cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 541 страница 548 из 548

1

http://s3.uploads.ru/6jFRA.png


Небольшая поляна, светлым островком вырисовывающаяся посреди вековых сосен и пушистых елей, защищённая густыми сплетениями зарослей терновника и ежевики. В сердце лагеря племени Теней не бывает жарко даже в самый солнечный день, ведь тени многолетних деревьев плотным навесом надёжно защищают обитель Сумрачных котов от лучей солнца. В сезон Голых Деревьев тут, напротив, теплее, чем в лагерях остальных племён. Пушистые кроны вечнозелёных елей защищают от прямых порывов северного ветра, принимая на себя удары метели и пурги. В углу поляны на холме возвышается большой остроконечный валун – Скала предводителя, которую глава племени использует для проведения собраний и церемоний. Чуть поодаль, ближе к выходу, расположена Куча с едой, куда охотники складывают пойманную за день дичь. Палатки членов племени расположены вереницей у защищённой кромки поляны, на всё том же холме, представляя собой цепочку хорошо укреплённых убежищ для отдыха и сна.


0

541

Подлёдная неопределённо повела плечом, не желая подтверждать слова Снеголапа о том, насколько нелегко отделалась от атаки племенной защитницы одиночка, и уставилась на Ястребиного, очевидно подкалывающего её брата. Пф-ф, коты. Чего они постоянно цепляются друг к другу, жить в мире не могут?
- Ради моих нежных чувств я бы тебя ещё столько же лун в учениках подержала, будь я на месте Когтезвёзда, - чему-чему, а отшучиваться в напряжённы ситуациях научилась она у самого Ястребиного. Может, и не так успешно, как черногривый, но она старалась, прилагая к освоению этого навыка все силы.
Подлёдная притянула к себе прокушенную лапу, пряча от общественных глаз улику, заметив оживление на поляне. Причиной тому стал вернувшийся Когтезвёзд, задержавшийся в лесу. «Проверял следы одиночек. Проверял меня», - сразу поняла белошёрстная, стыдливо прижимая уши к затылку и отворачиваясь от соплеменников, утыкаясь взглядом в полноцветную зелёную ограду лагеря.
Наставник взлетел на скалу, громким кличем призывая своё племя собраться на главной поляне и внемлить его словам.
«Ну всё».
Ученица знала, что этот день когда-то настанет, обязательно настанет. Сейчас прямо при всех, так, чтобы ни единая живая душа не упустила его слов, чтобы даже нерожденные котята были свидетелями её позору.
«Я могу ещё всё исправить, пожалуйста, последний шанс!»
Скрепив сердце, Подлёдная задрала голову, уставившись на наставника и предводителя и уже слыша, как он обвиняет её в том, что она не делала.
«Нет, делала. Всё наперекор Воинскому Закону. Конечно, я должна понести за это наказание».
Кошка снова припрятала прокушенную лапу за здоровой передней, выпрямилась, чувствуя тёплый бок брата рядом с собой, и постаралась максимально спокойно и достойно выдержать ответный взгляд Когтезвёзда. Пусть знает, что она готова ко всему. Пусть знает, что она прекрасно знает о том, что совершила, и о том, что за это обязана понести.
«Наказание».
А что, если он её изгонит из племени? Как того одиночку, что приказал однажды атаковать им с Ястребиным?
Подлёдная вздрогнула всем телом.
«Я не буду одиночкой! Лучше уж умереть, лучше уж униженно прислуживать каждому в племени Теней, но не становиться такими... такими как они. Бродягой без племени».
Шепотки потихоньку стихали, соплеменники заканчивали предполагать, зачем предводитель их созвал, и приближался момент, когда Когтезвёзд заговорит о ней. О том, что она, Подлёдная, сегодня сделала, как предала их всех, как приютила одиночку и позволила ей остаться на земле племени Теней.
Ей хотелось перебить наставника, выскочить вперёд, доказать всем им, что предводитель понял всё не так... Но не могла. Ведь он был прав и близок к настоящей правде.
«Праздник. Конечно, для тебя - праздник».
Нет, не посмела изображать из себя нечто, внущающее жалость. Она - ученица предводителя, и она готова отвечать за свои поступки. Разворот плеч, осанка, посадка головы, ледяной спокойный взгляд, ровно обернутый вокруг лап хвост. Никто не посмеет выказать ей жалость, никто не увидит её внутренних слёз и бурь. Никто не увидит, что скрыто за белой шерстью и полосатой мордой.
И тут - сердце пропустило удар.
Поднявшись, пронзённая неожиданными словами предводителя, на ватных лапах Подлёдная вышла в очистившийся центр поляны, во все глаза глядя на предводителя. Сегодня она станет - что, неужели? Она правда не ослышалась? Ей это не снится на солнцепёке?
Воительницей.
Сегодня она станет воительницей.
«Только не сейчас, только не сегодня!» - чуть не взвыла Подлёдная. За что, за что он решил посвятить её сегодня в воительницы?
«Я не готова. Я нарушила Воинский Закон. Я так и не научилась его соблюдать, так и не научилась защищать своих соплеменников. Высокие звёзды, я - была - влюблена - в - иноплеменника!»
Речь наставника медово изливалась рекой, расхваливая на все лады стоящих перед ним оруженосцев. Каждое его сладкое слово, чарующее раньше, камнем падало в душу Подлёдной, сдавливая грудь, мешая делать глубокие, спокойные, жизненно важные вздохи.
«Он правда обо мне так думает? Или говорит только в отношении Ястребиного?»
На мгновение ученица зажмурилась. Она знала, сама знала, по своим внутренним ощущениям, что церемония посвящения в воители должна стать для неё самой счастливой в жизни. В конце концов, после такого обучения, после стольких переживаний, стольких лун, показавшихся бесконечными, она наконец-то будет той, кому доверят возглавить патруль, той, кому однажды доверят оруженосца, той, что однажды познает радость материнства, имея сладких рыженьких и белых котят, умиляющих всех и вся вокруг.
И ещё она знала, что Воинский Закон только-только повернулся к ней хвостом, показывая все свои прорехи, как в долго валяющейся на солнцепёке убоине. В нём было столько дыр, столько несовершенств, что можно было извернуть в свою сторону, и она не может давать клятву верности такому Закону. Она хотела усовершенствовать его. Превратить в Закон без единого изъяна.
«Смогу ли я достичь этого, поклявшись в верности несовершенству, что я решилась защищать?»
Вопрос эхом отозвался в словах полосатого, заставляя раскрыть глаза и посмотреть на него, видя интерес в горящем янтаре.
«Доверишь ли ты мне свои жизни, Когтезвёзд, - мне, своей ученице, теперь уже воительнице?»
- Обещаю, - сорвалось с её губ - осознанно и неосознанно, будто по привычке, вслед за братом и другом, эхом.
«Обещаю. Обещаю, что ты будешь мной гордиться. Обещаю, что однажды ты назовёшь меня лучшей во всем Лесу кошкой. Обещаю, что защищу всех своих соплеменников - всё племя Теней. От любой угрозы. Я обещаю это тебе, и всем, и себе самой».
И всё же первым имя получил Ястребиный. Ястребятник.
Затем - брат. Снегопад.
На её имени Когтезвёзд замер, медля. С колотящимся сердцем Подлёдная вытянулась в струнку, пожирая его голубыми глазами, пытаясь понять, о чём он думает. О том же, о чём и она?
- Отныне твоё имя Наледь.
«Наледь».
Новое имя пронзило её до пят, словно проникая в каждую частичку бывшей ученицы - новоиспечённой воительницы - и превращая её в эту самую Наледь. Где-то теперь Коршун, чтобы пошутить о том, что она до сих пор не утопла подо льдом в озере? Или в этот раз он подберёт более удачную шутку о её воинском имени?
Предводитель спрыгнул вниз, по очереди подходя к молодым воителям, позволяя им соблюсти церемонию посвящения дальше. Когда полосатый оказался рядом с ней, Наледь с достоинством лизнула его в плечо, почувствовав тяжесть мощного подбородка на своей макушке. Она не стала ничего шептать ему, зная, что сейчас - да и потом - он не поймёт, и всё же внутренне про себя снова повторила свою клятву.
«Я помню, как нас скрепила твоя - или рысья - кровь, когда ты только подарил мне моё прошлое имя. Эта связь между нами не прервётся, Когтезвёзд».
Она обернулась к брату, прильнувшему к ней, как только бывший наставник вернулся обратно на скалу. Новое имя непривычно резануло по ушам, и Наледь ласково лизнула белого в щёку, благодаря за поздравление.
- Ты тоже, Снегопад.
Она села рядом с ним, внимательно следя за тем, как котята Тростинки переживают свою первую в жизни церемонию. Все они казались такими молодыми и полными надежд на новую жизнь, отчасти Наледи было жаль, что она ещё долго не будет спать с ними бок о бок в одной палатке. Мальвочка, например, была бы хорошей соседкой, с которой можно было бы поговорить на ночь о чём-либо, обсудить котов или просто вылизать друг другу бока после тяжёлого дня.
А может, из-за Позёмки Наледь просто была слишком благосклонна ко всем трёхцветкам.
А вот среди девочек Тайги и Стрелолиста оказался один сюрприз по имени Ивушка. Наледь удивлённо дёрнула ухом, узнав, что малышка решила посвятить себя травам, - наконец-то у старого Ольхогрива снова появилась компания в палатке.
«Что ж, пусть освещают звёзды твой путь, Ивушка».
Церемония была длинная и полная событий, потому Наледь вместе со всеми выдохнула после окончания речи Когтезвёзда и вдохнула побольше воздуха, чтобы вознести в небеса имена новопосвящённых.
- Снегопад! Ястребятник! - она споткнулась на собственном имени, с дрожью слушая, как оно прозвенело в глотках котов Теней, и снова присоединилась к стройному хору голосов. - Мятный! Блохолапка! Ежехвост! Мальволапка! Ивушка!
Ей хотелось лично подойти и поздравить котят, отныне живущих в её бывшей палатке, но тут снова к ней подскочили чёрный и белый, насмешливый огонь и кипящий лёд, самцы.
- Я позже, обязательно, конечно, - отмахнулась от предложения сходить к целителю Наледь, не без содрогания представляя эту встречу. «Не хочу снова объясняться с ним по поводу моих небъяснимых ран. Да и лапа меньше болит, когда на неё не наступаешь, и ночь бдения на носу, всё будет нормально. выживу, переживу, и не такое бывало».
Лишь бы не уснуть так позорно, как в прошлый раз, когда Когтезвёзд велел считать ей лягушек.
Слабо улыбнувшись, Наледь перевела взгляд на Ястребятника.
- Удивляюсь, что это ты мне об этом напоминаешь, - она взмахнула хвостом и задрала голову, уставившись в темнеющее небо. - Знаете, вам обоим есть о чём помолчать и о чём подумать. О новом статусе, например, и защите племени, - Наледь поднялась на лапы, перенеся вес на здоровую сторону тела, и потихоньку попятилась от обоих.
- Пойду-ка я сторожить снаружи, - «надо побыть одной», - и вам удачи, - Наледь развернулась с желанием резво поскакать в сторону выхода из лагеря, но удалялась медленной гордой походкой, стараясь больше не выставлять напоказ свою хромоту.
По пути она постаралась пройти рядом с новопосвящёнными котятами, радостно им улыбаясь.
- Учитесь хорошо, не позорьте нас, - к ближе всех стоявшей Мальволапке Наледь прикоснулась хвостом, даря самую тёплую из своих улыбок. - Если мне разрешат, буду рада позаниматься с вами когда-нибудь, - «как это часто делают взрослые воители с чужими учениками», - сладко зажмурилась кошка.
Сердце постепенно отпускало, больше не было рьяного желания остановить Когтезвёзда, прервать церемонию. Решение, клятва, обещания, связавшие её отныне и навек с племенем Теней, были приняты - окончательно и бесповоротно. Больше ничего не изменить.
«Я теперь не имею права думать о своих родственникам в племени Ветра. Не имею права давать слабину и мечтать о том, как уйду к ним жить. Не имею право проявлять милосердие и сострадание к одиночкам».
Наледь тяжко вздохнула, усаживаясь у внешней стены лагеря, и вытянула раненую лапу, позволяя ей отдохнуть. Задрав голову, белая кошка уставилась на появляющихся воителей Звёздного племени.
«Молчаливые звёзды, здравствуйте. Сегодня только мы с вами, сон соплеменников, тишина и спокойствие. Никаких рысей, никаких Зверей, пропавших отцов и сбежавших котят. Только не в ту ночь, когда я стала Наледью».

+4

542

начало игры

Пыль только-только вернулся с охоты, и зашёл в лагерь Сумрачного племени ни с чем. Дичь так и не нашлась на территории племени, Пыль даже не почувствовал запаха ни единой, даже самой худенькой, мышки, и, полный разочарования, и с пустым желудком, вернулся в лагерь. Но, больше чем собственный пустой желудок, Пыль беспокоило то, что теперь и никто в лагере не поест, ведь он так и не сумел ничего поймать. Оставалось надеяться, что другим воителям удастся поймать чуть больше дичи, чем ему самому. Также, Пыль беспокоила засушливость и духота, которые особенно чувствовались из-за его густой, плотной шерсти, и снижали продуктивность чуть ли не до нуля. Раньше Пыль был способен отыскать воду почти в любом месте на территории племени Теней, чтобы насладиться ей, утолить жажду, и, с новыми силами, продолжить охоту или патруль, но сейчас почти вся территория пересохла, и жажда мучила воителя намного больше. Порой ему не удавалось пить целый день, и в самой его середине, когда было жарче всего, Пыль чувствовал себя наиболее скверно. Но воитель держался, и всё равно прилагал все усилия, чтобы добыть что-нибудь съестное для племени. Иногда получалось, но бывали и такие дни, как сегодня, когда поймать что-либо было совершенно невозможно.
Остановившись посередине поляны, Пыль прислушался. Теперь, когда охота была окончена, а он совершенно выбился из сил, воитель нуждался в коротком отдыхе и какой-то компании. Заняться ему было больше нечем, и кот принялся искать кого-то, кто был бы готов скоротать время с ним. В лагере, пока что, творился настоящий ажиотаж. Котов было много, все шумели, и, слушая обрывки фраз соплеменников, Пыль понял, что только-только пропустил посвящение. Жаль, конечно, но ведь он занимался полезным делом, пусть и не принёсшим успеха, так что едва ли кто-нибудь станет на него злиться. К тому же, свидетелей и без него набралось много. Пыль, однако, мог и без своего присутствия на посвящении порадоваться за соплеменников и котят, ставших настоящими учениками, а также выразить им свои поздравления, что он и сделал. Затем, вновь оставшись наедине с самим собой, Пыль продолжил с благоговением вслушиваться в слова соплеменников, ожидая, теперь уже, скорее, услышать указания от глашатая или предводителя, если вдруг такие поступят. Таким образом он и стал случайным свидетелем разговора Тростинки и Игольчатого. С удивлением посмотрев в их сторону, Пыль медленно подошёл ближе, чтобы узнать, в чём дело, и как вернулся Игольчатый. Пыль увидел, как ловко Тростинка перекусила ошейник кота, и медленно подошёл ближе, чтобы дослушать рассказ, к которому он и сам теперь испытывал настоящее любопытство, стараясь не шуметь, чтобы не отвлекать рассказчика.
Поздравляю, Тростинка, твои котята только что шагнули в настоящую взрослую жизнь! Это очень важный шаг для них, — Дождавшись, пока Игольчатый закончит свой рассказ, Пыль подошёл ещё ближе, и вклинился в разговор, только потом задумавшись, так ли нужно было разговаривающим его присутствие? Решив, что тема Двуногих даётся Игольчатому слишком тяжело, после недавних событий, Пыль не стал расспрашивать воителя ещё больше, и подошёл с другой стороны.
И с возвращением, Игольчатый! — Подбадривающе улыбнулся воителю кот. — Я услышал твой рассказ. Несладко тебе там пришлось... — Пыль деликатно прощупывал почву, пытаясь понять, нужна ли Игольчатому поддержка, или он и сам неплохо справляется. Стоит только воителю показать, что не нужна, и Пыль отступит, не станет больше ничего говорить о Двуногих. — В любом случае, я очень рад, что ты снова с нами, — Такая ситуация могла произойти с каждым из котов, и даже с самим Пылью. Он, с ужасом представив то, едва сдержался, чтобы не содрогнуться.

+1

543

Иссохшие болота, вопреки своей искомой значимости, казались сейчас сущим спасением — было ли это стабильностью для прилегающей местности, не знал; устойчивая почва под лапами позволяла передвигаться по незнакомым территориям с присущей уверенностью размашистого шага, не заботясь о безопасности конечной точки назначения. Слишком много событий произошло за последние дни: обстоятельства наслаивались друг на друга ложными моментами, утягивая  подсознание в тягучий морок тлетворной неизвестности вместе с несбыточными планами, последствия которых разгребать ему ещё придётся долгие луны после, прежде чем мозг начнёт воспринимать окружающую действительность с привычным рационализмом и ясностью ума.

Ставший уже чем-то неотделимым и обыденным, железистый привкус прочно осел на нёбе, сопровождаемый активным слюноотделением на протяжении всего петляющего маршрута; костлявая туша значительно прибавляла тяжести на скованные остаточным болевым порогом плечи, но Бурелом не давал бессилию побороть измученные сухожилия, стойко осознавая — обратного пути нет — а потому, в очередной раз отметав желание бросить начатое на произвол судьбы, без промедлений, по чужому наставлению протиснутся в узкий лаз, встречая мордой обильно бросаемые массы сгустившихся чужеродных запахов.     

Мощный изгиб шеи прогнулся под массой чужого веса; сопровождаемый десятками прожигающих взоров, самец  лишь коротко рыкнул, скрывая буйствующую в душе дисгармонию внешним равнодушием, согнувшись, сбросил тело полосатого исполина наземь в центр поляны.

На границе случилась осада шайкой безликих отморозков, - в пользу привлечённого внимания, бросал в толпу краткие осечки фраз, стараясь преподнести ценную  информацию с максимальной долей правдивости, намеренно не встречаясь ни с одной парой осуждающих ли или заинтересованных глаз своими, - он пал в нечестном бою прежде, чем помощь подоспела, - взглянув на стоящую подле, ожидал поддержки слов, - Куница также стала свидетелем этой кровавой расправы. - жесть, осевшая в непреклонном тоне, была столь же обыденна, сколько не было в его душе искренних отголосков сожаления чужой потере. Он не знал их, но должен был действовать, согласно уговору. 

Смахнув с шерсти остатки налипшей трухи и сора, Бурелом отступил на несколько хвостов, когда наткнулся на знакомую фигуру и плещущий нефрит глаз, ожесточая проступившими желваками лицо, неопределённо, в хмурой физиономии помрачнев, так и не решившись подойти ближе.


офф: игрокам, просьба учесть, что данные события происходят по прошествии n-го кол-ва дней с момента посвята.

+4

544

—после хронологического разрыва, спустя 4 луны после родов—

Настурция поморщилась, с усилием вдыхая сухой, горячий воздух. Обычно в жаркий сезон её чёрная шерсть теряла глубокий иссиний оттенок, становясь в пору зелёных листьев тёмно-бурой от частого пребывания на солнце. Но эти луны были иные, и Настурция, не так давно став матерью, большинство времени проводила в тени детской.
Был закат, и она, щурясь от непривычного обилия света, выбралась на поляну. Ей всё хотелось поскорее влиться в жизнь племени, наловить дичи, размять затекшие после затянувшегося отдыха мышцы. Оставались считаные луны до посвящения её детей, и сумрачной уже несколько недель снились то бой, то охота.
Пребывая в полудрёме, Настурция не сразу осознала произошедшее. Шерсть на загривке поднялась при виде чужака, и кошка инстинктивно кинулась к нему, готовая без лишний вопросов подрать густую шерстку нарушителя.
- ЧУЖАК В ЛАГ... - лишь подскочив к Бурелому она замерла, будто внезапно подвернув обе передних лапы. На земле безвольной кучей меха лежал предводитель.
- он пал в нечестном бою прежде, чем помощь подоспела
- Что? - глухо выдохнула она, распахнутыми от ужаса глазами рассматривая труп Когтезвезда.
- Бред какой-то. Что ты-то тут делаешь. - её голос стал выше. Настурция чувствовала, как все тело охватывает ярость. Агрессия в её жизни всегда шла впереди прочих эмоций.
- Убирайся отсюда. Сейчас же. Пока я не выцарапала тебе глаза. - острые когти взрыхлили землю, готовые впиться в широкую морду.

+5

545

Она смотрела на повзрослевшего котёнка как впервые, мыслями все еще пребывая далеко от иссушенной глади болот, вдоль прожженной линии гремящей тропы. С каждым днем по территориям шныряло все больше патрулей, что обнюхивали каждый уголок сумрачной земли в поисках мерзких ловушек, заставляя бесхвостую искать бесчисленное количество причин, оставаясь в лагере и вздрагивая от каждого шороха со стороны ежевичного тоннеля.

     — Так вот, - неспешно сомкнув веки, неуловимо тряхнула головой, отгоняя липкие путы нехорошего предчувствия - я уверена, что ты в потрясающей форме, потому сегодня идем на ночную охоту. Сразу, - заглядывая в волевой блеск янтаря, довольно пошевелила усами, предвкушая восторг мальца - и чтоб никаких заспанных глаз и зеваний, уловил? - сама она уже и не припомнит, когда в последний раз высыпалась или ела досыта. Головокружение стало постоянным спутником, продрогшие немеющие лапы, побелевший нос, впалые бока и осунувшаяся морда – казались родными.

Шум папоротника и воинственные вскрики, бесхвостая вскочила, зачарованная ожившим кошмаром. Темными пятнами перед взором, фигуры вышедших на поляну расплывались в опустевшем взгляде; властный тон вплетался в замедлившийся ритм сердца, заедая на слуху обрывками фраз. « Куница. »

     — Ему можно доверять, - бросила чужим голосом, поспешно оборачиваясь на оставленного в суматохе Ежехвоста и вынырнула перед мордой черношкурой, так и не отдавая отчета собственным действиям - прекрати, Настурция. Дай им сказать, - в потемневших горечью зеленых глазах блестело понимание, но в глубине души она знала – та самая, иррациональная тревога, что тлела неусыпным огоньком интуиции, взорвалась кровоточащим нарывом, затмевая все чувства. И тому виной не безжизненное тело брата.

+4

546

Посвящение. Как долго он этого ждал, как долго представлял, как предводитель лично удостоит его новым именем, более серьёзным, что ли, и даст ему самого лучшего наставника, о котором можно только мечтать. Но он не хотел, чтобы его наставник был слишком прославленным или занимал какое-то особое место, вроде глашатая или предводителя. Ему не хотелось быть в тени чьей то славы, быть обычным котёнком, которому просто повело с наставником. Он хотел всего добиться сам и славы и признания Когтезвёзда.
И вот, тот самый момент. Имя данное ему врезается, пропитывая бутуза без остатка. Он больше не тот Ёжик и никогда им себя не назовёт и никто не посмеет его так назвать - он Ежехвост. Сам предводитель выбрал ему новое имя, он будет носить его с честью.
Его сестра тоже была посвящена, вопреки обещаниям Когтезвёзда, от чего Ежехвост едва сдержал раздражённое шипение. Нет, он уже не обижался на сестру, но ему безумно хотелось, чтобы она подольше была в безопасности. Тем более сейчас, когда в лесу столько опасностей.
В наставники же бывшему Ёжику дали не абы кого, а саму Молнию! Они были уже давно знакомы, она отличалась от многих котов и кошек, воительница не относилась к нему, как глупому котёнку, она выполнила его непростую просьбу со всей серьёзностью. А ещё она была очень умная, Ежехвост даже иногда не понимал, что она говорит. Но ведь видно же, что умная, ничего не скажешь. Да и к тому же, она сестра Когтезвёзда и непременно будет сообщать ему о всех его успехах.
[машина времени]
- Я уверена, что ты в потрясающей форме, потому сегодня идем на ночную охоту. Сразу.
Котик был весьма удивлён таким распоряжением своей наставницы, но юношеская радость тут же захватила его безумной эйфорией. Янтарные глаза ярко сверкнули, а лобастая голова склонилась в быстром кивке, тормоша косматую шерсть. Долговязый уже представлял, как расскажет о своём ночном приключении Мальволапке, чудом удержавшись от улыбки во все зубы.
Но вдруг, он услышал какой-то шум со стороны входа. Оглянувшись, Ежехвост невольно присел, растерянно глядя, то на бездвижного Когтезвёзда, то на рядом стоящую Молнию. Он не знал, что ему сделать, как среагировать. Но горечь подкатила горлу, изверзнувшись громким рыком, на который, казалось, такой малец и не был способен. Оруженосец и сам не заметил, как подскочил к чужаку, что принёс тело. Благодаря своему высокому росту разница между ними была не такой огромной, чтобы Ежехвост казался дичью, что принёс этот кот, но весьма и весьма большой. Тело его дрожало от напряжения, а тёплые янтарные глаза стали почти оранжевыми, словно закат в Месте-Где-Тонет-Солнце.
- ТЫ! ПРИЗНАВАЙСЯ! ЭТО ТЫ СДЕЛАЛ?!
Иные голоса тонули в безумном круговороте его ярости, для него существовал лишь чужак и он сам.

Отредактировано Ежехвост (2018-09-12 21:23:43)

+2

547

Я снова наставник. За эти несколько лун он привык осаживать Мальву и, что было естественно при её взрывном и непослушном характере, Зимовей неоднократно отправлял её чистить подстилки и выводить блох у старейшин, испытывая какое-то мрачное удовлетворение при виде несчастной мордочки молодой кошки.
Ты поймёшь потом. Или станешь такой же никчемной, как твоя мать. Слепое повиновение не мешает отрастить прежде, чем отрастут собственные мозги. Послушание старших младшим...
Монотонные мысли. Но сам он повиноваться не желал, хотя оказывал все знаки почтения предводителю.
Однако сейчас, когда он стоял возле его мёртвого тела, воитель испытывал скорее удовлетворение, чем скорбь. Ты слишком много разменивался на чувства, Когтезвёзд. Слишком много. Как и почти все здесь - но сегодня это изменится.
Он подспудно чувствовал - пришло время перемен. Пора изменить прогнившую иерархию и построить что-то новое. Упорядоченное. Рациональное. Прежнее племя Теней умерло вместе с его предводителем. пришло время очистить его от метаний и суеты.
Вопли окружающих его котов давили на уши.
- Помолчите! - рыкнул он достаточно громко, чтобы его услышали. - Настурция, у тебя будет время для обвинений и печали. Молния, скажи своему оруженосцу, чтобы прекратил истерику. Мальволапка... - он пригвоздил ученицу взглядом, чтобы даже не думала присоединиться к брату с воплями.
Все знают и без того, что он ваш кумир...и как бы не отец. Незачем напоминать всему племени лишний раз об этом прискорбном факте.
- Выслушаем, что нам скажут Куница и этот чужак. Мы всегда можем убить их после, если в их истории что-то не сойдётся.

+1

548

Ощутимо заваливаясь на один бок, еле ворочая насквозь пропитавшейся кровавым месивом конечностью, серо-белая воительница держала свой путь в то место, кое ей больше никогда не назвать домом. Что уж там — коли б не боль, рычащей сворой грызущая разорванное плечо, оцарапанное основание шеи и бок, Куница бы приняла иссохшие, палёными струпьями воняющие болота за очертания Тёмного леса. Последний сейчас казался роднее запахов, смутно доносившихся из стремительно, чересчур стремительно приближающегося лагеря. Смутно. Слишком много крови, слишком много железистого, омерзительного зловония. Разве так должна пахнуть победа? Таков аромат торжества?

Нет. Глупо. Куница изначально знала, на что шла. Торжество справедливости, правосудие и злодейство — две вещи несовместные. Нельзя уничтожить монстра, не став им.

Рядом тяжело дышал невольный сообщник, немилосердно выдёргивая голубоглазую из зияющего болезненной чернотой омута собственных мыслей. Бурелом. Доверяла ли ему воительница? Конечно нет. Зато прекрасно осознавала ту порочную, медленно разъедающую остатки привитой в детстве морали связь, коя опутала их, когда потрёпанный великан только вылетел пущенной стрелой из кустов, когда увидел… И согласился сохранить увиденное в тайне. Ещё раз подтверждая твёрдость (серо-белой бы такую заиметь вот прям сейчас) своих намерений, перед абсолютно чужими, щерящимися опасными оскалами котами, невольный подельник начал свою речь.

Рядом вскричала, прерывая, Настурция. И Ежехвост. Мутный стальной взгляд упал на обоих возопивших, и в ушастой голове забилось огненным клеймом «семья». У этого тирана была… Молния. Лучшая подруга. Сестра Когтезвёзда. Внутри — там, где должно находиться сердцу, что-то противно оборвалось, заскрипело, как скрипят вековечные ледовые громады пред жарким огнём. Смертельным, пожирающим, оставляющим лишь оболочку без внутренности. Куница прикрыла глаза — будто от боли в разорванной лапе, будто не от агонии бьющегося о рёбра духа.

Хорошо, что есть ещё сознательность. К ней воззвал появившийся на сцене действа Зимовей. Давай же, Куница, ты ведь всегда ратовала за торжество холодной рассудочности.

Торжество и злодейство несовместны.

— Охотясь, я обнаружила очередную ловушку Двуногих, возможно оставшуюся после прошедших событий. Лишняя паника была ни к чему, и я обратилась напрямую к предводителю. Он собрал отряд — меня и Полёвку. Только вот на месте нас ждала ловушка похуже странных приспособлений. Трое бродяг, видимо мстящих за поражение от лап Речных, напали на нас. Полёвка побежал за помощью в лагерь, — переводя дыхание, ещё раз повторяя про себя идеально проработанную историю, серо-белая оглянулась в поисках упомянутого. И не нашла. На сей раз в глазах отразилась неподдельная горечь, — судя по тому, что я его не вижу и по вашему удивлению, до лагеря он не добрался, — Куница прижала уши к голове, еле заметно сморщившись. Куда же ты делся… друг. Нет, нужно продолжать, — мы с Когтезвёздом остались сражаться. Уворачиваясь сразу от двоих бродяг, он попал в ловушку. Я попыталась прийти на помощь, но была ранена. И была бы убита, если бы не появившийся Бурелом. Я не спрашивала о причинах его появления, за что приношу извинения. Однако он спас меня, разделавшись с бродягами — те позорно скрылись, поджав хвосты. Но Когтезвёзда… Мы спасти не успели. И за такое вряд ли можно просить прощения, — и за такое она бы не стала. Нужно уметь отвечать за последствия своих действий.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » главная поляна