая соплеменница на глазах убивает Черепа, как одиночки кричали и улюлюкали, выживая больше не его соплеменников с территорий племени. Клоповник все больше и больше задумывался о том, что неверно трактовал данное ему пророчество, но его душа так хотела спокойствия. А здесь, на территориях, где каждый соплеменник счастлив возвращению в лагерь и верит в исправление одиночек, Клоповник не чувствовал спокойствия. Река больше не была его обителью, его домом.
Он успел задержать дыхание за секунду до того, как тяжелый бок ученицы – сказывались учения Вспышки – ударил его. Поперхнувшись воздухом, бело-бурый упал на спину и тут же показался придавлен той, кому еще время назад не доверил бы и войти в палатку, а сейчас мог с легкостью доверить жизнь. Удивленно выдохнув, он закашлялся, не в силах оторвать взгляд от мягко-желтого сияния глаз Цепкой. Он не мог не разглядеть в её взгляде ту боль, которая сжимала и его сердце невидимой когтистой лапой. Где-то на подкорке головного мозга Клоповник ощущал, что все продолжает двигаться неправильно, неестественно. Но в этот раз он был готов.
Рассмеявшись – так болезненно и грустно – он машинально обхватил лапами подругу, едва-едва сжал ее, прижимая к пушистому животу, а затем, слушая ее прерывистую пламенную речь, поднял голову и надавил подбородком на лоб янтарноглазой, ткнулся носом между ушей Цепкой. Он оставлял ее запах в своей памяти, вычлененный из приевшегося и тошнотворного рыбного аромата. Цепкая была для него особенной, и Клоповник, если бы он не был скован племенными и врачевательными законами, непременно взял бы её с собой. Возможно, даже бы не спрашивал. Схватил что потяжелее, ударил бы по голове, а затем взгромоздил себе на спину да отправился в другие, еще неизведанные миры. Но Клоповник не был эгоистом – он был целителем, и всегда следовал законам. Всегда следовал принципам, привитым с рождения и ученичества. И даже сейчас принципы брали верх над его разумом, помутнённым минутной слабостью и огнём янтарных глаз.
Цепкая была для него спасением. Цепкая была для него холодной водой в жаркий день. Цепкая была для него той, кого Клоповник отрывал от сердца с леденящей кровь болью. Ему было тяжело, но в то же время невообразимо спокойно. Особенно сейчас, когда он ощущал каждой подушечкой своих лап спутанную и шелковистую на ощупь шерсть его ученицы. Его целительницы.
- Ты и сама знаешь, - хрипло, будто бы последняя вспышка смеха забрала с собой звонкий голос молодого целителя, выдохнул кот, а сам не смел отодвигаться: - Не пустишь – уйду сам. В чем-то мы с тобой похожи. Оба – настоящие упрямцы.
Он взмахнул хвостом, срывая засохшие ветки, а затем подумал о том, как бы красиво смотрелась лаванда в шерсти бело-бурой кошки. Жаль, Клоповник не успел научить Цепкую прятать целебные растения под мехом, чтобы всегда носить их с собой.
- Не становись мной, Цепкая. Когда я уйду – не вини себя. Жизнь – она огромна: только оглянись. Мне следовало съесть ту горсть мака, я думаю. Следовало, чтобы оставаться спокойным. Ты чувствуешь? Я трясусь от осознания, что дальше меня ждет неизвестность. Забвение. Поэтому, единственное, что я хочу сделать – оставить тебя в своей голове. Навсегда.

+10

64

От крика саднило горло. Сердце бешено колотилось в груди, казалось еще немного, и оно выпрыгнет. Прямо в лапы Клоповника. Цепкая прижимала кота к земле, но тот даже и не думал сбросить её. Наоборот. Обхватил лапами и слегка надавил. Когда желтоглазая замолчала, целитель рассмеялся. Очень горько. Хрипло, как будто в горле у него был огромный ком. Тот самый, что сжимал и горло ученицы. Бело-бурый поднял голову и прижал подбородок к макушке кошки. Эти прикосновения жгли. Жгли как самый настоящий огонь. Как пламя её души, зовущее, даже кричащее прекратить все это. Пламя души. Желающее, чтобы все это оказалось всего лишь сном, чтобы сейчас они снова проснулись в привычной палатке, в окружении запаха целебных трав и свежего мха.
- Нет, - Прошептала Цепкая. Кому это предназначалось? Клоповнику? Или себе? "Этот смех как плачь. Этот смех как спасение. Но от себя не спастись. Не убежать..."
- Ты и сама знаешь, - Отчаяние сквозило во взгляде Цепкой. Она не могла поверить в реальность происходящего, твердила себе, что это дурной сон, но сон не кончался. Было больно. Куда больнее, чем когда кошка ранилась. Больнее любой раны, больнее всех неудач. Больнее смерти отца. Больно. Ученица хотела зашипеть, зарычать на кота, заставляя его замолчать, не говорить больше ни слова. Но не смогла. Этот до невозможности большой ком, застрявший в горле, не позволил произнести и звука. Уши прижались к голове и Цепкая посмотрела на целителя с мольбой.- Не пустишь – уйду сам. В чем-то мы с тобой похожи. Оба – настоящие упрямцы.
Цепкую словно огрели тяжелым по голове. Она хотела порвать его в клочья. На подстилки! Для котят, для больных, для себя! Она хотела вцепиться зубами в его загривок, да покрепче! Не отпускать, не позволить уйти! Она хотела столько всего сказать. Но не могла. Лишь тихий шепот смог прорваться сквозь этот огромный ком в горле.
- Ты не уйдешь. - Голова безвольно опустилась на грудь целителя. Как можно было отпустить целителя племени куда-то? Как можно было отпустить наставника? Как можно было отпустить друга? "Друга или?.." Это была не привязанность. Нечто большее. Цепкая не знала, всегда ли ученики целителя чувствуют к своим наставникам эту всепоглощающую теплоту. Эту благодарность. "Он наверняка думает, что я самая невозможная ученика на свете. Самое худшее, что с ним могло приключиться. Неужели он уходит поэтому?" - Отчаяние наводило на все более абсурдные мысли. "Звездное племя не могло потребовать от него уйти. Не могло же? О, предки!"
- Не становись мной, Цепкая. Когда я уйду – не вини себя. Жизнь – она огромна: только оглянись. Мне следовало съесть ту горсть мака, я думаю. Следовало, чтобы оставаться спокойным. - Снова подал голос Клоповник. А Цепкая едва слышно зашептала ему в плечо:
- Следовало. Следовало хорошенько надрать тебе уши, чтобы бы и думать о таком не мог. Чтобы не мог уйти.
- Ты чувствуешь? Я трясусь от осознания, что дальше меня ждет неизвестность. Забвение. Поэтому, единственное, что я хочу сделать – оставить тебя в своей голове. Навсегда.
"Всё бесполезно." Ярость. Цепкая резко вскочила и отшатнулась от Клоповника.
- Ах! Ах трясешься! Ты знаешь, ЧТО я чувствую?! - Хотелось заплакать от отчаяния, но желтоглазая запрокинула голову к небу, пытаясь преодолеть это противное щипание в глазах. - Забвение?  Я хочу убить тебя. - Она опустила голову, её взгляд был сейчас лезвием. В желтых глазах плескалось столько боли и ярости, что казалось еще немного, и кошка действительно с когтями кинется на бело-бурого. - Чтобы ты остался здесь. Остался со мной. Там, - Цепкая махнула хвостом за спину. - Твое родное племя. А ты хочешь уйти. Оставить всё. Забрать лишь воспоминания. Воспоминания без надежды вернуться. - Цепкая со злостью полоснула куст сбоку от себя, срывая уж отцветший репейник. "Совсем как наша дружба?" Кто бы мог подумать, что они так привяжутся друг к другу, что теперь будущее, которое неотвратимо приближалось было так болезненно для них? - Ты столько еще не успел мне рассказать. Столькому не успел научить. - Она знала, что никогда не забудет этих глаз. Никогда не забудет его.
Цепкая взяла в зубы репейник и подошла к целителю. Однажды она уже подкладывала репейник в подстилку Камня. Она вытянула шею и прицепила его на загривок Клоповника. Цеп-кий.
- Не уходи.

Отредактировано Цепкая (2018-09-01 01:42:30)

+9

65

Каждое его слово пресекалось её голосом. Каждое её слово отдавалось в его голове будто ударом еловой шишкой. Вздрагивая каждый раз, когда Цепкая подавала голос, Клоповник смотрел в небо, ощущая тупую боль в груди. Когда умер Череп, Клоповник чувствовал безысходность и ярость. Когда умер Очеретник – чувствовал безграничную тоску. Теперь настала его очередь умирать. И пусть эта смерть будет не такой, какая настигла Очеретника и Черепа, но почему-то Клоповнику казалось, что его уход можно отнести к концу жизни. Он отрёкся от всего и не жалел об этом. Он еще так молод, но уже ощущал большую ответственность. И то, что происходит с ним сейчас – последствия ответственности, потери контроля и невнимательности. Последствия всего того, что случилось с бело-бурым в лагере Грозы. Что случилось с ним дальше. Последствия, которые горят во взгляде Цепкой, отскакивают от её запаха, звучат вместе с её словами. Её мольбами.
А она повторяет одну единственную фразу, бьёт Клоповника ей в грудь, и кот чувствует, как хочет завалиться на бок и забыться. Он хочет запомнить её, хочет видеть каждый день с рассветом и каждую ночь после заката, но в то же время не хочет видеть никогда, лишь бы потушить ту разожженную искру, оставленную ей где-то в груди.
Впрочем, он и завалился на бок, едва Цепкая слетела с него ураганом, отшатнулась от него как от огня. Он не смотрел на нее – взгляд бегал по земле, стараясь ухватиться хоть за что-нибудь. Ему бы заземлить себя, перестать ощущать панику, навеянную её словами и своими выходками. Он свободен, как всегда хотел. Вот только почему несчастен?
- Я не могу остаться, не сегодня. Не сейчас. Ты, как моя ученица, должна понимать, что пророчества для того и существуют. Знаешь, быть может просто Звёзды разочаровались во мне, вспоминая, как глупо я выглядел, свалившись в приступе чахотки в Грозовом племени. Они подарили мне тебя именно в тот момент, - не в силах лежать – земля казалась ему ледяной, несмотря на достаточно жаркий день – Клоповник поднялся на все четыре лапы и снова заглянул в глаза подруге, надеясь на какое-либо понимание.
- Это не моя воля, Цепкая! «Хотя, я тоже приложил к этому лапу»Я не могу противиться. Ты знаешь. И ты тоже не можешь противиться.
И все же он чувствовал – она старалась смириться. Она пыталась идти на поводу здравого смысла, хотя эмоции раз за разом брали верх. И Клоповник прекрасно понимал это – его эмоции взяли верх сейчас, когда она счёл логичным попрощаться с ней, а не уйти в ночи, как планировал раньше.
- Мы еще встретимся, - пообещал он ей, а сам себе не поверил. Мир огромен – Клоповник сам это говорил – невозможно пересечься с кем-то, в особенности, если отправляешься далеко. А именно туда и собирался бывший целитель: - Встретимся, и я расскажу и научу всему, что захочешь. Я даже ради такого научу взбираться по деревьям и прятаться в тенях. А может быть, узнаю, как коты Ветра так выбрасывают лапы вперед, чтобы быстро бегать. Я научу тебя.
«Всему, но не целительскому искусству. Остается надеяться, что я дал тебе больше, чем мне дал Очеретник в мои годы учения»
Он проследил за тем, как репейник – частичка Цепкой и частица Речного племени – взгромоздилась на его загривке, закусил губу и сморгнул непрошеные слёзы. Оставаясь под влиянием слов Цепкой, он оставался стоять истуканом, продолжал оправдываться. Возможно, будь тут кто-то другой – Клоповник бы ушел сразу.
Клоповник не стал выводить никого другого на разговор.

+8

66

Клоповник уже не был той безвольной тушкой, что лежала на земле не поднимая взгляда. Но и счастливым не выглядел, как когда они только пришли сюда. Он сообщил ей эту новость с улыбкой на губах. А теперь выглядел так несчастно, что сердце Цепкой разрывалось в клочья. Она не знала, что еще можно сделать, чтобы он передумал. Никакие слова не помогали. От них становилось только хуже и ей, и ему.
- Я не могу остаться, не сегодня. Не сейчас. Ты, как моя ученица, должна понимать, что пророчества для того и существуют. - Слишком много эмоций, слишком много разных чувств сейчас перемешались для такой маленькой кошки. Она не было готова к такому. Ученики целителей знают, что однажды наставник покинет их, покинет, чтобы встретиться на небесах, в следующую Ночь половины луны. Но он уходил не туда. Его путь лежал за пределы владений Звездного племени. И она никогда уже не увидит его, если он уйдет сейчас. Даже когда когда они умрут, их дорожки не пересекутся в небесах.
"Так вот каково это быть целителем. Когда на лапах умирает друг, а ты не можешь помочь." - Для нее это была смерть. Такая же неминуемая, неотвратимая. Забирающая один за одним тех, кто когда-то был ей дорог. Она знала, что не всех целители могут спасти, что многое было в лапах их звездных предков. И вот теперь эти предки забирали его. Её Клоповника. Так рано. "Может это ошибка?"
- Знаешь, быть может просто Звёзды разочаровались во мне, вспоминая, как глупо я выглядел, свалившись в приступе чахотки в Грозовом племени. Они подарили мне тебя именно в тот момент, - Клоповник заглянул в глаза ученицы, словно бы искал в них что-то, чего в них нет.
- Если бы они разочаровались, они бы не послали тебе знаков. Они бы не говорили с тобой. - Цепкая стояла перед Клоповников и не знала, что ей делать. "Неужели все и вправду бесполезно?.." И вторя ее словам, целитель добавил:
- Это не моя воля, Цепкая! Я не могу противиться. Ты знаешь. И ты тоже не можешь противиться. - Желтые глаза долго смотрели на морду бело-бурого. Два желтых взгляда сейчас были подобны двум звездам, что встретились, вспыхнули. И погасли.
- Не твоя воля? Значит ты не хочешь уходить? - Цепкая не отводила глаз, словно пытаясь заглянуть в самую душу Клоповника. В самые темные и далекие ее уголки. - Звездное племя выбрало тебя носителем своей воли. - Вот только голос звучал немного хрипло от криков и тускло, почти не выражая уже ничего. Краски перестали иметь свое значение. Только желтые глаза. - Так неси же её с честью.
- Мы еще встретимся, - Как же ей хотелось верить этому обещанию друга. Как хотелось верить. И она верила. Отчаянно, с болью на сердце, но верила. Это еще не конец. - Встретимся, и я расскажу и научу всему, что захочешь. Я даже ради такого научу взбираться по деревьям и прятаться в тенях. А может быть, узнаю, как коты Ветра так выбрасывают лапы вперед, чтобы быстро бегать. Я научу тебя.
- Это ведь не конец, правда? - Тихо спросила Цепкая. - Умирая, ты не умрешь никогда. Здесь, - Кошка коснулась больной лапой груди. - Здесь я буду ждать тебя. И здесь. Ты не умрешь. Звездное племя обязательно сведет нас.
Клоповник застыл напротив нее, не смея пошевелиться. А Цепкая, казалось, стала еще меньше. Она безвольно опустила хвост и прижала уши к голове. Кошка знала, что это самое большое испытание, которое только могло выпасть на её долю. Отпустить друга. Отчаянно цепляясь за надежду увидеться еще хоть когда-нибудь, желтоглазая сделала шаг вперед и коснулась носом шеи целителя.
- Ты самый лучший целитель, который только был на этих землях. Ты столькое вынес. И теперь Звезды забирают тебя. Но это еще не конец. - Цепкая отстранилась. - Не конец, слышишь! Не потеряй себя на перепутье бесчисленных дорог. Сохрани то, что тебе дорого. Сохрани меня.
Из уголков глаз протянулись две мокрые дорожки, тут же затерявшись в шерсти. Она не скажет ему "прощай". Нет.
- До свидания, мой милый Клоповник. - Больно. Как же было больно. Звезды вспыхнули. И погасли. Оставив после себя хлопья пепла. Но где-то под этой серой грудой остался маленький уголек, и даже время останется над ним не властно.

+8

67

Он видел в её глазах звёзды, видел в её движениях лёгкость и уверенность. Он видел в ней себя - того, которым Клоповник был раньше. Он видел в ней будущее, когда как в себе не видел ничего. Темнота - будто бы кто-то взял и съел солнечный диск его души, предоставляя ему самому решать, что делать дальше. И он решил - решил ещё давно, но только сейчас осознал это. Его вечное одиночество,  предсказания, данные звёздами и судьбой - всё это сбывается сейчас. Цепкая говорит что-то о перепутьях, но Клоповник не слышит ее, лишь заставляет себя выдавить улыбку и в последний раз коснуться мягкой шерсти лесной целительницы. Речной воительницы, чья судьба оказалась предрешена.
Забавные игры у невидимой старухи: со всеми теми, кто был дорог Клоповнику, она разрывает ветви судьбы железными зубами. Жаль только не даёт ответов - не разъясняет, почему все сложилось так, а не иначе. И если он смог простить судьбе и Предкам смерть Очеретника и Черепа. Если смог подарить им счастье сестры не требуя взамен ничего, то простить разрыв с Цепкой он не смог. И не сможет никогда.
- Такая наша доля, - хрипло выдыхает он, стремясь не поддаваться эмоциям. Когда-то он умел это делать, переживая все в себе, но не сейчас. Его душа кричала, просилась выбраться на волю из костяной клетки, просила простить Предков и остаться рядом с Цепкой. Клоповник не смел просить об этом - если он останется рядом, если будет каждый день заглядывать в её глаза и ловить там те же самые эмоции, что и сейчас, то он умрёт. Съест себя изнутри, лишь бы не страдать, не мучиться от осознания того, что он не в праве изменить то, что было предрешено. Звёзды оставили его, передали его судьбу в чужие лапы, и, наконец, сегодня был тот самый первый день, когда он решил все самостоятельно. Вот только хорошо ли ему от этой самостоятельности?
- Наш конец не сегодня, Цепкая. И даже не завтра. И не через пару лун. Наш конец никогда не случится - будь уверена. Я не оставлю тебя. Я всегда буду здесь - в твоём сердце и в твоей голове. И в минуты, когда тебе будет невообразимо плохо, - как например сейчас, - Вспомни обо мне. И я приду: падающей звездой, стрекотом кузнечика или внезапно залетевшим в палатку клопом. Но я буду рядом с тобой.
Он замолчал не в силах обещать не потеряться - уже потерялся. Потерялся в её ярких глазах, в коих затесалась грусть. Потерялся в её узких плечах, которые, несмотря на свой вид, оказались бесконечно сильными. Он потерялся в ней самой, а потому повторял ее имя в своей голове снова и снова, будто бы боялся забыть его.
Он знал, что никогда не посмеет забыть.
Нельзя растягивать прощания, что они, впрочем, уже сделали. Лёгкой поступью Клоповник отошёл от бывшей ученицы и улыбнулся вновь, желая, чтобы Цепкая запомнила его улыбку - не печальные глаза цвета Сезона Листопада - запомнила его звонкий недовольный голос, говорящий снова и снова о существующих травах. Он хотел, чтобы она помнила каждую веточку в его шерсти. Слишком эгоистично для бывшего целителя, но Клоповник смог позволить себе такое хотя бы один единственный раз.
- До встречи, Цепкая. Пусть Звёзды подарят тебе самое звучное имя, и пусть его напевает листва в предрассветное утро. Пусть природа расскажет мне о том, как твои дела, а я, в свою очередь, расскажу о своих. Береги себя. И позаботься о Малютке.
Он развернулся, не в силах удерживать внезапно нахлынувшее чувство тревожности. Нельзя оставаться ещё дольше - лапы прира гдестут к земле, и тогда Клоповник точно никуда не уйдет.
Он направился прочь от лагеря, прочь от племени, прочь от неё, не смея оборачиваться. Лучше раздробить все ветви заранее - прямо сейчас, не восстанавливая их единственным зрительным контактом. Будет время, и Клоповник вернётся обратно. Вернётся, надеясь, что его Цепкая всё ещё ждёт и верит.

с речных территорий. конец игры.

+11

68

Это место навсегда останется в её памяти как место расставания. С прошлой жизнью, детством, Клоповником. Цепкая знала, что уже никогда не сможет появиться здесь со спокойным сердцем. Всегда перед глазами будет морда целителя, его горящий желтый взгляд. А в тихом плескании волн будет слышаться его хрипловатый голос.
- Наш конец не сегодня, Цепкая. И даже не завтра. И не через пару лун. Наш конец никогда не случится - будь уверена. - Подтвердил её слова бело-бурый. Тепло разлилось по телу, оно омыло кошку с кончика ушей до самого хвоста.
- Когда придет время, мы встретимся. Мы будем дышать, мы будем жить, пока в нас живет эта вера. Звездное племя разделило наши тела, но не души. Оно уводит тебя прочь, стелет перед тобой множество разнообразных дорог, показывая тебе новые краски этого мира. А меня оставляя служить племени. Верой и правдой. Изо дня в день, из луны в луну, прожигать себя. Но помогать. И я помогу. Я наберусь тех знаний, что ты не успел мне дать. И когда мы встретимся вновь... И когда мы встретимся вновь, ты будешь гордиться мной. Я обещаю. - Смирение с неизбежностью не приходит сразу. И сейчас кошка не чувствовала, что смирилась с этим, но все давно решили за них. Как бы они не боролись за свою судьбу, как бы не кричали, что сами все решают. Сейчас это был не их выбор, и впервые, наверно, Цепкая склоняла голову перед Звездным племенем оставляя осадок на душе. Она попыталась. Да что говорить, она всеми силами пыталась оставить Клоповника здесь.
Я не оставлю тебя. Я всегда буду здесь - в твоём сердце и в твоей голове. И в минуты, когда тебе будет невообразимо плохо. Вспомни обо мне. И я приду: падающей звездой, стрекотом кузнечика или внезапно залетевшим в палатку клопом. Но я буду рядом с тобой. - Хотелось протянуть лапу, дотронуться до шерсти целителя. А еще лучше вцепиться зубами и не отпускать. Но вместо этого она стояла и смотрела на самого дорогого для неё во всем мире кота. И молчала, не в силах больше произнести ни слова. Она будет помнить, обязательно. Она помнила его больного, в палатке Грозового племени, где Клоповник лежал едва живой, с хриплым дыханием и жаром горячего тела. Помнила, как он шутил на ней, как кашлял, дразня. Как показывал травы и поднимал среди ночи. Помнила и берегла эти воспоминания.
- До встречи, Цепкая. Пусть Звёзды подарят тебе самое звучное имя, и пусть его напевает листва в предрассветное утро. Пусть природа расскажет мне о том, как твои дела, а я, в свою очередь, расскажу о своих. Береги себя. И позаботься о Малютке. - Он развернулся и бросился прочь. От родных территорий, от дома, от неё. Его путь лежал далеко-далеко. А её место здесь. Где поет свою песню река, где птицы рассказывают сказки, а деревья шепчутся между собой. Она нужна была здесь и не имела права уходить.
Ведь теперь она - целитель.
- Я позабочусь о Малютке, не переживай. Пускай дорога твоя будет лёгкой... - Силы разом покинули коричнево-белую. Она смотрела вслед уходящему другу, но вскоре он скрылся из виду. Она постояла еще немного, утирая лапой слезы, а затем резко встряхнула головой. Она должна оставаться сильной, если не ради себя, так ради племени и Клоповника. И сейчас никому не нужны были её переживания. Внутри стало пусто, словно часть кошки вынули и унесли. Так не разбирая дороги она поплелась в лагерь.

---> Палатка целителя

Отредактировано Цепкая (2018-09-01 15:15:29)

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » заводь