РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Ваш актив радует нас не по дням, а по часам - и голосование в июне получилось не менее жарким, чем погодка за окном. Спасибо за ваши голоса!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Покоритель сердец, обладатель статуса самого ярого драчуна, обаяшка - Бурелом. Не стесняйтесь, выпытывайте самое сокровенное!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 401 страница 420 из 485

1

http://s3.uploads.ru/6jFRA.png


Небольшая поляна, светлым островком вырисовывающаяся посреди вековых сосен и пушистых елей, защищённая густыми сплетениями зарослей терновника и ежевики. В сердце лагеря племени Теней не бывает жарко даже в самый солнечный день, ведь тени многолетних деревьев плотным навесом надёжно защищают обитель Сумрачных котов от лучей солнца. В сезон Голых Деревьев тут, напротив, теплее, чем в лагерях остальных племён. Пушистые кроны вечнозелёных елей защищают от прямых порывов северного ветра, принимая на себя удары метели и пурги. В углу поляны на холме возвышается большой остроконечный валун – Скала предводителя, которую глава племени использует для проведения собраний и церемоний. Чуть поодаль, ближе к выходу, расположена Куча с едой, куда охотники складывают пойманную за день дичь. Палатки членов племени расположены вереницей у защищённой кромки поляны, на всё том же холме, представляя собой цепочку хорошо укреплённых убежищ для отдыха и сна.


0

401

Похоже пёстрая шкурка поняла его урок; шумно раздувая ноздри, абсолютно довольный собой, Борис оглянулся на брата, сталкиваясь взглядами. Видел как я её проучил, больше она тебя не тронет! - горящие бусинки-глазки подёрнулись озорным огоньком.

Большой пушистик притронулся к нему и в первое мгновение медвежонок даже вздрогнул. Шелковистая шёрстка была совсем не похожа на их грубый ворс, взглянув на осмелевшего исподлобья, Борис не стал долго колебаться: расправил плечи и ринулся навстречу, шутливо толкая затеявшего игру в ответ.

Смакуя ощущения, детёныш вновь остановился, чтобы после радостно фыркнуть, покачнуться не толстых лапах в намерении мазнуть носом по песчаному налёту на причудливо-мягкой шкуре. А потом и попробовать на вкус, слюнявым горячим языком, хоть краешком, но зацепив подбородок.
    — Мрфф! - констатировал, тряхнув лобастой головой, игривой припрыжкой отдаляясь от пушистика, словно нашкодивший ребенок.

Не останавливаясь, на всем ходу Борис кувыркнулся, врезаясь в рассеяно оглядывающегося братца. Колючая стена покачнулась, когда косолапый, захлебнувшись триумфом своей маленькой шалости, от души толкнул Добрыню, обхватывая того настоящими медвежьими объятиями.
[NIC]бóрис потапыч[/NIC]
[STA]братки-медвежатки[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/FkuiU.jpg[/AVA]

+2

402

Когда голоса на поляне приобрели более уловимое беспокойства, Блошинка вздернула свой нос, воинственно огляделась по сторонам и даже приподняла шерстку, чтобы защищаться и атаковать первого встреченного неприятеля. Она тоже воительница, пусть и недостаточно большая, как тот же Коршун, Когтезвезд. Как мама. Но защитить своих братьев и сестер, свое племя, Блошинка обязана. Слишком сильно она любит каждого, кого путь даже и встретила впервые в своей небольшой жизни.
- Это детеныши! – воскликнул Коршун, и черношкурая нахмурилась, кивнула головой, будто бы уже была воительницей. На детеныше нельзя нападать – они маленькие, точно такие же как Блошинка, Мальвочка, Мятлик и Ёжик. Они такие же неприкосновенные, как ее братья и сестры. Но что, если маленькие котята будут сражаться с маленькими детенышами-стенами? Тогда, возможно, неприкосновенность сойдет на нет? Иначе, как можно объяснить, что Блошинка уже пыталась сражаться с кем-нибудь из своих родственников.
- Медведи, - послышался другой голос, отчего кошечка вздрогнула и через плечо посмотрела на Ольхогрива – целителя племени. В голове тут же появилось слишком много вопросов, но Блошинка сразу же поняла, что Медведями зовут этих самых детенышей, на которых Теневые коты среагировали излишне импульсивно. Или, Блошинке это только показалось?
- Мама-мама, - обеспокоенно зашептала малышка, когда лапа Тростинки сгребла каждого котёнка ближе к детской, впихнула их туда насильно, желая укрыть от злых глаз медвежат.
- Но кто такие медведи, и почему их так назвали? - тихо и обиженно – ей тоже хотелось поучаствовать в жизни племени – пробормотала Блошинка, а затем посмотрела с недоумением в глаза Ёжику, зная, что большой брат самый умный из помета. Да и вообще, Блошинка уже навесила ярлыков на своих родственников. Если Мятлик был самым молчаливым, то Мальвочка – самой красивой. А ей, Блошинке, оставалось быть самой воинственной. Вот только какая там воинственность, когда их всех сгребли прочь? Еще недостаточно большая, чтобы понять, почему это сделали. Но уже достаточно взрослая для того, чтобы слушать маму.
- Главное – быть бесшумными, - внезапно выдохнула Блошинка и царапнула когтями землю. А сама прислушивалась к тому, что происходило снаружи. Её уши – два маленьких локатора – находились в вечном движении, желая услышать даже шум травинки. Слишком уж любопытно было ей, слишком загадочно встретить в первый день огромных лесных существ.
Она даже подошла ближе к выходу, но лишь для того, чтобы резко дернуться назад и при этом не наступить ни на кого – в палатку заглянула мама Тростинка и сказала идти в целительскую – губы Блошинки тронула хитрая улыбка, которая тут же стерлась – не трогая там ни листочка.
- Мама-мама, а нас Медведи там не тронут? Они вообще тронут нас? Они такие большие, но... Я думала, они больше, даже детенышами, - и все же, понимая, что опасные лесные хищники несут за собой опасность, Блошинка говорила тихо, стараясь не привлекать внимания. Точно так же тихо она пробралась вслед за братьями и сестрой, упряталась за бочком Мальвочки. И выглянула, стремясь увидеть этих Медведей еще раз – вдруг, с ними можно подружиться? Тогда потом, когда Блошинка вырастет и станет Блошкозвёздкой, она сможет призывать двух огромных медведей, которые весь лес сделают собственностью племени Теней!
Она спряталась в самой палатке лишь тогда, когда Мальвочка позвала маму следом. С этим, конечно, черношкурая была согласна – нельзя, чтобы мама пострадала от детенышей медведей.

палатка целителя.

+5

403

Казалось, всего мгновение назад она с интересом и трогательными чувствами внутри наблюдала за котятами Тростинки, впервые видящими лагерь во всём его величии и великолепии, распушив трёхцветную шерсть, а теперь, плотно прижимая уши к голове, медленно перемещалась в сторону Тростинки и Ольхогрива.
— Откуда они тут вообще взялись? — еле слышно зашипела Тайга, не сводя округлившихся тёмно-зелёных глаз с пришельцев. Она неосознанно обвила хвостом живот, увеличившийся в последнее время в размерах, а затем также, словно машинально, огляделась, выискивая светлую шерсть Стрелолиста, но не находя её. Когтезвёзд, как и Коршун с Нежнолапкой, старательно пытались отвлечь детёнышей от лагеря и выманить их наружу, когда Сумрачная воительница с нарастающим холодом в хребте почувствовала, что её словно ударили со всей силы под дых. Сдавленно мяукнув, она крупно задрожала и осела на землю, с нескрываемым ужасом цепляясь взглядом то за подругу, то за Ольхогрива, из последних моральных сил отрицая происходящее. Она просто не могла поверить, что её котята - те, кого она уже успела полюбить всем сердцем, - решили обойтись с ней вот так, появившись на свет в самый неудобный момент, который только можно было придумать. — Лисье... д-дерьмо, — выдохнула Тайга, когда её мышцы до боли напряглись, содействуя детям. Она из последних сил отползла как можно ближе к палатке целителей, и там позволила природе взять своё. И... почему-то всё прошло слишком быстро, несмотря на её опасения и рассказы королев о том, как они мучительно метались на подстилке, стараясь избавиться от своего бремени. И теперь, старательно прижимая к себе четырёх совсем крошечных котят и пытаясь вылизать их, Тайга подняла голову на соплеменников и виновато моргнула. — Звёздным племенем клянусь, я пыталась пресечь всё это, но получилось как всегда, — почти что невозмутимо констатировала трёхцветная воительница, справляясь с дрожью в голосе. Вот они, их со Стрелолистом котята. Такие маленькие и беспомощные, находящиеся в десятке лисьих хвостов от огромных хищников. — помогите, — сорвалась на хриплый шёпот Тайга, умоляюще глядя на королеву и целителя. Она совершенно не знала, что следует делать.

+8

404

болота ▼ 
по другую сторону ограды лагеря

Оставшийся отрезок пути до лагеря они молчали: может, боялись быть услышанными впереди идущим, а, может, не хотели сбивать вибрирующее трепетом где-то под лопатками, тянущее послевкусие пустыми фразами. Желание упорядочить происходящее, мелькающее пёстрыми вспышками перед глазами, слепящее и дезориентирующее, терновыми колючками впивалось в шкуру, но Молния даже не пыталась приступить к этому сейчас. Слишком жадно дышала, наслаждаясь мнимой близостью густо-сбитого запаха самца, что не был не похож ни на один другой, даже небесный. Изредка вставляла короткие, тихие фразы, больше не пытаясь поддеть; легко касалась обрубком хвоста широких плеч, направляя Бурелома на нужную невидимую тропку.

Массивные стволы расступились, обличая сердце сумрачных территорий, но Мутногривого, что все это время был на несколько хвостов впереди, здесь не оказалось. Недовольно распушившись, бесхвостая повела мордочкой, вычленяя среди объемного витка запахов искомый, желая убедиться в том, что повернутый на законе товарищ не отправился проверять где и зачем они с Буреломом останавливались, но наткнулась совсем на другой - угнетающий и абсолютно незнакомый. Она встретилась с исполином вопросительным взглядом, когда надёжная ограда лагеря ухнула, резко покачнувшись, роняя целые сплетения сухих ветвей. Взъерошенная, Молния выгнулась угрожающей дугой, предусмотрительно отскакивая назад, бёдрами встречая могучее тело небесного, и, судорожно сглотнув, замирая.

   — Матерь Звёздная.. - даже не обернувшись, она порывом взметнулась на дерево, в считанные секунды занимая одну из нижних ветвей - там какая-то чертовщина.. свиноподобные собаки. Только этого дерьма не хватало, - вновь взведенная, бурая несколько раз нервно передернулась, не в силах совладать с гневными вспышками и острой жаждой проучить зверей, разрушающих ее дом. Переведя быстрый взгляд с Бурелома на беспокойно мечущихся по поляне воителей, она подползла поближе к краю ветки, выпуская когти.

+3

405

Начало игры.

Когда-нибудь потом, когда малышке Ивушке будут рассказывать, что именно она первой пробилась на этот свет, кошечка будет смущенно улыбаться и жать ушки: ей-то, скромнице, несвойственно было оказываться первой, а потому Ивушка станет шутить, что все свое первенство исчерпала при рождении. Больше не осталось.
Серо-белая крошка, мокрая, склизкая и не очень-то похожая на симпатичного пушистого котенка, появилась на свет божий и, нюхнув свежего, холодного воздуха, не нашла ничего лучше, чем пронзительно закричать.
Ух, как Ивушка раскричалась!
Мяукала и мяукала, не столько требуя, сколько отчаянно переживая из-за наступивших перемен. Как так-то? Все было хорошо, тепло и уютно, зачем менять такое уютное жилье на что-то новое?
Если бы серо-белая понимала происходящее, она бы без труда определила, что следом за ней появились сестры. Неуклюже перевернувшись с бочка на живот, будущая Ивушка растопырила маленькие крысиные лапки и задрожала всем телом, словно слепой детеныш крота. Куда дальше? Что делать-то?
И как же холодно лежать!
В общем, Ивушка не сориентировалась, остановилась, решительно плюхнулась на живот и замяукала во всю свою маленькую котячью душонку. Ну сделайте вы уже хоть что-нибудь!

+3

406

Начало игры
Плюхнувшись рядом с сестрой, полосатая чуть приподняла мордочку вверх. Мокрая, слипшаяся шерстка ни на миг не задержала прохладу, от чего кошечка протестующе пискнула. Ей тут уже не нравилось. Холодно, в отличие от теплого материнского живота. Нос и уши режет от новых, пусть и очень-очень притупленных ощущений.
Устав держать головку в приподнятом положении, кошечка уронила ее на что-то мокрое и холодное. И двигаться тут было очень не привычно, намного тяжелее. И сама она как будто стала тяжелее. Но чувство холода оказалось сильнее неудобства и серая принялась неловко перебирать лапками, скользя на животе ближе к источнику тепла. Тонкие конечности не очень-то хотели перемещать пухлое тельце, а голова быстро уставала держаться в поднятом положении, упираясь подбородком в землю.
Долгожжанная цель была достигнуто, что, не смотря на мизерное, короче ее хвостика, расстояние, стоило новорожденной не малых сил. Особенно учитывая то, что на протяжении всего передвижения серая не переставала изредка попискивать. Уткнувшись в пушистую материнскую лапу, кошечка мяукнула, требуя внимания. Грей меня!

+3

407

Пятнистая королева тряслась от нескрываемого ужаса. В зеленых глазах плескался чистый животный страх, когда Тростинка с ужасающими подробностями представляла, как легко один из этих... детенышей может неосторожно ступить не туда и раздавить...
Передернувшись, зеленоглазка глухо взвизгнула:
- Да прогоните вы их уже! - и тут же внутренне съежившись, пятнистая с круто выгнутой спиной бочком подобралась к Добрыне, от души на того зашипев.
- Уходи... детеныш... эдакий, - подбирая слова и надеясь, что не напугает чужого малыша (материнский инстинкт даже в этой ужасающей ситуации не давал ей забыть, что и это дитё чье-то), Тростинка выгибалась, силясь выглядеть сильнее и страшнее.
А еще она постоянно оборачивалась и облегченно выдыхала, видя, как родные пестрые хвостики да глазки-огонечки выглядывали на происходящее из палатки Ольхогрива. Это зрелище придавало ей хоть капельку смелости, и Тростинка шипела громче, почти рычала, защищая свое племя и свое потомство.
Обернувшись в очередной дежурный раз, пятнистая оцепенела: увидев, как её пушистая трехцветная подруга и будущая соседка по палатке скрючилась на земле, Тростинка почувствовала, как в ужасе шерсть прилегает к коже с характерным сопутствующим холодком.
Роды. Молодая королева определила безошибочно, да и любой, кто видел, как скрючилась Тайга у палатки целителя, понял бы, что время пришло. Черепаховая никогда не была образцом храбрости, внутренней силы и решительности, но наконец нашлось то единственное, что делало её полезной и почти незаменимой своему племени.
Котята.
Зрачки расширились, будто Тростинка увидела единственное, что имеет смысл в этой жизни.
- Отгоняйте их! - рявкнула (!) в толпу пятнистая, в два прыжка добираясь к растянувшейся на земле подруге. Ох, не завидовала ей Тростинка, вспоминая собственные роды и эту тягучую, оцепляющую боль.
- Оно того стоит, - спиной прикрывая Тайгу от медведей (и зрелище свирепых хищников от рожающей королевы), трехцветка принялась успокаивающе вылизывать уши, а после и бока подруги Стрелолиста, массируя круглое брюшко и помогая детям глашатая появиться на свет.
Как быстро Тайга справилась! Помогая пушистой королеве перекусывать пуповину, Тростинка носом быстренько подтягивала малышей к молодой матери, вспоминая собственные ощущения: хотелось их поскорее и рядом.
- Какая ты молодец! - восхищенно проурчала крапчатка, то и дело опасливо оборачиваясь на медвежат.
- Давай поскорее в целительскую. Я возьму, я помогу, - засуетилась королева, подставляя плечо Тайге. Безаппеляционно подтолкнув ту носом (как материнство изменило Тростинку!), кошечка подхватила маленькую серенькую девочку и посеменила за Тайгой. Скрывшись на секундочку, королева вернулась за еще одним малышом, и убедившись, что и Тайга взяла остальных, кошка еще разок обернулась на погруженную в хаос поляну, нахмурилась, все еще сжимая крохотный загривок, и с решительным взмахом хвоста скрылась в пропахшей травами, а теперь и молоком, палатке.

----> Целительская

Отредактировано Тростинка (2018-04-11 18:17:01)

+3

408

начало игры.
Зарождение новой жизни - всегда очень волнительный и трепетный момент. Чувства матери ни с чем не сравнить, когда она впервые видит своих малышей. Может их коснуться, прижать к себе. Увы, для детишек этот процесс выглядит совсем иначе. Маленькие тельца, что находятся в тепле и безопасности в один момент оказываются в холодном мире, который так неприветливо встречает своих новых жителей.
Маленькое тельце плюхнулось на землю, что сразу же обожгла холодом. Зачем? Почему не остаться там, ведь было так хорошо? Увы, малышку никто не спрашивал. Она широко открыла пасть, издав громкий, недовольный писк. Первый в своей жизни. Лапы плохо слушались, можно даже сказать, что не слушались вовсе, от чего передвижение было не комфортное, очень холодное и скользкое. Обтираясь пузом о промерзлую землю и смешно шевеля лапками, пока еще безымянное создание нащупало что-то теплое, что очень приятно пахло. Закряхтев, она очень настырно начала тыкаться в пузо, делая, кажется, через чур много лишних движений.
Сдаваться малышка не хотела и победа не заставила себя долго ждать. Она присосалась к материнской груди, нажимая на нее лапками пытаясь выдавить максимальное количество молока. Да только недолго продлилось ее наслаждение теплом и сытостью. Очень быстро кто-то подхватил кошку за загривок и куда-то потащил. А той оставалось лишь недовольно пищать и покачиваться в чужой пасти.
--> целительская.

+2

409

>болото

Минимум недосказанностей осталось позади, пусть и сложно было поверить в благополучный исход их хаотичного взаимодействия. То, что вызывало внутри нестерпимую бурю эмоций, такую тяжелую, что он готов был выдрать из себя последние остатки гуманности, окончательно застывая в кругу равнодушного безмолвия; то что разрывало тело на части, заглушая боль исступленным желанием большего; то, что туманило разум, затягивая в неизведанные глубины алого омута, отключая ультимативный голос инстинкта. Всё это просто не могло закончиться ничем иным, как мучительной смертью в потоке энергетического хаоса. Ее хаоса - затянет, перемелет, разорвет и выбросит обратно, пустым, окоченевшим трупом, если раньше не выжжет сознание, даруя милость сдохнуть ещё до агонизирующих судорог.

Однако сейчас менять ничего не хотелось, даже, когда он в очередной раз спотыкался, следуя траектории шага Молнии;  в отличие от небесного, кошка мастерски преодолевала любые поверхностные преграды на их пути, грациозно перепрыгивая кочки, рыбкой подныривая под пологие еловые ветви, которыми самец несколько раз даже непреднамеренно получал по морде - впрочем, текущий момент это ни чуть не омрачало; он готов был поклясться, что куцехвостая  даже брюхо не успела намочить, настолько залихватски она скакала по болотистым  топям, невесомой тушкой пролетая над поваленными деревьями, едва касаясь подушечками трухлявых стволов - это был ее дом, безусловно. Бурелом же, откровенно не скрывал своей природной неуклюжести, скрипя зубами и тяжко хрипя, продолжал усердно проделывать свой путь; оставив жалкие попытки - где-то обойти, что-то обогнуть - приосанился и тупо двинулся напролом, по щиколотку погружаясь в рыхлую землю, размашистыми движениями лап вышагивая по невидимой тропке, ориентируясь уже только лишь на бурый кончик куцего хвоста, дразняще манящий его за собой, и тихие отголоски отрывистых фраз, то и дело слетающих с уст его провожатой.

Хвойный лес племени Теней не блистал разнообразием растительных форм, скорее наоборот - угнетал, затуманивал рассудок, заставлял путаться  в бесконечных рядах однообразных пород деревьев, что в значительной мере упрочивало преимущество сумрачных перед назваными гостем, скрывая от ненужных глаз; поэтому исполин даже не пытался самостоятельно  начать ориентироваться по местности, лишь изредка блуждал взглядом по периметру пересекаемых земель, скорее по воинской привычке, на всякий кошачий предусматривая любые варианты, возможной, скрывающейся за поворотом опасности. А запах сумрачных, тем временем,  становился все более отчётливым, настойчиво въедаясь в ноздри, оставляя на нёбе странное послевкусие - он привык к этому аромату. Усталость сказывалась и на внутренних рефлексах - Бурелом не смог сразу различить в пьянящих нотках хвойного шлейфа другой, едкий и тяжелый, сродни запаху псины, что он когда-то, в молодости, вкусил. Лишь  тревожный взгляд Молнии и последующий мягкий толчок в грудь его немного привели в чувство, заставив наконец сосредоточиться на происходящем и сдвинуться в пол корпуса, когда кустистая ограда дёрнулась под ощутимым давлением с противоположной стороны. Оповещение об проникновении неизвестного зверя на лагерь сумрака  заставило кота вспомнить несколько особо витиеватых нецензурных выражений. Блядство. Видимо, переговоры затянутся.

Исполин развернулся, крутанувшись на зудящих от перенапряжения подушечках, намереваясь протаранить ещё уцелевшую стену лагеря, в последний миг бросив взгляд на взведенную сумрачную, свисающую с ветки где-то над макушкой: — Жахни им сверху, как следует, Молния, - произнёс это так обыденно, словно вопрос стоял в устранении заведомо слабого противника, но так ли оно было на самом деле? Плевать. Напряжённые импульсы в миг пронзили мышечные сплетения, посылая в мозг один единственный, необратимый сигнал - бороться; в конце концов, ему опять пришлось лезть чёрт знает куда, пробираться в эти застенки через колкую терновую полосу. Острый петли царапали грудь, солнечное сплетение скручивалось в тугой узел, удары сердца пульсировали на коже упругой вибрацией. Провалившуюся лапу ко всему прочему едва не скрутило, обдав слоем гряди и смрада аж до самого колена.

Инстинкт самосохранение был на гране, но впервые в жизни он прислушался к нему лишь по касательной, когда наконец пробился на поляну и неосознанно встретил мордой сокрушительный удар увесистой лапы крупногабаритного зверя. Сжатые губы растянулись в оскале, воздух раскалился глухим рыком; взгляд наполнился карминовой вспышкой и в считанные секунды оценил  потенциального соперника. Бурелом едва не дёрнулся в сторону, и лишь свинцовая тяжесть, наливавшая тело не позволила сдвинуться с места - теперь, когда здравый смысл вдруг занял свою законную позицию, разум не просто вещал об опасности, он буквально призывал уничтожить источник чудовищной силы.

+3

410

Братцу, кажется, больше повезло с партнёрами по игре, ибо тот был весел и возбуждён, скача от кота к коту. Добрыня склонил голову, важно зафыркав, будто что-то рассказывая Борису, когда тот приближался к нему. Однако далее последовал кувырок и толчок в бок. Медвежонок радостно зарычал, принимая новую игру. Кустарники, из которых состояла стена, окружающая весь лагерь племени Теней явно не была предназначена для игр таких здоровяков.
Рядом внезапно оказалась та самая пятнистая кошка. Добрыня решил, что злюка всё-таки решила присоединиться к игре, но она почему-то зло зашипела. Малыш непонимающе потряс головой, чувствуя как обида зарождается внутри и просится наружу. В чём он виноват? Медвежонок насупился и протяжно заревел вслед пятнистой кошке, чтобы она понимала, что он больше не хочет её видеть. Злюка противная.
Добрыня снова обернулся на брата, но весёлость куда-то пропала, и теперь он был хмур. Не так уж тут и здорово.
Внезапно из кустарника показался ещё один зверь. Этот был ещё противнее. Он рычал и зло смотрел на медвежат. Инстинктивно Добрыня тоже что-то прорычал, давая понять, что его не напугаешь. Поначалу всё казалось намного интереснее, чем было теперь. Медвежонок не понимал, почему сначала с ним играли, а теперь шипели и рычали. Просто не умеют играть, решил он.
В любом случае, оставаться в этом месте не было никакого желания. Вот мама бы им показала. Добрыня на мгновение призадумался, а не позвать ли медведицу? Она наверняка ищет их.
Но потом только лишь взревел, подзывая брата, развернулся и бросился в дыру, которую они оставили в стене лагеря, напоследок как следует ударив тяжёлой лапой новопришедшего злюку. Чтоб знал.
[NIC]Добрыня Потапыч[/NIC]
[STA]братки-медвежатки[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/KaQpI.jpg[/AVA]

+3

411

Крепко ухватив Добрыню за плечи передними лапами, медвежонок вытянулся на трясущихся задних, в очередной раз пытаясь одолеть превосходящую силу крупного братца. Тот развлекался, рыча и улюлюкая, но Борису было не до смеха; усиленно пыхча, он вложил всю свою прыть, но так и не смог выйти победителем.

Недовольно отряхиваясь, он ощущал, как интерес к происходящему угасает, а таинственное место перестало быть таким уж заманчивым. Разнюхивая влажную землю, Борис водил носом по земле, пока не наткнулся на растоптанный кусочек мяса, с тихим ворчанием ковырнув его лапой. Поляна как-то внезапно опустела, маленькие пушистые шарики исчезли, зато вновь появилась крапчатая шкурка. Злобно зарычав на повышенных тонах, медвежонок было бросился на подмогу, но Добрыня без труда прогнал неприятельницу. 

Столкнувшись с тёмными глазами брата, косолапый протяжно заканючил, а как на поляну вырвался крупный однотонный вихрь, и вовсе вжался в упругий бурый бок, ища поддержки. Добрыня был не из трусливых, ответил на воинственный призыв, напал первым. Резкий запах впился в чувствительные ноздри, впервые детёныш чувствовал подобное, как и опасность, исходящую от рычащего зверя волнами.

   — Уооорь, - от страха он не ведал что делает, казалось, лапы сами управляли его движениями, а Борис лишь безучастно наблюдал за ними своими маленькими глазками. Инстинкты - о них он еще не знал - трубили защищаться, разгоняли кровь, позволяя почувствовать истинный потенциал крепко сбитого тела. Большой комок вновь угрожающе шевельнулся, поймав его взгляд, медвежонок познал первую истину жизни среди хищников - или ты, или тебя. Он не мог позволить этому существу, напоминающему неотесанный, покрытый мхом камень, поранить его брата.

Кривые когти прошли сквозь шкуру, словно та была жухлым листом, среди которых они с Добрыней так любили играть. А вот хлестнувшая жидкость была отнюдь не привлекательной детскому разуму, испугавшись собственной силы, растерянный, он рванулся на зов брата, оставляя на земле кровавые отпечатки. Борис никогда не был слишком злым, он вообще не задумывался как это, большую часть времени отдавая исследованию всего вокруг. Но медвежонок знал точно - он постарается запомнить путь в это место.

[NIC]бóрис потапыч[/NIC]
[STA]братки-медвежатки[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/FkuiU.jpg[/AVA]

+4

412

Еловые иголки застревали в шерсти, кололи нежные подушечки, но то было каплей в море на фоне очередной бури, бушующей повсеместно: в хищно сузившихся глазах, подрагивающих от нетерпения мышцах и остервенело бившемуся хвосту. Она прижала уши, чувствуя как ветка опасно накренилась, понимая, что то ее предел. Вновь отползала назад; так и металась, не сводя взгляда с ни о чем не догадывающихся зверей, будто выискивала наиболее удачную точку для нападения из засады, но вряд ли спрыгнула бы навстречу этим загребущим лапам, если бы не властный голос небесного, словно импульс, активирующий спусковой крючок.

Взвившись, Молния с силой пошатнула еловую лапу, но пальцы так и не разжала, услышала раскатистый рык, заставивший нутро непроизвольно сжаться. А следом еще один, такой знакомый и неведомый одновременно, отражающийся в округлившихся глазах благоговейным волнением. Толстые псины, похоже, не намеревались отступать; там, внизу, время словно замедлилось. С трудом отводя взгляд от покадрово разворачивающейся картины, сумрачная вытянулась на задних лапах, сбивая с верхней ветки шишки, но даже если бы это и подействовало - было слишком поздно.

Голос отказывался повиноваться, застряв в горле непроизносимым именем. Высасывающая жизненные соки пустота сделала тело невесомо легким, сгруппировавшись в воздухе, Молния погасила инерцию кувырком, приземляясь на широкие плечи небесного, с силой оттягивая того в сторону. Солоноватый привкус крови учащал биение сердца, что застряло где-то на подходе к глотке; задев липкую жидкость, она на трясущихся лапах оттолкнулась, приземляясь на землю, изгибаясь в яростном шипении. Даже заглядывая в глаза барсуку, безрассудно бросаясь на рысь, она не чувствовала такого ужаса, за себя Молния не боялась: слишком самоуверенная, донельзя совершенная. Словно получившая разряд тока, никогда еще ее шерсть не была столь красноречива взлохмачена, но в глазах застыла безнадежная решимость.

Спустя несколько секунд осознав, что врага перед ней и нет, услышав шумное дыхание, она развернулась, не в силах удержать ложный наплыв наплевательского настроя, обличая в блеске расширившихся зрачков лишь малую часть безумствующей внутри тревоги. Молния не видела момента удара, многое додумывала, но была нерушимо уверена - такими лапами можно кроить кости. От плеча до шеи, разрыв заливался кровью; внутри что-то ёкнуло, закручиваясь в узел, вырывая нервные окончания с корнями.
   — Ольхогрив!

+5

413

Отстранившись от зверя, который рвался к детской, Ольхогрив попытался оценить обстановку на поляне. Похоже, чудовищные твари совсем не заинтересовались теми котами, которые желали отогнать их от лагеря. Здесь было интереснее.
  Он заметил, что Тайга, которая вела себя удивительно смирно сегодня, вдруг принялась делать что-то странное.
  Её час пришёл? - пораженно осознал целитель, прикидывая, когда же он рассчитывал появление этих котят. Странно, похоже он просчитался. Опытная (теперь уже) Тростинка с готовностью подсказывала новоиспеченной королеве, как именно ей надлежит поступать. Целитель хмыкнул, обходя больших зверей кругом. Приблизиться к королевам он им не позволит, раз уж сам не успел оказаться рядом вовремя.
- Тростинка, Рысеух поможет вам, - пообещал целитель, пыхтя пробежавший мимо входа в палатку. Он пытался задурить медведей, не дав им сосредоточиться ни на себе, ни на ком-то из соплеменников. И именно в этот прекрасный момент, когда Ольхогрив уже решил, что они надоели юным гигантам, вернулась Молния.
  Да ещё и с Небесным котом (Они теперь живут на нашей территории, так что ли?..)! Он не заметил, как именно случилось то, что случилось. Но едва увидев, понял, что теперь всё пропало. Теперь его племени больше не будет жизни здесь, всё кончено. Такого нападения эти звери не простят. Глупый, бесконечно глупый комок шерсти, который наверняка поплатится жизнью за свою оплошность.
-  Ольхогрив! - бесхвостая отважная кошка так произнесла его имя, что сердце целителя едва не разорвалось от горя. Он не верил, что хоть кто-то мог бы помочь при ране, которая выглядела столь чудовищно.
  Я не должен позволить им убить этого небесного, - мрачно решил целитель, с боку подбегая к Борису и кидая в него пылью и листьями, поднятыми его лапой.
- Эй, увалень, найди себе врага по росту! - грозно потребовал Ольхогрив, потрясая в воздухе испачканной лапой.

+4

414

Напряжение в теле моментально сменилось жгучей болью в области виска, настолько резкой и неожиданной, что стенки гортани сотрясло гулким рыком; подобно расплавленному свинцу по венам, это чувство мигом растеклось по всем нервным окончаниям, не давая возможности в миг осознать, что именно стало тому причиной. Удар заставил, казалось бы, несокрушимую тушу пошатнуться. Мучительно, до палящей боли в сухожилиях, внутри скручивалась невидимая пружина, готовая в любой момент распрямиться, запуская механизм смертельных инстинктов. Исполин судорожно сглотнул, точно шею скрутили жгутом изнутри, ощутив на губах неприятный металлический привкус - ему понадобилось несколько минут, чтобы унять этот приступ и ринуться вперёд, в лобовую, протаранив массивный бурый бок.

Взгляд не оставлял попыток раздвоиться, однако после резкого выпада одного зверя, что как-то быстро стушевался, по итогу скрывшись восвояси, замер в направлении иной   траектории. Пытаясь одновременно контролировать ситуацию за спиной и предугадать реакцию второго, самец замер; мышцы напряглись сильней, готовясь вот-вот лопнуть от натуги, черты морды неприязненно исказились, грудная клетка беспорядочно вздымалась от учащённого дыхания, сердце тарабанило в бешеной лихорадке, кровь бурлила в сосудах, силясь выплеснуться наружу, соединяясь в безумной пляске в кроваво алом хаосе.  Он буквально напрашивался, всем своим видом старался напугать, обескуражить негодующего зверя; нарывался в попытках отвлечь на себя внимание, дезориентировать противника, каждый раз подвергая себя жёсткой пытке в вечном безутешном желании соприкоснуться с пламенеющей сутью.

Натянутые до предела мышцы перекатывались буграми под  блестящей, влажной шкурой, когда самец ринулся на рычащее существо, намереваясь нанести тому еще один оглушительный удар, пока свой собственный, внутренний зверь ревел, вгрызаясь клыками в карминовый хаос, подстёгивая бурлящий в крови адреналин. Но внезапное давление обрушилось с воздуха и острые когти, иглами вонзившиеся в покатые плечи, сбили его с намеченного курса, под воздействием настойчивой тяги заставив прогнуться до звона в лапах и беспечно пропустить момент атаки.  Успев лишь отдёрнуть лобастую голову, дабы не лишиться самого главного - своего зрения - он открыл  доступ к уязвимой шее под новый, сокрушительней, удар, одним взмахом неуклюжей когтистой лапы рассекший кожу по касательной. Уши, кажется, заложило от собственного изуверского животного рыка, когда кровь густой багровой струей  окропила шерсть, отзываясь волной обжигающей боли в области всего предплечья.

Покачнувшись на дрожащих лапах, небрежно поведя плечами, чтобы стряхнуть с себя склизкую жидкость тянущейся из раны крови, он попытался рвануть к пробитой бреши в стене ограды: должен был закончить дело, убедиться в том, что те покинут лагерь и близ лежащие территории. Догнать. Сдохнуть по пути, изливаясь, но, мать вашу, довести до конца начатое. Однако с каждым последующим движением из раны просачивался очередной кровавый поток, обдавая шерсть терпко пахнущей жёлчью; мысли застревали в голове, ударяясь о своды черепа, пытаясь сгенерировать хоть какой-то пригодный выход, в отчаянии посылали отрывистые рефлекторные сигналы во все отделы скрученного судорогой тела, но ещё больше бесновались от монотонного серого отклика.

Грани стремительно менялись, сливаясь и отражаясь друг в друге, точно выделанном из хаоса; он с трудом мог их различать - слишком быстро, мимолётно, неуловимо время летело; единственное, что осталось  внутри – безразмерное чувство наполнения и нестерпимая физическая боль. Бурелом тяжело осел на локтях, прочесав брюхом поверхность под собой и в бессильном выдохе уронил голову вниз, ударившись лбом о землю. Дерьмо.  Сознание проваливаливалось в смрадное марево черновой бездны, вытягивая силы и оставляя на маленьком клочке осязаемого пространства алые пятна. Он уже бывал здесь, проживал десятки моментов, будучи на грани, пропускал через разум сотни эмоциональных оттенков, преломляя и рассеивая по закоулкам сознания, отчаянно стараясь не запутаться в этом бесконечном вихре. Только сдохнуть сейчас, здесь, на глазах у всего Сумрачного племени, хотелось меньше всего.

Отредактировано Бурелом (2018-04-13 01:51:08)

+5

415

Пронзительный писк разрезал сгустившийся воздух, ударил по струнам напряженных нервов, заставляя испуганно вздрогнуть. Озираясь, прижав уши, Молния несвязно повела плечами, будто причиной сбежавшимся на знобящий хребет мурашкам был неосторожный порыв ветра. Новорожденные котята, ей не показалось, скрывались в палатке целителя под довольное улюлюканье Тростинки и Тайги. Не ожидая от бывшей ученицы подобной подлости, бесхвостая едва ли почувствовала очередной приток раздражения, но была уверена, что чуть погодя ощутит последствия выходки трёхцветной в полной мере.

Неумолимым шквалом, Бурелом продолжал свой напор, роняя на раскисшую землю тяжелые капли алой крови. В бессилии сумрачная обернулась на целителя, сталкиваясь с тем вопрошающим взглядом.
   — Кто это был? - она была на редкость немногословна и серьезна, погребая за сердитой мордашкой весь хаос происходящего внутри - почему никто не прогнал их?

Увиденное рисовало причудливые картины на задворках разума, казалось, Молния слышала ужасающий грохот и лязг, когда серошкурый рухнул оземь. Борясь с желанием припасть к раскинутым тяжелым лапам, бесхвостая онемев созерцала рытвину в грязи, проделанную чужим могучим телом, постепенно алеющую бурыми разводами.
   — Что нужно? Влажный мох? - стараясь удержать поток беспокойной пытливости, она выглядывала из-за спины Ольхогрива, нервно скалясь, посуровев морща вздернутый носик - скажи, я принесу. Осевшая речь переплеталась с деланной невозмутимостью - последствия полного вакуума в голове, никак не располагающего к привычным безрассудным шуткам — пока он тут.. не издох. А то опять Звездошейка припрётся.. - великолепно, дурня́, потрясающе. На несколько секунд сконфузившись, Молния скользила потерянным взглядом по терновым колючкам, впутанным в серебристую шерсть

   — Мутногривый сказал, что его, - опомнившись, она зацепилась за спасительный мотив к разговору, ткнув лапкой в сторону Бурелома - эта палевая шкура послала со срочным сообщением, - бесхвостой было не в первой перекладывать ответственность на товарищей. Только сейчас, опустив глаза на лапы, перепачканные липкой влагой, она почувствовала саднящую боль в проколотых подушечках.

+5

416

Ломая кусты и создавая немереное количество шума, медвежата покидали окрестности лагеря. Едва Ольхогрив понял, что они уходят, он подошёл к небесному, в нерешительности замерев около него.
  Какой Тёмный лес исторг этого недоумка? Может Звёздное племя так наказало его за то, что он уничтожил Сумеречное племя?..
  От целителя отчетливо пахло страхом, пока он смотрел на то, как быстро рана опрокинула крепкого воителя на землю. Голос Молнии, словно пробившись через еловую подстилку достиг его ушей.
- пока он тут.. не издох.
- Неси мне паутину, - чуть дрогнувшим голосом велел палево-серый кот. Лапы его надавили на рану, чтобы хоть немного замедлить кровотечение. - Очень много паутины, - подушечками лап кот ощущал близкий пульс, слишком слабый, чтобы принадлежать взрослому коту, слишком быстрый, чтобы вообще принадлежать коту. Кровь покидала раненого Бурелома, как стая маленьких красных мышек покидала разрушенную нору. Его нельзя было переносить, пока кровотечение не приостановилось.
- Спасибо, - коротко кивнул Ольхогрив, принимая моток паутины от Молнии, и быстро меняя на него свои лапы, теперь тоже перепачканные остро пахнущей красной жидкостью. Он изо всех сил прижал паутину к ране, про себя молясь Звёздным предкам, чтобы этот злосчастный кот пожил ещё немного.
- Его судьба в лапах Звёздного племени, от меня ничего не зависит, - сухо признался целитель, когда ему показалось, что кровь немного приостановилась. - Унесем его от взглядов.. - Ольхогрив переживал, что кто-то ещё придёт к тем же умозаключениям, что и он сам, и захочет проучить кота, который навлек на их племя столько неприятностей. Он потянул Бурелома за загривок, увлекая в сторону своей палатки.
  Они вернутся. Вернутся и не одни. Медведица не оставит в лагере камня на камне. Нам всем осталось недолго...

===>>> Целительская

+5

417

Кратко подергивая помпоном хвоста, Молния оперлась на круп, приподнявшись на задних лапах, как если бы примеривалась для прыжка. Целитель проигнорировал ее вопросы; переполненная озлобляющими переживаниями, бесхвостая затруднялась ответить, действительно ли она произнесла те слова вслух. Ольхогрив выглядел отчужденным и мрачным, даже по меркам его привычной молчаливой суровости. Цепляясь за каждое движение серо-палевых лап пытливым взглядом, услышав обращение к себе, сумрачная дёрнулась, в возбужденном прыжке разворачиваясь к палатке, и, мгновением дослушав поручение, срываясь с места.

Не удостаивая растележившихся в палатке королев вниманием, едва не раздавив одного из котят, она вихрем пролетела в дальнюю часть пещеры, оставляя на каменном полу кровавые отпечатки. Трясущимися лапами вытянула из щели моток, задумавшись, подцепила когтями второй, перехватывая сухими губами. Задвигая обратно остальное слишком поторопилась, случайно раздавив какую-то жухлую ягодку, размазывая по пальцам кисловатую желеобразную жидкость.

Проветрившись в отдалении, на поляне у нее перехватило дыхание из-за резкого запаха крови, просачивающегося в разум тонкой струйкой дыма, безобидной, но, в конце концов, всегда оборачивающейся спутником гудящего пламени. Молния никогда не видела рану, породившую ее такое обилие; собственный рубец от лап рыси она благополучно проспала, но в глазах соплеменников по пробуждению отчетливо видела, некоторые даже не надеялись.

Убедившись, что Ольхогриву больше ничего не требуется, она, стиснув челюсти, старалась не смотреть на рваные края жуткого увечья, что отзывалось в животе отнюдь не бабочками. Припадая на раненую лапу, бесхвостая неторопливо обошла исполина по кругу, к превеликому облегчению не обнаружив других ранений, не считая мелких царапин впившихся шипов.
   — Помогу, - прикусив онемевшие от долго дыхания через рот губы, Молния подорвалась с места. Целитель безапелляционно сомкнул пасть на серебристом загривке; взгляд сразу же упал на пришедшее в движение предплечье. Понимая, что вряд ли поможет большим, она подскочила, прикусывая чужие пальцы и стараясь держать раненную лапу параллельно рассекающему слякоть телу. Шея тут же заныла, но бесхвостая лишь упрямо задирала мордочку, то и дело заглядывая в глаза лекарю.

▼ палатка целителя 

+3

418

Терновая ограда в двух лисьих хвостах от него рухнула, примятая здоровыми медвежьими лапами. Коршун благоразумно бросился в сторону, чтобы не быть растоптанным или зажатым между двух медвежьих тел. Все почти получилось. Почти. Если бы внезапно, как наказание из Темного леса, не возник какой-то придурок с мышиными мозгами по запаху определяющий свою принадлежность к Небесному племени. Короткий вскрик который должен был бы остановить этого кретина, не возымел не малейшего эффекта - великовозрастный болван бросился на одного из медвежат за что немедленно поплатился, оправдав худшие опасения Коршуна насчет этих зверей. Молодой воин пострадал значительно меньше лишь потому что все происходящее было для детенышей просто игрой. Теперь игры кончились. И уже ничего не исправить. Коршун прислушался затаив дыхание, но все стало тихо когда медвежата скрылись в сосновом бору. Правда он не был уверен, что это затишье продлится долго.
"Мышиные мозги" валялся на земле истекая кровью, рядом с ним уже суетились Ольхогрив с пучком паутины и раненная Молния. Злость закипела где-то внутри Коршуна, как здоровый лесной пожар. Какого Звездоцапа принесло сюда этого Небесного недотепу? Что теперь Звездошейка будет прибывать со своими воинами всякий раз когда лесные твари прибывают на их территории? И устраивать им еще большие неприятности? У них проблем хватает и без этой пустомели! Пора бы научить их что земли племени Теней им не дом, помнится в прошлый раз он озвучил это - неуважение вламываться в чужой дом без приглашения. Может если этот подохнет его предводительница чему-то научится. Да еще и Ольхогрив возится с этим! Между прочим тут Молнии нужна помощь, и самому Коршуну. Судьба Небесного кота не волновала его ни в коей мере.
  — Кто это был? Почему никто не прогнал их? - тихо осведомилась Молния.
- Потому что, - теперь Коршун позволил своей злобе вылиться в ядовитые речи, - это были всего лишь два детеныша. И мы в отличии от Небесных тупиц сумели воспользоваться своими мозгами по назначению - понимая что если сюда придет их мамаша она нас просто передавит как блох! - пламенно-рыжий кот устало осел на землю, теперь когда напор адреналина сошел он ощущал тупую пульсирующую боль в поврежденной лапе, и понимал что не может на нее опереться. Он прекрасно понимал что Молния не виновата. Конечно она должна была привести этого придурка к Когтезвезду, что ей еще оставалось делать? Хотя признаться идея надрать ему хвост Коршуну лично казалась безмерно привлекательной. - Если он подохнет туда ему и дорога, - сердито сощурив свои горящие, как два синих огонька глаза, Коршун просто лучился ненавистью. Это помогало справится с болью. И не думать о том что может произойти. - А свое идиотское сообщение Звездошейка может засунуть себе под хвост! - "Один перевод трав... выкинуть его на границу да всего делов! У них есть свой целитель пусть и разбирается с последствиями того что их предводительница лягухоголовая. У нас есть свои раненные и вообще может это отучит Небесное племя лезть не в свое дело. Всего несколько сезонов у озера, а уже ведут себя так словно все здесь принадлежит им" - мысленно кипел озлобленный кот. И в конце концов, чем слабее соседи тем лучше для них, а потеря одного боеспособного воина определенно их ослабит. Пусть лучше Ольхогрив займется теми кому и правда нужна помощь. Кто защищал племя Теней. Коршун мрачно, на трех лапах, едва не теряя равновесия поплелся в хвосте маленькой процессии в палатку целителя.

Отредактировано Коршун (2018-04-13 17:16:02)

+6

419

Продолжалась вакханалия с медведями. Когтезвёзд чувствовал, что нервы его на пределе, так как в любой момент могла ворваться их большая мамаша, или эти звереныши могли разнести здесь всё к Звездоцаповой матери.
- Когтезвёзд, — к нему подскочила Нежнолапка.
Очень мило, наверное, видеть предводителя, который скачет по поляне, как полоумный, всего из себя изображая игривого котёнка. Полосатый повернулся в сторону ученицы, которую, кажется, совсем не смущало происходившее здесь.
- Я знаю, в данный момент у тебя другое дела, но на границе был Бурелом и... - кошка глянула на медведей, - Он хочет поговорить об одиночках. Уже идёт сюда.
— Звездоцап бы его побрал, — рявкнул Когтезвёзд, негодующе поднимая шерсть дыбом.
Опять эти Небесные. Ну, хоть не завалились на поляну всей толпой без спроса, а предупредили. Хотя это обстоятельство ничуть не уменьшало гнев исполина. Прошлый раз они завалились сюда, когда наш отряд с трудом передвигал лапами после поражения от рыси, а затем любезно предложили свою помощь. Теперь сюда они придут опять как раз в тот момент, когда по нашей поляне скачут очередные хищники. Тоже помощь предложить собираются? Может они сами их сюда заманивают, чтобы потом выглядеть благородно? У кота зачесались когти.
— Понял. Встречу этого Небесного достойно, — ответил предводитель, чувствуя, как его голос срывается от гнева. Ещё чуть-чуть и ядом начнёт плеваться.
- Я могу вывести их из лагеря. Я белая, пушистая и красивая, вдруг их заинтересует?
- Даже не вздумай!Хочешь чтобы твою пушистую красивую шубу с тебя спустили? — внезапно рявкнул Коршун.
— Здесь я отдаю приказы, — затрясся от злобы Когтезвёзд и обернулся к Нежнолапке: — Пробуй вместе с нами отвлечь их вывести отсюда. Без лишних движений.
В прочем, предводитель оценил рвение Коршуна защищать племя. Я запомню это. Он подает хорошие надежды.
Кот повернул морду и увидел, как Тростинка с котятами благополучно перебралась в целительскую. Детская была разрушена, а ограда лагеря тоже немного перекошена. Столько дел предстоит сделать, чтобы всё это восстановить. И тут произошла кошка. Хуже всего — рожающая кошка прямо посреди поляны рядом с медведями.
— помогите, — прошептала разродившаяся Тайга.
К счастью, королеву с котятами быстро прибрали к лапам, поэтому её жизнь была вне опасности. Но нашла же время и место!
И тут в лагерь ворвался Небесный кот, который начал рычать на медведя. У Когтезвёзда сердце в пятки ушло. Зачем?! Завязалась небольшая потасовка, которая, разумеется, закончилась проигрышем Бурелома. Кровь всё-таки пролилась на поляне.
- Почему никто не прогнал их? — спросила, прибывшая с небесным котом, Молния.
— Ты думаешь, мы тут ради собственного удовольствия скакали да прыгали возле этих медведей? — сорвался на сестру Когтезвёзд и стал недовольно бить хвостом из стороны в сторону. Глаза метали молнии. — Если этот Небесный сдохнет прямо здесь, то это будет его вина. И его вина будет в том, что из-за этого опрометчивого поступка, он мог навлечь гнев мамаши этих гадёнышей. Когда наш лагерь растопчет пара огромных лап и от племени Теней не останется и следа, все будут знать, кого можно будет за это поблагодарить, — сплюнул предводитель. Давно он так не злился. Да и на сестру в первый раз сорвался. Нервы итак были на пределе.
Послание от Звездошейки! Наверное, оно заключалось в том, что их племя будет постоянно вмешиваться в наши дела? Кот отвернулся и стал оценивать ущерб, нанесенный лагерю.
— В первую очередь надо восстановить детскую и часть ограды, которая пострадала. А ещё проверить, что эти звери покинули наши угодья, — уже почти со спокойным тоном начал раздавать распоряжения предводитель, краем глаза следя за обстановкой в палатке целителя. Туда он идти не собирался. Там и так полным полно народу.
Кто-то из соплеменников вызвался в патруль, который пройдет по следу медведей и убедится, что они пока вне опасности. Сам кот подошел к разрушенным веткам и стал отбирать, какие из них подойдут для восстановления. Набрать новых тоже бы не помешало. А вообще, восстанавливать и чинить палатки дело оруженосцев.
— Где носит этого Ястребиного и Подлёдную, — зашипел Когтезвёзд.

офф: если кто-то из желающих хочет прошастать территорию или помочь в восстановлении детской и ограды лагеря, то присоединяйтесь

+5

420

После отсутствия
«Опять?.. Куда!?» - раздалось в мыслях кота с откровенными не нотками, а огромными нотыщими бессилия и отчаяния. Нетопырь неподдельно завидовал королевам в том, что их котята не имели права надолго выбираться из детской и пока ещё не имели достаточно наглости противиться этому заведённому племенем порядку. А что до Молнии - даже черти не удержат её в какой-либо одной ограниченной зоне.
Нетоырь чувствовал себя олухом. Ну, в обзщем-то, да, в этом была виновата не только Молния, но и его собственная повадка пропадать куда-то в лесные относительные дали без особого повода и предупреждения. Вестимо, только куцехвостая и преданность племени вынуждали его возвращатсья назад к лагерю, но едва ли было реальным объяснить зеленоглазой, каких усилий ему это стоит. Живя уже много десятков лун в племени один после трагедии своих родителей, каждый день Нетопырь превозмогал невроз и теорию всеобщего заговора, которая не давала ему спокойно вздохнуть. Нет, он уже давно смирился с утратой родителей, и это слабо его трогало. Теперь его беспокоило, что племя обязательно обидит Молнию. Которую он стабильно сам же оставлял одну...
Сейчас бесховстая егоза уже точила когти на кого-то извне. Впрочем, как и каждый чёртов раз, Нетопырь пропускал совершенно всё веселье. Черношкурый кот с поникшей от бессилия морды подошёл ко своей бесхвостой сбоку.
«- Я тебе своё кошачье слово даю.., - буркнул кот, тыкаясь подруге носом в бок ещё, вероятно, до того, как она вообще могла бы разглядеть в шуме его морду рядом, - Обеспечу тебе луны в детской безвылазно, если не возьмёшь своё желание быть в первых рядах во всех заварухах в свои милые лапки. Хоть и голос голубоглазого, как и всегда, не нёс в себе ничего особого добродушного, под конец слов Нетопырь не смог тихо не уркнуть - скучал.» - представлял кот их встречу, поспешно двигаясь в самый центр племени. Конечно, такой простой и милой встречи не состоялось бы, ведь к лагерю каким-то боком прорвались медвежата: именно по этому поводу воитель и спешил домой, впрочем, да... Всё самое интересное опять мимо.
Перед глазами засеменил Когтезвёзд: кажется, в очередной раз он бубнил что-то про достоинство и ясмогу, на что Нетопырь только учтиво отвернулся, не позволив себе фыркнуть в такой от него близи, но взглядом своим сполна изображая всё, что думал на этот счёт. Небесные снова шли сюда - кажется, соскучились.
- Пойду проверю, - букрнул воитель, краем глаза всё-таки успевший заметить, что Молния ушмыгнула с Ольхогривом и ещё кем-то в целительскую. Самому ему было б куда приятнее размять лапы, надеясь, что кто-то ещё с хорошим ударом всё-таки решит отправиться по медвежьи души с ним.
В хвойный лес

Отредактировано Нетопырь (2018-04-30 12:15:50)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » главная поляна